Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
01.08.2021  
Ретроспектива

22.12.2020
Сердце Туркменбаши остановилось — началась борьба за власть

Гундогар

Временно исполняющим обязанности президента Туркменистана в нарушение Конституции назначен вице-премьер, министр здравоохранения Курбанкули Бердымухаммедов.

В рубрике «Ретроспектива» собраны материалы, выходившие на сайте «Гундогар» в разные годы. Читателю предоставится возможность вспомнить, а кому-то, может быть, и узнать впервые, что происходило в стране и вокруг нее 5, 10, 15 лет назад, узнать больше о людях, которые трудились и жертвовали собой ради будущего, и задуматься над тем, с чего начиналась история независимого постсоветского Туркменистана, как она развивалась, и хорошо ли мы усвоили уроки этой истории.

21 декабря 2006 года в 05:25 мск на сайте «Гундогар»  появилось сообщение: «По информации, полученной нами от собственных источников в Ашхабаде, Сапармурад Ниязов скоропостижно скончался в ночь с 20 на 21 декабря. Очевидцы рассказывают, что в столице Туркменистана начата подготовка к церемонии похорон диктатора. В городе приспущены государственные флаги, портреты Ниязова повсеместно украшают траурными лентами».

Немецкий кардиолог Ганс Майснер узнал о смерти своего высокопоставленного пациента от корреспондента газеты «Московский комсомолец»:

«Звонок МК разбудил доктора Ганса Майснера в четверг утром. Так уж получилось, что известный немецкий кардиохирург, сделавший Ниязову операцию на сердце в 1997 году, узнал о смерти своего пациента от нас.

— Вы только не волнуйтесь. Это не шутка: утром туркменское телевидение сообщило, что Ниязов скончался от сердечного приступа…

— Впервые слышу. Мы приезжали в Ашхабад для осмотра Ниязова пару недель назад, провели тщательную диагностику и сделали заключение, что он в полном порядке. Но знаете, когда у человека больное сердце, инфаркт может случиться в любой момент. Операция на сердце не предотвращает инфаркт полностью…

— Как часто вы осматривали Ниязова после операции?

— В Ашхабаде у него был личный врач, который постоянно следил за его состоянием здоровья…»

Уже к вечеру того же дня официальный образ Ниязова начал стремительно терять свою прежнюю антуражность. Утром о нем вспоминали как о «великом человеке» и клялись в «вечной преданности указаниям» усопшего. К вечеру язык официальных сообщений туркменских властей обнажил первые трещины в безграничном культе личности Туркменбаши.

Еще утром официальные тексты наделяли Ниязова «божественным даром предвидения и умением определять истинные приоритеты», указывая на «его незаурядные способности в искусстве быть во главе нации, талант дипломата, мудрого и гуманного человека». К вечеру Ниязов оказался наделенным лишь «политической волей, мудростью и дальновидностью», а «вечная преданность» народа сменилась «подлинной любовью и уважением» и «всецелой поддержкой его политики».

Даже значение книги Ниязова «Рухнама» уменьшилось до «плода глубочайших философских раздумий лидера нации о судьбах родного народа», тогда как еще утром «Рухнаму» характеризовали как «научный, исторический, философский, литературный трактат, рожденный щедрым сердцем Сапармурада Ниязова и открывший туркмен миру».

Временно исполняющим обязанности президента Туркменистана в нарушение Конституции был назначен вице-премьер, министр здравоохранения Курбанкули Бердымухаммедов. Он же возглавил комиссию по организации похорон.

«Диктатора еще не похоронили, а его преемники уже начали нарушать Конституцию. Если так пойдет дальше, мир скоро получит нового нелегитимного президента Туркменистана», — прокомментировал ситуацию главный редактор сайта «Гундогар» Байрам Шихмурадов.

О реакции независимых СМИ на неожиданную кончину Туркменбаши и еще более неожиданные события, последовавшие в первые же часы после нее, можно судить по статье Аркадия Дубнова, опубликованной 22 декабря 2006 года газетой «Время новостей», которую мы предлагаем сегодня нашим читателям.

-------------------------------

«Я знаю, что будет после моей смерти»

Пожизненный президентский срок Сапармурада Ниязова закончился. Человек, который называл себя «отцом всех туркмен» и присвоил себе имя «Туркменбаши Великий», скончался в 1 час 10 минут ночи 21 декабря по причине внезапной остановки сердца. Так, во всяком случае, говорится в официальном сообщении туркменских властей.

Как нередко бывает в таких случаях, возникли слухи, и в первую очередь в самой Туркмении (об этом «Времени новостей» сообщили информированные источники из Ашхабада), что Ниязова отравили и что его кончина наступила несколькими днями раньше. Но поскольку истинную причину и дату его смерти установить сейчас никто не возьмется, то придется доверять официальному туркменскому коммюнике. Впрочем, если вспомнить заверения профессора Мейснера, делавшего Ниязову в Германии операцию на сердце еще в 1997 году, и немецких кардиохирургов, которые регулярно обследовали своего высокого пациента (последний раз это было несколько недель назад), что «все жизненно важные органы президента Туркмении функционируют нормально», а сам он «находится в превосходной физической форме», то доверять уже и вовсе некому.

Временно исполняющим обязанности главы Туркмении назначен вице-премьер, министр здравоохранения Курбанкули Бердымухаммедов, возглавивший комиссию по организации похорон Ниязова. В конституции Туркмении между тем отмечается, что «лицо, исполняющее обязанности президента Туркмении, не может баллотироваться кандидатом в президенты». Однако полагать, что те, кто сегодня собирается делить «наследство» Туркменбаши, станут ориентироваться в своих действиях на основной закон страны, было бы несколько наивно. Это подтверждается сообщениями, поступившими вчера из Ашхабада спустя несколько часов после того, как страна «осиротела»: арестован спикер туркменского меджлиса (парламента) Овезгельды Атаев, которому согласно конституции должны были перейти полномочия президента после его смерти. Генеральная прокуратура Туркмении вчера возбудила в отношении Атаева уголовное дело. Но какие обвинения ему предъявлены, неизвестно.

Все это говорит, что борьба за власть в туркменской верхушке уже началась. И ее результаты сейчас предсказать трудно. В окружении Ниязова уже давно не осталось людей, которых можно было бы назвать его возможными преемниками. Более того, если такие имена и появлялись, как, к примеру, многолетний соратник Ниязова, вице-премьер Реджеп Сапаров, замещавший иногда вождя на саммитах СНГ, то эти люди были обречены… Сапаров уже пару лет назад был арестован и приговорен к 20 годам тюрьмы. Единственный человек, которому в течение последних лет удалось сохранить свое место рядом с Ниязовым, — начальник его охраны Акмурад Реджепов*. Утверждают, что именно он стоял за громкими и скандальными разоблачениями руководителей силовых структур страны, получившими в результате многолетние тюремные сроки. Последним таким случаем стало свержение с туркменского олимпа еще недавно, казалось, всесильной Курбанбиби Атаджановой, генпрокурора республики. Она прославилась своими усилиями по разоблачению «заговора» с целью покушения на Ниязова, упрежденного туркменскими спецслужбами 25 ноября 2002 года.

Сотни людей были арестованы и посажены в тюрьму на многие годы по обвинению в причастности к этому заговору. О большинстве из них с тех пор абсолютно ничего не известно, включая и то, живы они или нет. Это относится и к самому известному среди них — бывшему вице-премьеру и министру иностранных дел Туркмении Борису Шихмурадову, который был приговорен к пожизненному заключению. Несмотря на то что Шихмурадов является российским гражданином, туркменский диктатор не разрешил никому из российских официальных представителей, не говоря уж о родственниках, врачах и адвокатах, узнать что-либо о судьбе экс-министра…

Представляется логичным, что наследовать Ниязову реально сможет тот туркменский политик, который получит право распоряжаться финансовыми авуарами туркменского вождя. Еще в конце 90-х годов Ниязов официально заявлял, что они составляют 3 млрд долл. и хранятся в западных банках, в первую очередь в германских. Некоторые наблюдатели считают, что такое право скорее всего доступно сыну диктатора Мураду Ниязову. Но даже если это так, то предположить, что Ниязов-младший, некогда процветающий бизнесмен, еще недавно проживавший в Австрии, может претендовать на кресло своего отца, практически невозможно. Известно, что покойный вождь не приближал к себе сына и не особенно доверял ему. И тем не менее, поскольку речь идет о типичной восточной деспотии, то абсолютно исключать в Туркмении фамильное престолонаследие было бы опрометчиво…

Может ли претендовать на власть в нынешних условиях туркменская оппозиция, зависит от того, насколько ее лидерам, проживающим ныне в эмиграции, удастся консолидироваться и заявить о своих претензиях с единых позиций. Внутри же самой Туркмении представить сегодня какую-либо легальную оппозиционную деятельность невозможно, эта часть общественной жизни уже давно Ниязовым была искоренена наряду, например, с балетом, который был вычеркнут в качестве одного из известных миру искусств. «Все это не в традициях туркмен», — говорил вождь.

Похороны Ниязова состоятся 24 декабря. Начнутся они утром во Дворце Туркменбаши в Ашхабаде, а затем похоронный кортеж направится в Кипчак. Там, рядом с «мечетью духовности Туркменбаши» находится семейный мавзолей Ниязовых, в котором, как сообщает туркменский официоз, «высокочтимый президент найдет успокоение среди своих самых родных и близких людей».

Вчера вечером и.о. президента Туркмении Курбанкули Бердымухаммедов выступил по национальному телевидению. Он заверил соотечественников, что «Туркменистан продолжит политику Туркменбаши, а туркменский народ всегда будет верен заветам, наказам и наставлениям своего вождя и доведет начатые им дела».

Между тем автору этих строк пришлось однажды услышать мнение самого Ниязова о том, что будет после его смерти. Оно отличалось от сказанного выше. В апреле 1998 года мне довелось освещать визит Ниязова в США. Однажды в Нью-Йорке во время частной встречи с лидерами еврейских организаций Америки Ниязов вдруг сам, по своей инициативе, упреждая возможные вопросы, заговорил о «культе какой-то личности, насаждаемом в Туркмении». «Вы помните, — делился в узком кругу собеседников Ниязов, — был такой у нас Ильич [Леонид Ильич Брежнев] в Советском Союзе и его культ в течение 70 лет. И где теперь этот Ильич и его культ?! А я всего семь лет президент. Я же знаю, что будет после моей смерти, памятники мои разрушат, портреты на деньгах уничтожат, но поймите — сегодня моему народу нужны символы, которыми он может гордиться».

Любопытно, что вчера днем, спустя несколько часов после первых сообщений о кончине вождя, надежный источник «Времени новостей» из Ашхабада с изумлением констатировал, что видел на улицах туркменской столицы смеющихся от счастья людей. В стране официально объявлен семидневный траур.

Тот же источник сообщил, что вчера вечером в Ашхабаде был введен комендантский час и все дороги в столицу были перекрыты вооруженными нарядами. Закрыта также туркмено-узбекская граница. Характерно, что власти Узбекистана к вчерашнему вечеру ничего официально не сообщали о происходящем в соседней Туркмении. Сообщается, что в состояние повышенной боевой готовности приведены вооруженные силы граничащего с Туркменией Казахстана.

Объявлено, что на похороны Ниязова прибудут президент Украины Виктор Ющенко и премьер-министр России Михаил Фрадков. В Ашхабад по поручению спикера Госдумы Бориса Грызлова собирается прибыть и группа российских депутатов. Ожидается также приезд главы «Газпрома» Алексея Миллера.

Председатель комитета по делам СНГ и связи с соотечественниками Андрей Кокошин заявил о своем «негативном отношении к возможными попыткам других стран повлиять на политические процессы в Туркмении после смерти Ниязова». «На данном этапе это будет контрпродуктивным», — добавил Кокошин. При этом парламентарий, курирующий в Думе отношения с соотечественниками, ничего не сказал, что намерены предпринять его коллеги для улучшения участи десятков тысяч россиян, проживающих в Туркмении. Видимо, объяснение столь деликатному умолчанию следует искать в другой сказанной депутатом фразе: «Мы будем очень внимательно следить за поведением других стран в сложившейся ситуации, учитывая значительные запасы газа в Туркмении…».

-----------------------------------

*Акмурад Реджепов (род. 3 мая 1949 г.), начальник Службы охраны Президента Туркменистана, генерал-лейтенант. В мае 2007 года уволен «в связи с переходом на другую работу», арестован. В июле 2007 года осужден и приговорен к 17 годам лишения свободы. Скончался в августе 2017 г. в тюрьме Овадан-депе.

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью