Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
13.05.2021  
Заграница

26.03.2021
Таджикский феномен

«Фергана»

Почему никто не верит в то, что самая бедная страна Центральной Азии победит коронавирус?

К 30-летию независимости в Душанбе будет возведена огромная пирамида с башней высотой в 121 м, а вокруг нее раскинется сквер. Старожилы окрестили его «садом слез», которых они немало пролили, теряя свои уютные дома...

В первые месяцы нового года, все страны, как правило, подводят экономические, социальные и политические итоги года прошедшего. Итоги эти оказались неутешительными во многих государствах мира. Но только не в Таджикистане, который на фоне государств, подсчитывающих убытки, смело демонстрирует благополучие во всех областях. Главы министерств и ведомств один за другим выдают только позитивную информацию: коронавирус побежден, благосостояние граждан растет. Так ли это на самом деле, разбирался корреспондент «Ферганы».

Таджикистан живет без COVID-19

Если верить данным Минздрава о заразившихся COVID-19, то в Таджикистане в прошлом году было инфицировано всего 13,3 тыс. человек (0.1 процента населения), из которых выздоровело 99,3 процента; умерло всего 90 больных (0,7 процента заразившихся). С начала 2021 года новых случаев коронавирусной инфекции не зарегистрировано. То есть, страна, в отличие от многих других на планете, за восемь месяцев полностью искоренила болезнь.

На это Таджикистану хватило 150 млн долларов, направленных на закупку лекарств и медоборудования, поддержку медработников, разворачивание 30 госпиталей и медучреждений на 13 тысяч коек (данный показатель составляет в стране около 137 на 100 тыс. населения, что намного ниже, чем в других странах СНГ — около 700 коек на 100 тыс. человек).

Однако СМИ и население высказывают недоверие официальной статистике, ведь здравоохранение Таджикистана весьма скупо финансируется казной (всего около 2 процентов госбюджета), и, соответственно, имеет весьма ограниченные профилактические, лечебные и ресурсные возможности.

Поэтому еще в прошлом году общественность и независимые СМИ активно выступали против массовых мероприятий по случаю Навруза и других праздников, а также настаивали на введении всеобщего карантина. Однако Навруз, как и в этом году, был широко отмечен по всей стране. Правда, уже в апреле на три месяца закрыли крупные рынки и продбазары, торговые центры, рестораны и мечети, детсады и школы; вузы не закрывались, так же, как и государственные учреждения.

Всеобщий карантин не вводился; к июлю ограничения ослабили, после чего открылись торговые и развлекательные центры. Дольше всего запрет действовал на посещение мечетей, число которых в стране превышает 4 тысячи, и которые активно посещаются большей частью взрослого мужского населения (женщинам вход запрещен). Мечети были закрыты на протяжении девяти месяцев и открылись лишь в начале февраля.

Рост ВВП — достаточный

Экономика почти всех стран понесла ущерб от закрытия или приостановки деятельности предприятий. В соседнем Кыргызстане кризис был настолько серьезным, что производство упало на 8,6 процента и ВВП ушел в минус; в Узбекистане рост составил всего 1,6 процента, а в Таджикистане — 4,5 процента, хоть и не достиг намеченных 8 процентов.

Министр промышленности и новых технологий РТ Шерали Кабир утверждал, что в «ковидном» году объем промпроизводства вырос на 10 процентов. «Впервые за тридцать лет страна достигла благоприятного соотношения импорта и экспорта; последний вырос на 5 процентов, и в целом составил 31 процент», — сказал он.

Кабир объяснил это увеличением объема экспорта полезных ископаемых, цемента, продаж запасов золота и серебра, а также продуктов питания. Министр при этом подчеркнул, что продажи золота и серебра были совершены во время роста цен на драгоценные металлы на мировых биржах.

Первые два месяца текущего года (январь и февраль), также оказались для Таджикистана весьма удачными: согласно статданным, экспорт вырос еще на целых 17,3 процента и достиг 48,3 процента, почти сравнявшись с импортом, упавшим до 51,7 процента.

Минфин также сообщил, что госбюджет в 2020 году перевыполнили по доходам на 1 процент. При этом недобор шести видов налогов был компенсирован прибылью от внешней торговли и операций.

Между тем, в сельском хозяйстве страны, в связи с внезапными апрельскими холодами, погубившими большую часть фруктов и ранние посевы овощей, был неурожай.

Мигранты…

Независимые СМИ, как внутри Таджикистана, так и за рубежом, с началом пандемии и закрытием международного авиасообщения регулярно писали о проблемах многих тысяч мигрантов, которые не смогли выехать в Россию, и чьи семьи лишились дохода. Люди были готовы оплатить втрое возросшие цены на авиабилеты (со 140 до 500 долларов), занять недостающие деньги в долг, только бы покинуть страну. Но удалось это лишь имеющим двойное гражданство РТ и РФ или вид на жительство в России, и их близким родственникам.

Большая часть мигрантов была вынуждена остаться и искать любой способ заработка на родине. По данным министра труда, миграции и занятости РТ Ширин Амонзода, из Таджикистана в трудовую миграцию выехало 129,8 тыс. человек, или 31,5 процента от 411,3 тыс. человек годом ранее. Иначе говоря, почти 69 процентов мигрантов, желающих уехать, были вынуждены остаться дома.

Отмена авиарейсов значительно уменьшила и количество людей, вернувшихся из трудовой миграции — в Таджикистан прибыли лишь 32 процента мигрантов (90,3 тыс. против прошлогодних 280 тыс.). Вполне очевидно, что 68 процентов предпочли остаться на чужбине из-за опасения потерять работу и заработок, которые они не найдут на родине.

А дальше — многолетний разнобой в данных по миграции: Погранслужба ФСБ РФ сообщает, что из Таджикистана в Россию в 2020-м приехали 401,8 тыс. человек, т.е. в три раза больше, чем насчитала Амонзода.

В прошлые годы, по данным ФМС РФ, общее число таджикских трудовых мигрантов в России составляло около 1,2 млн; посол Таджикистана в РФ Имомудин Сатторов оценивает их в 0,7 млн, а Минтруда и миграции РТ дает цифру в 0,5 млн мигрантов.

..и безработные

СМИ Кыргызстана и Узбекистана сообщают, что уровень зарегистрированной безработицы в этих странах за прошедший год значительно вырос.

Министр Амонзода в интервью парламентской газете «Садои мардум» (Голос народа)» сообщила: «Несмотря на воздействие коронавирусной инфекции, уровень безработицы составил 2-2,2 процента, то есть, остался на том же уровне, что и до вспышки коронавируса».

Резонный вопрос, куда же делись почти 270 тыс. неуехавших мигрантов, остается открытым. Между тем, Ширин Амонзода отмечает, что «в органы по трудоустройству обратилось 10,2 тыс. человек, что на 1,3% больше, чем в 2019 году. Из них было трудоустроено 9,9 тыс.». То есть, по данным министра, ситуация с безработными практически не изменилась по сравнению с более благополучным 2019 годом.

Между тем, замминистра того же ведомства, Шахноза Нодири в интервью газете «Азия-Плюс» сообщила, что на конец 2020 года количество обратившихся в органы трудоустройства составило 136,8 тыс., из которых 72,2 тыс. человек были трудоустроены.

Данные, приведенные представителями Минтруда, расходятся более чем в 13 раз, что рождает сомнение в их достоверности.

Нодири также упомянула, что 12,8 тыс. граждан были выплачены пособия по безработице, а бюджет оказал финансовую помощь еще 3,6 тыс. безработных.

Статистика считает безработными только тех, кто официально признан таковыми органами занятости и трудоустройства, и только им будет оказываться помощь. Но добиться признания безработным в Таджикистане столь же сложно, сколь и бесполезно: трехмесячное мизерное пособие по безработице в размере 35-50 долларовне прокормит самого безработного, не говоря уже о его семье. Тем более, когда речь идет о мигрантах, привыкших к российским заработкам в 500 -700 долларов.

Большинство жителей Таджикистана убеждены, что власти так настойчиво убеждают весь мир в отсутствии коронавируса в стране, чтобы добиться возобновления авиа- и железнодорожных рейсов в Россию и как можно быстрее выпроводить мигрантов: ведь без их денег населению Таджикистана тяжело и становится сложнее день ото дня.

Рост цен и продовольственная независимость

С ограничением грузовых перевозок в Таджикистане заметно сократился ассортимент продуктов, традиционно ввозившихся из России, Казахстана и Узбекистана. Полки в магазинах частично опустели, и тут же возник перманентный рост цен на продовольственные товары, причем не только импортные, но и отечественные.

В начале марта в Таджикистане возникла «коронавирусная паника» и люди бросились на рынки скупать муку и масло, цены на которые подскочили на 30-35 процентов. Позднее ажиотаж улегся, но цены так и остались на прежнем уровне. Вслед за ними выросла стоимость местных яиц, молочных продуктов, овощей, фруктов и хлеба.

В результате, к настоящему моменту цены на разные виды продовольствия взлетели на 10-50 процентов , но официальная статистика этого не замечает.

Между тем, президент Таджикистана Эмомали Рахмон регулярно призывает население страны иметь двухгодичный запас продуктов. Недавно министр сельского хозяйства Сулаймон Зиёзода проявил «единомыслие» с Пешво (лидером нации), заявив, что в 60 из 62 сельских районах страны есть возможность на два-три года вперед запасаться рисом, пшеницей, сушеными фруктами и овощами. В городах, по его мнению, нужно запасаться консервами.

Однако рост цен и снижение объема денежных переводов мигрантов значительно снизили покупательную способность населения. Продавец мяса на душанбинском рынке «Дехкон» поделился: «Сейчас я беру меньше мяса на реализацию, потому что покупателей стало меньше. Многие люди совсем не имеют денежных сбережений; что заработают днем, тут же и потратят. Мясо им не по карману, покупают недорогие овощи и муку. Закупить продукты на два года они просто не могут».

Однако Эмомали Рахмон в своем обращении к парламенту заявил: «Результаты самоотверженного труда земледельцев и осуществленных правительством мер мы видим сегодня в изобилии продукции собственного производства. С учетом сложной ситуации в сегодняшнем мире мы и в дальнейшем должны трудиться так, чтобы быть готовыми к любым возможным проблемам, и чтобы народ не испытывал нехватку продуктов».

Между тем, эксперты считают, что пандемия обострила проблемы продовольственной безопасности Таджикистана и её зависимость от импорта продуктов. Согласно данным Минсельхоза, население не обеспечено отечественным картофелем, мукой, яйцами, фруктами, рыбой и молочными продуктами.

Таджикистан стабильно оказывается в числе последних в индексе «Глобальная продовольственная безопасность» (The Global Food Security Index) британского журнала The Economist, в рейтинге за 2019 год он был на 93-м месте среди 113 стран мира, расположившись рядом с Лаосом и Нигерией, в 2020-м — на 85-м.

Стратегическая цель властей — достойная встреча юбилея независимости

Последние годы во всех своих выступлениях Эмомали Рахмон упоминает о предстоящем 30-летнем юбилее независимости страны. «2021 год для нашего дорогого Таджикистана является особым годом, годом великого праздника — 30-летия государственной независимости. С целью достойной встречи этой священной исторической даты постановлением правительства принят план мероприятий по благоустройству и созиданию. Члены правительства, руководители ведомств и структур, закрепленных за городами и районами, председатели областей, городов, районов, поселковых и сельских джамоатов обязаны обеспечить своевременное и качественное выполнение мероприятий в соответствии с намеченным планом», — подчеркнул президент РТ в своем последнем послании.

В Душанбе к юбилею готовятся с размахом. В центре столицы, напротив резиденции президента, заранее были снесены здания медицинского и художественного колледжей, детской больницы и жилые дома. На этой территории устроен парк площадью 4 га.

Рядом с ним снесено около 300 жилых частных домов махалли Ахрори, на что было потрачено около 1 млн долларов. На их месте ведется строительство главного юбилейного комплекса «Независимость и свобода», на что уже израсходовано более 3 млн.

Но главные расходы еще впереди — усилиями китайских строителей к началу сентября будет возведена огромная пирамида с башней высотой в 121 метр. А вокруг, на площади 21 га, раскинется обширный сквер, который старожилы уже окрестили «садом слез», которых они немало пролили, теряя свои уютные дома.

С южной стороны резиденции президента, где давно снесен старинный квартал, ведется ускоренное строительство десяти резиденций для приема высокопоставленных гостей.

Украшательство города, и ранее проводившееся расточительно и необдуманно, еще более усилилось. В Душанбе производится очередная высадка бельгийских каштанов, высота которых достигает 10-12 м., и которые, как правило, засыхают в первое же знойное лето.

Сотни погибших каштанов были убраны с улиц Душанбе, но вновь, с упорством, достойным лучшего применения, столичной мэрией закуплено более 3 тыс. саженцев.

Между тем, цена одного саженца — 1,5 тыс долларов, а общая стоимость — около 4,5 млн. Для оценки этих трат скажем, что расходы госбюджета на поликлиники всей страны составили в «ковидный год» всего лишь 5 млн. Журналисты «Радио Озоди» подсчитали, что стоимость одного саженца каштана равна месячному доходу 37 таджикских пенсионеров.

Назвать все юбилейные объекты столицы, а тем паче, перечислить строящиеся в городах и поселках страны Таджикистана юбилейные объекты просто невозможно.

У власти и населения — разные задачи?

В то время, как жители регионов, не получая ночью электроэнергии, мерзнут от холода и недоедания, власти думают лишь о том, как пустить пыль в глаза мировому сообществу и представить Таджикистан богатым и процветающим государством.

Мэр столицы, сын действующего президента, Рустам Эмомали решил провести II международный форум «Навруз Душанбе — центр культурных и туристических связей, и пригласил на него представителей всех стран СНГ.

На это планируется потратить около 40 тыс долларов. Отметим, что на весь 2020 год центрам профилактической дезинфекции и санитарно-эпидемиологическим центрам было выделено вдвое меньше, около 20 тыс., т.е. недофинансирование составило почти 30 процентов.

Безденежность и реальная, а не статистическая безработица ведут росту криминогенности. Рост преступности в ушедшем году, по данным МВД РТ, составил 6,7 процента.

СМИ и население страны постоянно высказываются о том, что вместо решения социальных проблем властями тратятся огромные деньги на строительство помпезных объектов, которые никому не нужны и простаивают пустыми, однако требуют немалых средств на свое содержание. Но власти не слышат этих голосов. Ведь задача населения — выжить, а у власти — богатеть далее, и демонстрировать это всему миру.

«Фергана»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью