Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
01.08.2021  
Права человека

14.05.2016
«Не следует поощрять Туркменистан за одно лишь намерение проводить реформы»

Гундогар

«Ратификация СПС в нынешних условиях может быть истолкована как абсолютная капитуляция перед диктаторской властью, а также рискует поставить под сомнение авторитет и эффективность Европарламента в качестве позитивной силы для поощрения и защиты прав человека».

Как уже сообщалось, 3 мая в преддверие приближающегося очередного и, возможно, решающего голосования по вопросу о ратификации Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС) между ЕС и Туркменистаном в Брюсселе состоялась встреча в формате «круглого стола» с участием депутатов Европейского парламента, а также представителей ряда НПО. Встреча была организована с целью ознакомления европейских чиновников с позицией правозащитников по вопросу о соблюдению прав человека в Туркменистане и их мнением о возможности развития отношений Евросоюза с режимом Курбанкули Бердымухаммедова.

Правозащитники отмечали, что рекомендации, данные Туркменистану ранее, не были выполнены в полном объеме, несмотря на заинтересованность туркменских властей в развитии отношений с государствами Евросоюза. Тот факт, что с момента подписания Соглашения о партнерстве и сотрудничестве с Туркменистаном, которое состоялось в 1998 году, Евросоюз не упускал из внимания ситуацию в Туркменистане, о чем свидетельствовали визиты европейских чиновников различного уровня, включая специального представителя ЕС по Центральной Азии, руководителей Европейской комиссии и депутатов Европарламента. Так, спецпредставитель ЕС по ЦА Питер Буриан 10 марта нынешнего года посетил Ашхабад и провел встречу с вице-премьером, министром иностранных дел Туркменистана Рашидом Мередовым. Министр ознакомил гостя с «Национальным планом действий по правам человека на 2016-2020 годы», причем, сделал это за несколько дней до официальной презентации этого документа, состоявшейся 16 марта в Ашхабаде.

«Национальный план действий по правам человека на 2016-2020 годы» был утвержден президентом Бердымухаммедовым в январе, но до настоящего времени не стал достоянием общественности. На этот факт обратил внимание в своем выступлении в ходе «круглого стола» президент НПО «Центр развития демократии и прав человека» (Россия), один из инициаторов Международной кампании «Покажите их живыми!» Юрий Джибладзе:

«План держится в секрете. Он был подготовлен без какого-либо участия представителей гражданского общества, следовательно, не в состоянии обеспечить участие этого общества в его реализации. Тем не менее, правительство Туркменистана передало этот документ международным партнерам в ходе диалога по правам человека. Эти два факта — сокрытие содержания Национального плана от туркменского общества и передача его почти тайно международным партнерам — показывают, как на самом деле осуществляется в Туркменистане «демократизация и защита прав человека».

Такое впечатление, что государство намеренно скрывает от граждан, каким же образом собирается защищать его права в ближайшую пятилетку. Правозащитники же предполагают, что, как обычно, дело не пойдет дальше организации конференций, семинаров и «диалогов», а также, несомненно, данный план будет упомянут во всех докладах Туркменистана во все профильные комитеты ООН и другие организации как новое доказательство осуществления в Туркменитане президентской программы «Государство для человека», исключающего однако при этом, участие общественности в ее реализации.

Целый ряд новых законов, принятых с 2012 года — о политических партиях, о СМИ, об общественных объединениях, об организации и проведении собраний, по утверждению официальных лиц, свидетельствуют о «соблюдении международных стандартов в области прав человека», в реальности же — это ни что иное, как новые ограничения основных прав и свобод, своеобразная «потемкинская деревня», маскирующая имеющиеся недостатки, сказал Ю. Джибладзе. «Мы утверждаем, что обещания туркменских властей решить проблемы в области прав человека и развития демократических институтов являются не более, чем игнорирующая критику имитация и риторика, предназначенная для того, чтобы произвести впечатление на западных партнеров».

По словам правозащитника, туркменское правительство остро нуждается в помощи международного сообщества в сфере экономики и безопасности, но демонстрация «открытости» на деле служит лишь созданию фальшивого фасада, скрывающего усиливающиеся репрессии и дальнейшее укрепление личной власти президента Бердымухаммедова.

Чтобы снизить градус критики, препятствующий развитию сотрудничества с Евросоюзом, туркменские власти вынуждены были в 2015 году заявить о своей приверженности совместным действиям в области прав человека с международными организациями. Впервые за много лет туркменская делегация присутствовала на ежегодном совещании ОБСЕ по человеческому измерению. Также Туркменистан активизировал участие в диалоге по правам человека с ЕС и США, подтвердил желание выполненить ряд рекомендаций Совета ООН по правам человека, в частности, заявил о намерении ввести институт уполномоченного по правам человека (омбудсмена). «Однако все эти факты, оцененные ЕС как позитивные сдвиги и ''скромный прогресс'', не вызвали улучшений в области прав человека. Скорее наоборот, они способствовали усилению репрессивных мер в отношении гражданского общества», — сказал Ю. Джибладзе.

В 2015-16 годах представители НПО и други наблюдатели отметили два параллельных и взаимосвязанных процесса, происходящих в Туркменистане. С одной стороны, правительство значительно активизировало взаимодействие со странами Запада и международными организациями, с другой — ужесточило контроль над обществом с целью предотвращения любых внутренних угроз социальной и политической стабильности и подавления, в случае возникновения, актов гражданского неповиновения.

По нашим оценкам, сказал Ю. Джибладзе, оба процесса были вызваны резким ухудшением экономической ситуации и угрозой безопасности страны, вызванной боевыми действиями в приграничных районах Афганистана. Руководство Туркменистана боится потерять контроль над ситуацией и воспринимает эти факторы как непосредственную угрозу своей власти.

В свою очередь, директор аналитического центра «Freedom Files» Ольга Захарова, также являющаяся представителем Международной кампании «Покажите их живыми!», рассказала участникам «круглого стола», что недавно в Туркменистане по распоряжению президента Бердымухаммедова были разработаны методы, направленные на изоляцию гражданских лиц, подозреваемых в контактах с иностранными журналистами, дипломатами или представителями международных организаций. Эти методы были испытаны в конце марта в ходе антитеррористических учений, в которых, наряду с армейскими подразделениями, участвовали также сотрудники правоохранительных органов и служб безопасности. Их цель — предотвращение распространения за пределы государства любой неконтролируемой информации в случае введения чрезвычайного положения, проведения антитеррористических операций, а также в других чрезвычайных ситуациях, в том числе — во время президентских выборов. Вполне закономерно предположить, что туркменские власти сильно обеспокоены в связи с намеченными на 2017 год президентскими выборами и готовятся принять меры против реальной или воображаемой угрозы протестных акций и утечки неконтролируемой информации.

Была составлена база данных на людей, подлежащих изоляции, с адресами, номерами телефонов, фотографиями и биографическими данными. В случае чрезвычайных ситуаций в отношении этих людей будут применены следующие способы изоляции: домашний арест, содержание под стражей в течение нескольких дней и полная изоляция на неопределенное время. Все эти меры предполагается применять без вынесения судебных постановлений. Такие формы лишения свободы в системе международного права квалифицируются как произвольные задержания и внесудебные преследования.

Столкнувшись с падением мировых цен на газ и проблемами в торговых отношениях с Россией и Китаем, продолжил свое выступление Ю. Джибладзе, туркменские власти приняли стратегическое решение — искать новые пути для экспортных поставок газа, отдавая предпочтение сотрудничеству в области энергетики с европейскими странами. Европейский союз, в свою очередь, приветствует такое сотрудничество, способное уменьшить его зависимость от российского газа. Поэтому ратификация Соглашения о партнерстве и сотрудничестве с Европейским Союзом имеет большое значение для властей Туркменистана в плане перспективы участия европейских компаний в строительстве Транскаспийского газопровода, а международных финансовых учреждений — в предоставлении инвестиционных гарантий и кредитов для его финансирования. «Для туркменских властей скорейшая ратификация СПС является вопросом выживания. Природный газ — это единственный товар, продажа которого может спасти ситуацию. Страна близка к банкротству», — сказал правозащитник.

«Мы считаем необходимым, чтобы международные организации и западные правительства при разработке стратегии сотрудничества с Туркменистаном, прежде чем ратифицировать какие-либо новые соглашения, установили четкие и поддающиеся измерению контрольные показатели для оценки конкретных шагов туркменских властей в решении проблем в области прав человека, а также информировать правительство Туркменистана об этих показателях как необходимых условиях для сотрудничества», — сказал Ю. Джибладзе.

Со своей стороны, правозащитники представили депутатам свой перечень требований, предъявляемый властям Туркменистана:

 — прекратить практику насильственных исчезновений и предоставить информацию о всех заключенных, подвергнутых полной изоляции от внешнего мира, упомянутых в списке, составленном правозащитниками;

 — освободить всех заключенных, подвергнутых лишению свободы за их профессиональную, в частности, журналистскую, деятельность; отказаться от практики составления «черных списков» и обеспечить гражданам возможность свободного передвижения;

 — направить приглашения докладчикам по 12 специальным процедурам Совета по правам человека (СПЧ ООН), а также обеспечить визит в страну специального докладчика ООН по вопросу о пытках;

 — снять ораничения на деятельность независимых НПО, обеспечить им возможность работать, не опасаясь преследований, а также предоставить международным НПО возможность свободно работать в Туркменистане;

 — остановить кампанию по ликвидации частных спутниковых антенн.

«Эти требования понятны, измеримы и реалистичны. Они могут быть реализованы в течение одного года, а в некоторых случаях — в течение нескольких недель», — подчеркнул Ю. Джибладзе.

О деятельности правозащитников в рамках Международной кампании «Покажите их живыми!», имеющей целью добиться от туркменских властей получения сведений о судьбах многих десятков людей, ставших жертвами насильственных исчезновений в результате массовых репрессий в начале 2000-х годов, рассказала директор «Freedom Files» Ольга Захарова.

Насильственные исчезновения практикуются карательными органами Туркменистана при явном поощрении руководства страны, отказывющегося признавать наличие этой проблемы и продолжающего сажать людей в тюрьму по политическим мотивам. В 2014 году правозащитники составили список, содержащий имена 87 пропавших без вести политических заключенных, осужденных в 2002-2003 годах, о которых с тех пор нет никаких сведений, и направили его президенту и правительству Туркменистана с требованием предоставления информации, сказала О. Захарова. В ответ туркменские власти составили и передали представителям ЕС другой список, в который включили 49 чиновников, осужденных в годы президентства Сапармурада Ниязова по обвинению в коррупции, то есть как бы показали, что не скрывают сведения о заключенных. Только это были не те люди, которые по сей день считаются пропавшими без вести и которых туркменские власти практически похоронили заживо, лишив связи с внешним миром вот уже более 13 лет назад. Насильственные исчезновения — это изощренная пытка, равно причиняющая страдания как самим заключенным, так и членам их семей. Она сравнима с захватом заложников и является инструментом запугивания, применяемым репрессивными режимами для борьбы с инакомыслящими, отметила О. Захарова.

«Евросоюз не должен оставаться равнодушным к таким действиям туркменских властей. Надо пытаться вести диалог о судьбе каждого исчезнувшего человека, а также поддерживать сотрудничество с НПО и представителями гражданского общества для решения проблемы бесследного исчезновения людей в туркменских тюрьмах», — сказала правозащитница.

В своем выступлении О. Захарова также коснулась вопроса о «черных списках», в которые включены, по данным правозащитников, как минимум 17 тыс. граждан и который рассматривается как форма коллективного наказания для членов семей осужденных лиц, политэмигрантов, опальных чиновников или личных врагов правителя, чтобы держать их в качестве заложников и не допустить обращения в правозащитные организации.

Туркменские власти неоднократно отрицали существование «черных списков» граждан, которым запрещено покидать страну, сказала О. Захарова. Кампания «Покажите их живыми!» имеет в своем распоряжении документы, которые юридически доказывают существование этой категории граждан, и в настоящее время ведет подготовку специального доклада по данной теме.

Говоря о проблеме свободы СМИ, О. Захарова не только констатировала ее отсутствие, но и привела факты преследования журналистов вплоть до необоснованных арестов и лишения свободы, как было с сотрудниками Радио «Азатлык» — Туркменской службы Радио Свободная Европа/Радио Свобода.

Что же касается принятия новой редакции Конституции Туркменистана, то, считают правозащитники, туркменские власти, предполагая, какую волну критики она вызовет в международных кругах, планируют ее принятие на осень, уже после ожидаемой ими ратификации СПС. Поэтому правозащитники обратились к депутатам Европарламента с предложением дать правовую оценку проекта нового Основного закона Туркменистана в Венецианской комиссии Совета Европы. При этом важно, чтобы эта оценка была проведена до, а не после ратификации СПС.

«Сторонники безусловной ратификации СПС утверждают, что отсутствие такого соглашения с Туркменистаном на протяжении более 15 лет не помогло ЕС оказывать влияние на Туркменистан, чтобы достичь прогресс в области прав человека, и что настало время изменить стратегию и участвовать в активном диалоге, чему и будет содействовать ратификация СПС, и что отсрочка ратификации будет означать дальнейшую изоляцию страны и препятствовать работе правительства, — продолжил Ю. Джибладзе. — Мы не согласны с этой точкой зрения. Мы считаем, что ЕС неэффективно использует существующие возможности для принципиального диалога с Туркменистаном. Учитывая заинтересованность Туркменистана в ратификации Соглашения, ЕС в рамках диалога следует разработать ''дорожную карту'', в которую были бы внесены все ключевый показатели, и предложить помощь и сотрудничество для продвижения по этому пути. Это позволит подготовить надежную основу для ратификации СПС, так как прогресс в области прав человека будет иметь подтверждение.

Не следует поощрять Туркменистан за одно лишь намерение проводить реформы, в то время как нет подтверждения их осуществлению на практике. Ратификация СПС в нынешних условиях может быть истолкована как абсолютная капитуляция перед диктаторской властью, а также рискует поставить под сомнение авторитет и эффективность Европарламента в качестве позитивной силы для поощрения и защиты прав человека».

В связи со всем вышеизложенным правозащитники настоятельно рекомендовали депутатам Европарламента отложить ратификацию Соглашения о партнерстве и сотрудничестве Евросоюза с Туркменистаном до тех пор, пока не будут обеспечено выполнение им ключевых показателей в области прав человека, которые Евросоюз выдвигает в качестве условия для успешного и плодотворного сотрудничества.

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью