За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
23.07.2018  
Ретроспектива

11.12.2017
Недипломатическая миссия

Нургозель Байрамова

Лавры миротворца Туркменистану пожинать рано

Эта статья была опубликована на сайте «Гундогар» 25 ноября 2007 г., в пятилетнюю годовщину трагических событий. В ней также была затронута тема открытия в Ашхабаде Регионального центра ООН по превентивной дипломатии в Центральной Азии и поднимался вопрос, может ли Туркменистан, известный многочисленными фактами нарушений прав человека, выполнять роль регионального миротворца.

В рубрике «Ретроспектива» собраны материалы, выходившие на сайте «Гундогар» в разные годы. Читателю предоставится возможность вспомнить, а кому-то, может быть, и узнать впервые, что происходило в стране и вокруг нее 5, 10, 15 лет назад, узнать больше о людях, которые трудились и жертвовали собой ради будущего, и задуматься над тем, с чего начиналась история независимого постсоветского Туркменистана, как она развивалась, и хорошо ли мы усвоили уроки этой истории.

Ровно 10 лет назад, 10 декабря 2007 года в Ашхабаде состоялась официальная церемония открытия Регионального центра ООН по превентивной дипломатии в Центральной Азии. Открывая церемонию, президент Туркменистана Курбанкули Бердымухаммедов сказал: «Сегодняшнее событие имеет все объективные предпосылки стать отправной точной нового политического календаря Центральной Азии, процесса формирования принципиально новой модели взаимодействия, новой культуры взаимоотношений».

С посланием Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна выступил его заместитель по политическим вопросам Линн Паско. Он заявил, что превентивная дипломатия это не выбор, а необходимость, подчеркнув, что предотвращение конфликтов обходится дешевле, чем их тушение.

«Мы все очень хорошо знаем, что урегулирование последствий насильственного конфликта обходится слишком дорого. Бессмысленно утрачены жизни. Разрушена экономика. Разбиты надежды на развитие. Разрешение конфликтов до вспышки насилия, — одна из самых разумных инвестиций, которые мы можем сделать», — подчеркнул Линн Паско. Он также выразил надежду на то, что Центр станет ареной для углубления взаимодействия государств Центральной Азии во имя мира и стабильности в регионе, и поблагодарил президента Туркменистана за предоставление Центру прекрасного помещения.

-----------------------------------------------------------

Недипломатическая миссия

Сегодня исполняется пять лет со дня трагических событий ноября 2002 года. Целая пятилетка отделяет страну от того рокового утра, когда бронированный «мерседес» Ниязова уходил от преградивших ему путь «террористов».

На деле, правда, ни террористов, ни самого Ниязова в то утро на перекрестке проспекта Туркменбаши и улицы Яшлык не было. И вообще утро было самое обычное — но только не для тех, кто заранее спланировал, а затем осуществил то, что сегодня мы называем событиями «25 санджар». Для них это была проверка на преданность, на способность, не задумываясь, служить тому, кто дал им, как верным псам, команду «фас!»

Пять лет, шестьдесят месяцев, более 1800 дней… Чего только за эти годы ни произошло с людьми, принимавшими участие или ставшими свидетелями этих событий! Невероятно, но главные исполнители задуманной Ниязовым инсценировки сами были объявлены преступниками и понесли уголовное наказание. Возможно, сегодня общая тюремная судьба сравняла их с теми, кого пытали и мучали по их приказам, кого жаждали забросать камнями и уничтожить по их наущению: в конце концов, и те, и другие стали жертвами чудовищной мистификации. Возможно, они пожалели о том, что творили, оправдываясь, что всего-навсего выполняли приказ — извечная отговорка соучастников преступлений. Однако в том, что и эти люди понесли наказание, тем не менее тоже заложена несправедливость. Судить и наказывать их надо было за нарушения закона, которые совершили они тогда, в конце 2002 — начале 2003 года, когда приказывали применять к осужденным меры физического и морального насилия, вынуждая их оговаривать себя и своих товарищей, когда закрывали глаза на нарушения, допускаемые в ходе так называемого «следствия» и в дальнейшем, когда поместили осужденных в условия, при которых человеческая жизнь не стоит и ломаного гроша.

Если бы среди членов небезызвестной Комиссии по рассмотрению обращений граждан по деятельности правоохранительных органов при президенте Туркменистана нашелся действительно честный, независимый человек, ему не составило бы труда сделать вывод о том, какими методами добывались «факты», на основании которых сотни людей были брошены за решетку. Ведь лживость доклада генпрокурора Атаджановой становится очевидной на первой же странице: «В настоящее время нет сомнений в том, что террористический акт возглавили и приняли в нем непосредственное участие Шихмурадов, Ханамов, Оразов, Джумаев и Иклымов». И неважно, что, как минимум, трое из этих пяти 25 ноября 2002 года находились — каждый сам по себе — в тысячах километров от Ашхабада.

Или нет на самом деле никакой комиссии, а письма с жалобами направляются в те организации и тем чиновникам, на которых и жалуются граждане? Снова мистификация?

Не верится, что никто из родственников заключенных по делу «25 санджар» не обращался в эту комиссию или к тому, кто инициировал ее создание своим указом — президенту Бердымухаммедову? Однако, как оказалось, он и знать ничего об этом не знает, и заниматься ему этим некогда. Международные дела не позволяют. Верит, правда, что заключенные живы, да вот убедиться в этом самому все недосуг: то визиты ответственные, то гости зарубежные, то праздники бесконечные… А вы этому верите?

Сегодня все заняты подготовкой ко Дню нейтралитета и открытию Регионального центра ООН по превентивной дипломатии. А что такое эта «превентивность», для чего нужен Центр? Простым людям абсолютно безразлично: что ниязовский нейтралитет, что бердымухаммедовская превентивность! Примет глава государства очередные невыполнимые обязательства, покажет высоким гостям Музей ковра, ахалтекинских скакунов и усыпальницу предшественника, помашет рукой: «Хош!» — и отбудет на очередную презентацию национальной курортной зоны «Аваза».

Однако было время, когда Ашхабад уже выступал в роли миротворца, организуя встречи враждующих афганских группировок — «талибов» и «северян» — и проводя раунды межтаджикских переговоров. Некоторым даже показалось: вот она, новая Женева! Вполне вероятно, что памятуя об этом, ООН и решилась доверить Туркменистану функции координатора в деле предупреждения международных конфликтов.

Высокопоставленный ооновский чиновник, заместитель директора управления Азиатского и Тихоокеанского региона Департамента по политическим вопросам Секретариата ООН Владимир Горяев во время своего последнего визита к Бердымухаммедову заявил, что Туркменистан, «благодаря взвешенной внутренней и внешней политике и поступательно реализуемой практике нейтралитета, играет ключевую роль в регионе», а также выступает «позитивным фактором стабильности в Центральной Азии и во всем мире».

Возможно, он и прав, давая хвалебную оценку международной деятельности нового туркменского президента. Но вот что касается внутренней жизни — г-н Горяев явно преувеличил. Трудно представить, что ему не известно содержание многочисленных докладов и резолюций международных правозащитных организаций, ОБСЕ и «родной» ООН по туркменскому вопросу. Его, как минимум, должен был насторожить тот факт, что организатор и участник проходивших под эгидой ООН межафганских и межтаджикских переговоров — бывший министр иностранных дел Борис Шихмурадов осужден и отбывает пожизненное заключение «без права переписки». Вместе с ним — целый ряд людей, много сделавших в свое время для того, чтобы поднять авторитет Туркменистана на международной арене.

Как известно, разбираться в чужих конфликтах и мирить соседей гораздо легче, чем поддерживать мир в своем собственном доме. Тоталитарное государство, которое подавляет инакомыслие и не идет на компромисс с оппозицией, не может выступать в качестве государства, принимающего на своей территории враждующие стороны.

Вызывает недоумение та поспешность, с которой шла работа по утверждению кандидатуры Туркменистана на роль регионального миротворца. Торопился тогда еще здравствующий Ниязов, торопились ооновцы. Немалую роль сыграла Her Excellence Аксолтан Атаева. Не зря же ее стаж работы в качестве главы миссии Туркменистана в ООН — без малого 13 лет (!) — сравним только со стажем работы послов Габона, Гайаны и Джибути. [В настоящее время постоянный представитель Туркменистана при ООН А. Атаева имеет самый продолжительный стаж работы в этой организации — без малого 23 года! — прим. «Гундогара»].

Немаловажной причиной считалось то, что по словам Генсека Пан Ги Муна, «проект требует минимальных издержек», а туркменская сторона обещала как можно быстрее подготовить всю инфраструктуру. И вновь, как и с незабвенным нейтралитетом, в деле превентивной дипломатии Туркменистан вызвался быть первопроходцем. «Создаваемая в Ашхабаде новая структура ООН на сегодня не имеет аналогов в мире. Со стороны Организации Объединенных Наций — это первый подобный опыт. Региональному центру по превентивной дипломатии в Ашхабаде предстоит заниматься широким спектром вопросов и проблем, в частности, осуществлять мониторинг и анализ ситуации в Центральноазиатском регионе, предоставлять соответствующую информацию Генеральному секретарю ООН, координировать обмен информацией», — разъясняют туркменские СМИ.

По-просту говоря, никто толком не знает, что и как делать, но уже известно, кому пожинать лавры: «Вопрос о создании этого Центра начал обретать свои реальные очертания с начала нынешнего [2007] года, когда мир ощутил целеустремленность и динамизм туркменского лидера, гармонично сочетающиеся с его открытостью и прагматизмом».

Цели, надо полагать, благородные. Однако упущен один очень важный момент. Превентивная дипломатия используется также для предупреждения шагов, могущих вызвать политическую и социальную напряженность, в том числе и в области нарушения прав человека. Среди них отказ в свободе слова, праве на справедливый суд, дискриминация на этнической, языковой и религиозной почве или по политическим убеждениям. Будет ли ашхабадский Центр заниматься этими вопросами?

Дав «добро» на размещение Регионального центра в Туркменистане, ООН вряд ли сможет гарантировать его сотрудникам условия для выполнения их профессиональных обязанностей. Страна уже избавилась от самого диктатора, но продолжает жить по его законам. Обязательства по соблюдению прав человека остаются лишь на бумаге. К тому же известно, какими методами расправляются в Туркменистане с теми, кто пытается разрушить миф о его внутреннем совершенстве. Но если мониторить, так мониторить весь регион, не делая исключение и для «гостеприимных хозяев». Доверие мирового сообщества надо заслужить, и дорогие подношения высоким гостям в данном случае в зачет не идут.

Есть мнение, что новое подразделение ООН — региональный Центр превентивной дпломатии — поможет Туркменистану преодолеть последствия ниязовского режима, разрушить образ государства-изгоя, развить гражданское общества и обеспечить главенство закона. Пока власти в лице президента Бердымухаммедова не выразили желания на практике осуществлять демократизацию. Сохраняются старые методы руководства, остаются закрытыми камеры политзаключенных. И в этом случае полезно было бы напомнить старую истину: «Если хочешь изменить мир к лучшему, начни с себя!»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью