Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
21.02.2019  
Физкультура и спорт

11.02.2019
«Мы возведем монумент, которым будет любоваться весь мир»

Владимир Карахан

На фото: Махты Маккаев (слева) и его подопечный Дмитрий Лапиков, дважды пойманный на допинге

У Туркменистана новый главный тренер по тяжелой атлетике — Заслуженный тренер России, депутат Парламента Кабардино-Балкарской Республики от партии «Единая Россия» Махты Маккаев. В России он тренировал допингистов...

Прежний наставник — турецкий специалист Джафер Топчу, уволился сразу по окончании прошлогоднего Чемпионата мира в Ашхабаде. Вероятной причиной расставания с тренером могла стать оценка выступлений туркменских штангистов на том самом чемпионате.

По итогам чемпионата президент Туркменистана Курбанкули Бердымухаммедов остался крайне недоволен. «Необходимо усилить тренерскую работу и пересмотреть подходы к подготовке кадров в отрасли. У наших атлетов есть все условия для того, чтобы добиваться ярких побед на международной арене», — сказал он на одном из правительственных совещаний, что не сулило всем причастным ничего хорошего.

Министру спорта и молодежной политики Даянчу Гулгельдыеву, генеральному секретарю Национального олимпийского комитета Азату Мурадову и президенту Федерации тяжелой атлетики Бердыниязу Мятиеву пришлось понервничать. Тем более, что неудачами спортсменов плохие дела не ограничились. Проблемы начались еще до того, как первый участник первенства вышел на ашхабадский помост.

Туркменистану в обход правил было разрешено заявить несколько спортсменов, не выполнивших квалификационные требования, что вызвало возмущение со стороны других стран. И пусть эти «неквалифицированные» участники выступали вне соревновательного зачета, основной претензией к тем, кто устроил этот балаган, было несоблюдение андидопинговых правил — более 70 спортсменов из разных стран не были допущены до Чемпионата мира 2018 года за то, что они не принимали участие в программе тестирования на допинг, а туркменских атлетов, делавших то же самое, допустили.

Затем прямо во время чемпионата полыхнул скандал с участием дисквалифицированного за допинг Умурбека Базарбаева, работавшего одним из тренеров национальной команды туркменских тяжелоатлетов. Базарбаев ездил с командой на сборы, сопровождал спортсменов на турнирах, давал интервью, рассказывал о подготовке к чемпионату мира — всего этого ему делать было нельзя, поскольку в конце 2015 года он получил 4 года дисквалификации за употребление анаболических стероидов. История попала в прессу, после чего Базарбаева срочно убрали «с глаз долой» и начали судорожно удалять упоминания о его тренерской деятельности из интернета.

И наконец, много шума вызвало распределение призовых мест в весовой категории до 45 кг у женщин, где представительнице Туркменистана Юлдуз Джумабаевой сначала «задним числом» засчитали неудачную попытку, подняв ее с 3-го итогового места на 2-е. А теперь Джумабаева и вовсе может быть объявлена чемпионкой мира, поскольку занявшая 1-е место тайка Тунья Сукчароен сдала положительный тест на стероиды и, скорее всего, ее результаты будут аннулированы.

Вся эта возня вокруг Туркменистана ставит руководство Международной федерации тяжелой атлетики (МФТА) в крайне неудобное положение. На фоне широко развернутой в последние годы непримиримой борьбы с допингом и повальной дисквалификации за нарушение антидопинговых правил представителей Армении, Болгарии, Китая, Таиланда, Турции, России и других лидеров мировой тяжелой атлетики игнорировать явное нарушение и прощать Туркменистану допуск дисквалифицированного У. Базарбаева к работе с национальной командой нельзя. Тем более, что тяжелую атлетику вот-вот исключат из олимпийской программы именно за допинг. Президент МФТА венгр Тамаш Аджан изо всех сил пытается сохранить для тяжелой атлетики олимпийский статус, и еще один допинговый казус, пусть и небольшой, может сильно навредить.

С другой стороны, не совсем прозрачные условия сделки с туркменской стороной о проведении чемпионата мира в Ашхабаде не позволяют чиновникам из МФТА идти с Туркменистаном на открытую конфронтацию. Вряд ли они заинтересованы в том, чтобы предметом общественного обсуждения стали подробности передачи прав на проведение Чемпионата мира 2018 года от столицы Перу города Лимы Ашхабаду.

Традиционно Международная федерация определяет место проведения чемпионатов мира за 3 года до события. Во время Чемпионата мира 2015 года в Хьюстоне (как раз там, где Умурбек Базарбаев был пойман на употреблении допинга) Исполком МФТА объявил, что первенство 2018 года пройдет в Лиме. Заявка перуанской столицы была выбрана из 6 кандидатов — на проведение турнира претендовали также Анталья, Пхукет, Тбилиси, Тирана и Токио. Никаким Ашхабадом там, простите, даже не пахло.

Ашхабадом запахло в ноябре 2017 года, менее, чем за год до начала Чемпионата мира. Неизвестно, какие аргументы (и в какой валюте) использовала туркменская сторона, но перуанцы добровольно отказались от проведения турнира в пользу Туркменистана. При этом и руководство МФТА, и федерация тяжелой атлетики Перу многократно подчеркивали, что никаких проблем с проведением соревнований, ни финансовых, ни технических, у Лимы не было. Решение о передаче турнира Ашхабаду было принято исключительно по настоятельной просьбе Туркменистана и, как говорилось в пресс-релизе МФТА, «в интересах спортивной семьи».

В туркменских газетах тогда писали, что выбор Ашхабада местом проведения Чемпионата мира по тяжелой атлетике стал свидетельством признания заслуг и огромного вклада президента К. Бердымухаммедова в мировое олимпийское движение.

Зная Бердымухаммедова, можно смело предположить, что в действительности о мировом олимпийском движении он думал в последнюю очередь. Туркменский диктатор жаждит славы и признания, и, покупая себе чемпионат мира по тяжелой атлетике, он, конечно, мечтал стать его триумфатором.

Виновником того, что мечты так и остались мечтами, был назначен турецкий тренер Джафер Топчу. Он мало того, что не сумел обеспечить хоть одну золотую медаль (кабинетное «чемпионство» Юлдуз Джумабаевой не в счет), так еще и отказался признать выступление своих подопечных неудачным. Не вдаваясь сейчас в детали, отметим, что тренер, по большому счету, прав. Туркменские парни и девушки не смогли прыгнуть выше головы, но по своим меркам выступили весьма успешно. Чемпионат мира — это высочайший уровень конкуренции, и только абсолютный невежда может ждать «ярких побед» там, где до любых побед еще работать и работать.

7 ноября 2018 года завершился Чемпионат мира по тяжелой атлетике в Ашхабаде. 8 ноября Джафер Топчу попрощался с Туркменистаном. «Позади успешный чемпионат. Я устал, уходить нужно вовремя. Желаю всем всего наилучшего», — написал он в своем фейсбуке.

А у сборной Туркменистана теперь новый тренер и новые планы — Чемпионат мира 2019 года в Паттайе и Олимпиада-2020 в Токио. На этот раз возглавлять поход туркменских штангистов за яркими победами будет Заслуженный тренер России, депутат Парламента Кабардино-Балкарской Республики от партии «Единая Россия» Махты Хасанович Маккаев, поработавший со многими известными российскими тяжелоатлетами, наиболее известные из которых — Хаджимурат Аккаев, Дмитрий Лапиков и Василий Половников. Все трое в свое время употребляли допинг и были дисквалифицированы, а Лапиков даже дважды.

В интервью информационному агентству «Медиа-Туркмен» Махты Маккаев заявил: «Тренер — как скульптор: ему дают материал, а он из него ваяет шедевры. На сегодняшний день мы закладываем с туркменской сборной фундамент, чтобы потом начать возведение монумента, которым будет любоваться весь мир». Президенту Туркменистана эти четырехэтажные метафоры должны прийтись по душе. У него ведь тоже, что ни «изваяние», то шедевр. Пока не приходит время, извините, пописать в баночку.

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью