Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
20.10.2017  
Физкультура и спорт

22.09.2017
МОК закрывает глаза на то, что Туркменистан использует спорт для легализации тирании

Киран Пендер

В государстве с вопиющими нарушениями прав человека проходят Азиатские игры по боевым искусствам и состязаниям в помещениях, а страны-члены МОК, участвующие в Играх, например, Австралия, хранят молчание.

Город Ашхабад, столица Туркмении, знаменит двумя вещами. В нем сосредоточено самое большое число мраморных зданий в мире, и он является столицей одного из самых репрессивных государств в мире. Эти две характеристики вполне взаимосвязаны: всемогущие диктаторы центральноазиатских стран, обладающих богатыми природными ресурсами, могут сооружать себе грандиозные монументы, мало заботясь о своих гражданах.

Действующему президенту Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедову наскучили мраморные памятники. В воскресенье будет торжественно открыт новейший амбициозный проект 60-летнего стоматолога: пятые Азиатские Игры по боевым искусствам и состязаниям в помещениях (статья была опубликована The Guardian 17 сентября — прим. «Гундогара»). В то время как население страны по-прежнему живет в условиях крайней нищеты, Туркменистан тратит 5 миллиардов долларов США (3.74 миллиардов фунтов стерлингов) на строительство объектов инфраструктуры для проведения масштабного спортивного мероприятия.

На прошлой неделе в Лиме президент Международного олимпийского комитета Томас Бах выступил с высокопарной речью, призвав страны-члены движения, которое он возглавляет, бороться против сил национализма и изоляционистской политики, охватившей весь мир. «Мы выступаем за мир, многообразие, терпимость и уважение, — заявил он. — Эти тенденции — призыв к действию для нас. Мир, как никогда, нуждается в наших олимпийских ценностях». Вместе с тем, спортсмены из более 60 государств — членов МОК отправились в одну из самых репрессивных стран мира на мероприятие, организованное азиатским филиалом МОК. Богатая природными ресурсами страна, расходующая свои бюджетные средства на дорогостоящее мероприятия международного уровня, — явление не новое, но масштабы репрессий в Туркменистане носят вопиющий характер. Бывшая советская республика имеет один из самых худших показателей в этом отношении — в ежегодном рейтинге о состоянии свободы в мире, который проводится организацией «Freedom House», Туркменистан получил 3 балла по 100-балльной шкале и был признан «крайне репрессивным авторитарным государством, в котором практически полностью нарушаются политические права и гражданские свободы». В рейтинге только Сирия имеет более низкий совокупный балл, а Туркменистан занял свое «почетное» место наряду с Эритреей, Северной Кореей и Узбекистаном.

«Туркменистан является одним из наиболее репрессивных государств на постсоветском пространстве, — говорит Рейчел Денбер, заместитель директора отдела Европы и Центральной Азии организации «Human Rights Watch». — Туркменистан — государство, которое абсолютно не приемлет никакой критики действий властей, политики государства и социально-общественных устоев, в какой бы мягкой форме она ни выражалась».

Тем не менее, в воскресенье спортсмены из Азии и Океании примут участие в соревнованиях. Участники, представляющие разнообразные страны: Китай, Кирибати, Палестину и Восточный Тимор — будут состязаться в таких видах спорта, как плавание, велоспорт, киберспорт, шахматы и некоторые восточные единоборства. В Играх впервые примут участие спортсмены из Австралии, так как Олимпийский комитет Австралии (ОКА) намерен укреплять спортивные связи с Азией.

Журнал «The Observer» задал четыре вопроса президенту ОКА Джону Коатсу по поводу уместности участия Австралии в Азиаде, пять раз упомянув фразу «права человека». Руководитель ОКА проигнорировал эти вопросы и в своем ответе ни разу не упомянул данное словосочетание, отделавшись общими фразами. «Участие в Играх — замечательная возможность для нашей молодой и перспективной команды из 18 спортсменов перенять бесценный опыт лучших спортсменов в своих видах спорта», — сказал Коатс.

За комментарием мы обратились и к Министерству иностранных дел и торговли Австралии. Пресс-секретарь министерства сообщил, что Олимпийский совет Азии — неправительственная организация, а министерство «не имеет права голоса при принятии подобных решений». Он также добавил, что Австралия выразила обеспокоенность по этому поводу во время выступления делегации Туркмении на заседания ООН, посвященному правам человека, и сделает это снова при ближайшей возможности.

Подготовка к проведению Игр прошла на фоне ужесточения репрессий. «Human Rights Watch» и «Туркменская инициатива по правам человека» (ТИПЧ) сообщили о массовом сносе домов в рамках программы обновления архитектурного облика столицы, в результате которой жители получили лишь номинальную денежную компенсацию. «Игры продлятся всего 10 дней, а люди, которые остались с неудовлетворительными жилищными условиями или совсем без жилья будут страдать еще долгие годы», — заявил недавно исполнительный директор ТИПЧ Фарид Тухбатуллин.

Правозащитные организации также засвидетельствовали новые попытки контроля властей над общественной жизнью. «Мы полагали, что Туркменистан не будет вводить новые репрессивные меры, но по мере приближения Игр правительство начало закручивать гайки еще сильнее, — говорил г-жа Денбер из «Human Rights Watch». - Власти очень бояться последствий общения местных жителей с иностранцами. Они беспокоятся, что раскроются государственные секреты и станет известно о репрессиях, проводимых властями и плачевных социально-бытовых условиях. Власти делают все возможное, чтобы этого не произошло».

«Источники из Туркменистана сообщают о том, что Ашхабад фактически отрезан от остальной части страны, а въезд в город разрешен только для общественного транспорта и такси. «Проводятся специальные рейды по выявлению неблагонадежных социальных элементов, — говорит бывший политзаключенный Тухбатуллин.  — Полиция производит задержания проституток, бездомных и лиц, страдающих от алкогольной или наркотической зависимости». Сообщается о том, что лицам, имеющим судимость, не разрешено выходить на улицу.

Коллега по цеху «The Observer», газета «The Guardian», сначала получило аккредитацию на освещение Игр, но за 11 дней до церемонии открытия она была отозвана на основании «чрезмерной активности». Неоднократные попытки «The Guardian» восстановить аккредитацию были проигнорированы организаторами Игр, а вмешательство британского посольства не увенчалось успехом. «The Guardian» стало известно, что и другие международные средства массовой информации также были лишены аккредитации по той же причине.

Олимпийский совет Азии (ОСА) и национальные олимпийские комитеты признаны Международным Олимпийским комитетом, чей устав предусматривает «предпринятие необходимых мер для обеспечения наиболее полного освещения спортивных мероприятий средствами массовой информации». В прошлом году МОК ввел электронную систему информирования о нарушениях свободы слова журналистами.

В адрес ОСА неоднократно были направлены запросы относительно того, как проведение Игр в Туркменистане и отзыв аккредитации представителей СМИ соответствуют уставу, но они так и остались без ответа. Пресс-секретарь МОК предпочел уйти от ответственности: «Азиатские Игры по боевым искусствам и состязаниям в помещениях — независимое спортивное мероприятие, которое не подпадает под юрисдикцию МОК».

Рейчел Денбер заявила: «Начиная с 2016 г., ''Human Rights Watch'' направила пять писем в Олимпийский совет Азии (ОСА), но не получила ни одного ответа. ОСА является членом МОК и обязана придерживаться принципов, закрепленных олимпийской хартией. Вместо этого, своим молчанием ОСА полностью игнорирует идеалы Олимпийского движения».

Переплетение спорта и политики имеет богатую историю. Основатель МОК Пьер де Кубертен надеялся, что современные Игры улучшат политические отношения между государствами. В то время как МОК заявляет, что мероприятия, проводимые под его эгидой, не политизированы, Олимпиады, которые недавно прошли в Китае и Бразилии, доказали обратное. То, что два следующих Чемпионата мира по футболу пройдут в России и Катаре, а зимняя Олимпиада 2022 г. — в Пекине, свидетельствует о том, что спустя почти три десятилетия относительного нейтралитета после холодной войны, спорт вступил в новую эру политизации. Привлекательность таких грандиозных мероприятий для этих стран очевидна.

«Туркменистан проводит Азиаду для поднятия своего престижа на международной арене», — говорит Р. Денбер. — В течение долгих лет Туркменистан был закрытым государством, и некоторые члены правительства считают, что это поднимет престиж станы на международной арене, что в свою очередь укрепит легитимность государственной власти в стране». Туркменский правозащитник, живущий в эмиграции, Ф. Тухбатуллин откровенно говорит: «Любой диктаторский режим хочет продемонстрировать всему миру свои достижения».

У Туркменистана могут быть и финансовые мотивы для проведения Азиады. «В такой стране с сильно коррумпированным режимом, как Туркменистан, строительство спортивных объектов является источником коррупции в правительстве, — говорит профессор Университета Джорджа Вашингтона Себастьян Пейруз.  — Подготовка этих Игр стала еще одним значительным источником личного обогащения президента [Бердымухаммедова] и его окружения». Строительство нескольких крупных объектов для Азиады были доверено турецкой строительной компании, которая имеет тесные связи с президентом Бердымухаммедовым.

Так как все меньшее число стран проявляет интерес к проведению подобных дорогостоящих мероприятий (взять, например, тщательно срежессированный спекталь, когда Париж и Лос-Анджелес получили право на проведение Олимпиад в 2024 и 2028 годов), можно предположить, что в Ашхабаде не в последний раз проводится спортивное мероприятие такого грандиозного масштаба. МОК и его сторонники как никогда заинтересованы в том, чтобы богатые государства тратили миллиарды долларов с небольшой финансовой отдачей, а такие банальные вопросы, как права человека, теряли свою актуальность.

В то время как Северная Корея продолжает запускать ракеты над Японией, ее азиатский аналог (это сравнение не ново!) проводит эксцентричное спортивное мероприятие, которое вряд ли запомнится международным сообществом. Даже во время проведения таких значимых мероприятий, как Чемпионат мира по футболу 2022 г. в Катаре, освещение ситуации в области прав человека, в конечном счете, сойдет на нет, а внимание публики переключится на футбольное поле. Пока зрители будут с замиранием сердца наблюдать за спортивным действом, МОК, ОКА, ФИФА и прочие непрозрачные спортивные организации будет одобрять заявки на проведения этих мероприятий в странах с авторитаритарным режимом правления.

«Каждое государство, которое отправляет своих представителей в страну, где права человека являются пустым звуком, несет определенную меру ответственности», — делает вывод туркменский активист Руслан Мятиев. МОК также должен разделить эту ответственность. Как насчет проведения Олимпиады-2032 в Ашхабаде?

Перевод — «Хроника Туркменистана».

Источник :: The Guardian
Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью