Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
25.11.2020  
Прямая речь

08.08.2020
«Туркменское общество это уже проходило...»

Аркадий Дубнов,
Сердар Айтаков

Комментарии экспертов к статье «Аркадаг и Океания»

А. Дубнов: «Бердымухамедов — личность весьма специфическая, особенности которой приводят в некоторую оторопь зарубежных политиков, которым приходилось с ним встречаться…»

Редакция «Гундогара» сочла небезынтересными для наших читателей также опубликованные «Новой газетой» комментарии двух журналистов, хорошо владеющих ситуацией в Туркменистане и обладающих трезвым взглядом на происходящие события в этой центральноазиатской стране.

«Туркменское общество это уже проходило. Придется пройти еще раз»

Журналист из Туркменистана, пишущий для российских СМИ под псевдонимом Сердар Айтаков, объяснил, как к книгам Бердымухамедова относятся внутри страны:

«Безусловно, самые первые книги из серии ''Лекарственные растения Туркменистана'' являлись своего рода квалификационной работой, подтверждением состоятельности и попыткой выйти из тени Туркменбаши с его двухтомным ''фундаментальным'' трудом ''Рухнама''. Написать сразу нечто подобное сам Бердымухамедов тогда не решился, не хватало авторитета, чтобы сразу начать писать труды с претензией на некую идеологическую и регламентирующую концепцию истории и будущего нации. Он мягко отодвинул большинство идеологем ниязовской ''Рухнамы'', поручив ученым изучить и выработать оценку исторического пути туркмен. Именно в этой связи возникли труды наподобие ряда книг академика Одека Одекова ''Мы — туркмены, арии'', пронизанной идеей национальной исключительности… Но затем на такую работу было наложено табу, видимо, президент оставил эту тему за собой, на будущее.

После ''Лекарственных растений'' Бердымухамедов втянулся и написал книги про ковры, лошадей, чай, пословицы и поговорки и так далее. Создается впечатление, что он задался целью описать все аспекты и нюансы истории и окружающего мира, всех сопровождающих обычного туркмена природных явлений. И не исключено, что он подходит к написанию ''книги жизни'', которая должна не только сравняться, но и превзойти по ''фундаментальности'' ''Рухнаму'' Ниязова и будет содержать не только исторические аспекты, но и стать неким регламентирующим жизнь и быт обычного человека трудом. Конечно, как и все прочие подобные труды, все, что написано и будет написано президентом, будет насаждаться насильно, во всяком случае, продажи этих книг.

Никакого существенного влияния на жизнь обычного человека эти труды не оказывают, эта литература живет своей жизнью, несмотря на то, что ее постоянно зачитывают по радио и ТВ все ведущие артисты, общественные и государственные деятели. Никакой практической ценности для обывателя они не несут и не представляют. А многие чиновники просто боятся прикасаться к лежащим в кабинетах экземплярам, чтобы не дай бог, не испортить товарный вид. Архаичность, если не сказать больше — примитивность сентенций его трудов, к сожалению, отражают общую архаизацию науки, культуры и истории, что происходит в Туркменистане. И еще обиднее становится от того, что оставшиеся ученые и деятели культуры обязаны в принудительном порядке ровнять себя под этот уровень, постоянно цитировать бессмысленные фразы и идеи из этих книг.

Конечно, явление ''президентской литературы'' есть отражение и продукт его диктатуры: ''Что вижу — о том пишу''. Это пока с трудом можно назвать каким-то наставлением для читателя и шире — туркменского обывателя, но это только пока. Думаю, что мы дождемся времени, когда из-под его пера выйдут те самые книги, регламентирующие мораль, дресс-код, шире — внешний вид, гастрономические меню и прочие аспекты не только общественной, но и личной жизни граждан.

Туркменское общество уже это проходило во времена Ниязова, видимо, придется пройти еще раз. Нельзя сбрасывать со счетов и финансовый вопрос. Все книги Бердымухамедова насильно продаются не только всем госсужащим, но и всем ведомствам и являются обязательным атрибутом кабинета каждого чиновника, врача (особенно), директора школы, детского сада и так далее. От такой насильственной продажи формируются довольно существенные гонорары. О том, что они существуют можно узнать из сообщений государственной прессы, когда они описывают подарки президента, сделанные, например, детскому дому, — там так и пишется: ''Сделаны за счет гонорара президента''. Ну, а платятся с них налоги — бог весть…»

«Стремление обучить племена ежедневно чистить зубы»

Политолог, эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов — о том, зачем Гурбангулы Бердымухамедов вообще пишет книги

«Туркменистан — страна племен, их всего пять, они обозначены в туркменском гербе, и исторически доминирующее племя — ахалтеке с центром в Ашхабаде. Неслучайно, что в государстве, ставшем итогом объединения этих племен, его лидером признается вождь главного племени — нынче это Бердымухамедов. Недаром он принял титул Аркадага — Покровителя, причем, похоже, навязывает своему населению его сакральное происхождение. А раз так, то своим, если хотите, функционалом он на полном серьезе считает учительство, цивилизаторство, культурное натаскивание туркменских племен, стремление обучить их важным привычкам типа ежедневной чистки зубов, а лучше — два раза в день.

Заодно — привить им то, что, как ему кажется, является приметами национального самосознания, необходимость гордиться конями, дынями и коврами, будто они и есть исключительно туркменские характеристики. Так делал и его предшественник Ниязов, приписавший в своей ''Рухнама'' туркменам заслуги в выдумывании колеса 5 тысяч лет назад.

Мне трудно сказать, насколько его книги являются обязательным чтением для туркмен, но могу предположить, что приобретение этих книг, причем за свой счет, является маркером их лояльности режиму. Во всяком случае, чиновников и государственных служащих… И в домах эти книги в красивых переплетах должны стоять на видном месте и служить украшением интерьера.

Стоит, видимо, еще раз заметить, что Бердымухамедов — личность весьма специфическая, особенности которой приводят в некоторую оторопь зарубежных политиков, которым приходилось с ним встречаться. Одной из этих особенностей является чрезвычайная мнительность. Аркадаг известен тем, что тщательно избегает тем и собеседников, которые могут его расстроить либо привести в замешательство. Из последних свидетельств этому — его ''сбегание'' в отпуск ровно в тот день, когда в Туркменистан прибыла миссия ВОЗ, ждавшая на это разрешение два месяца. Обратите внимание и еще на одну деталь, Бердымухамедова уже много лет вы не увидите рядом со своими чиновниками или просто с какими-то людьми, между ними всегда пространство, пустота, цветники — он отделен от мира людского, он, повторяю, должен быть сакрален.

И все время приходится демонстрировать непогрешимость поступков, благородство помыслов, великолепие внешнего вида, стиля одежды. Однако ему невдомек, что все это вместе выглядит, как правило, просто смешно».

«Новая газета»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью