Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
19.08.2022  
Власть

14.03.2022
Сердар Внеочередной

Татьяна Зверинцева

Зачем в Туркменистане сменяется президент, и почему именно сейчас

Бердымухамедов-старший воспринимает передачу поста сыну в личностном, семейном ключе. Это неудивительно для человека, который явно живет в «своем собственном мире» и довольно мало внимания обращает на окружающую действительность.

12 марта в Туркменистане прошли внеочередные президентские выборы. Впервые в истории независимости республики ее глава сменится в результате всенародного плебисцита. Несмотря на то, что в выборах участвовали целых девять кандидатов, имя победителя эксперты называли еще до назначения голосования — это сын действующего президента Гурбангулы Бердымухамедова, Сердар. «Медиазона»*  разбиралась, почему глава государства решил передать власть сыну именно сейчас? И можно ли ожидать, что третий по счету лидер страны будет хоть в чем-то отличаться от первых двух?

Три партии и шесть регионов

Сердар Бердымухамедов стал первым зарегистрированным кандидатом — его выдвижение состоялось на внеочередном съезде Демократической партии Туркменистана 14 февраля, через три дня после того, как президент Гурбангулы Бердымухамедов объявил о намерении «дать дорогу молодым». А после этого в бюллетени, как из рога изобилия, посыпались имена «соперников». На выдвижение девяти кандидатов потребовалась всего лишь неделя. В списке можно найти строгую логику: по одному кандидату от каждой из трех существующих партий (Демократической, Аграрной и Партии промышленников и предпринимателей), плюс по одному от «инициативных групп граждан» каждого из шести регионов.

44-я статья Избирательного кодекса Туркменистана предусматривает начало выдвижения за 60 дней до выборов, а окончание — за 30 дней. Полностью выполнить это требование в данном случае было невозможно: о выборах, назначенных на 12 марта, объявили лишь 12 февраля. Но все же у властей были причины поторопиться, чтобы соблюсти хоть какие-то приличия.

У восьмерых «соперников Сердара» была одна общая черта: до сих пор о них практически никто никогда не слышал. Политикой они не занимались, в прессе не выступали, какими-либо громкими делами не прославились. Государственные СМИ описывали каждого из них расплывчато и однообразно, в жанре «профессионал, скромный и отзывчивый человек, хороший семьянин и поборник здорового образа жизни».

Избирательный кодекс при этом гласит, что «инициативная группа граждан» должна собрать за своего кандидата не менее 10 тысяч подписей. Как эти «группы» меньше чем за неделю успели провести столь успешную агитацию за никому не известных бизнесменов и чиновников? Вопрос остается открытым.

Тем не менее, перечислим имена. На пост главы государства якобы претендовали: начальник санитарно-эпидемиологической службы Бабадайханского этрапа Ахалского велаята Максатмырат Овезгелдиев; директор научно-производственного центра «Возобновляемые источники энергии» Какагелди Сарыев; директор хозяйственного общества Wepaly gurluşyk Бабамырат Мередов; проректор по научной работе Туркменского государственного института физкультуры и спорта Хыдыр Нуннаев; председатель комитета Демократической партии этрапа имени Сапармурата Туркменбаши Дашогузского велаята Максат Одешов; директор финансово-экономической средней профессиональной школы Лебапского велаята Перхат Бегенджов; главный врач санатория «Аваза» Бердымаммет Гурбанов; заместитель хякима Марыйского велаята Агаджан Бекмырадов.

Ноль альтернативы

Из всех перечисленных сколько-нибудь заметное внимание общественности привлек только Агаджан Бекмырадов — исключительно потому, что был выдвинут вторым после Сердара Бердымухамедова. Интернет-пользователи заметили, насколько печальным выглядел «альтернативный кандидат» в новостном выпуске государственного телевидения. На основе этих кадров были нарисованы мемы, в которых несчастный Бекмырадов якобы просит: «Убейте меня!».

О намерении баллотироваться на выборах объявили несколько проживающих за рубежом оппозиционеров. Однако их заявления нельзя было воспринимать с полной серьезностью. Точнее, это можно считать политическими выступлениями, демонстрирующими несправедливость туркменской избирательной системы. Но никто, включая самих оппозиционеров, не ожидал, что власти действительно внесут их в списки кандидатов. Все они внутри страны объявлены вне закона. Да и Конституция запрещает баллотироваться в президенты людям, которые в последние 15 лет не проживали постоянно на территории Туркменистана.

Чуть более серьезно туркменская общественность рассуждала о возможном выдвижении на выборах кого-то из лояльных действующей власти, но хотя бы более-менее ярких политиков. Например, главы МИД Рашида Мередова или генпрокурора Батыра Атдаева. Если представить, что выборы были бы честными, то эти люди, знакомые избирателям не хуже Сердара, могли бы составить ему реальную конкуренцию. Именно поэтому их не подпустили к избирательному процессу, да и сами они не стали демонстрировать политические амбиции, не желая моментально сменить начальственное кресло на тюремную камеру.

Медленно и аккуратно

Явка на выборах в очередной раз была более 97 процентов — такие цифры для страны можно считать уже традиционными, так было в 2007 и 2017 годах, лишь в 2012 она составила 96,7 процента. При этом корреспонденты независимого издания «Хроника Туркменистана» писали о низкой активности избирателей. По их наблюдениям, голосовали в основном работники государственных или бюджетных учреждений.

Отследить активность на участках находясь за пределами страны не представлялось возможным — вкладка на сайте ЦИК с прямой трансляцией выдавала ошибку 404. Однако миссии наблюдателей от стран СНГ и Организации тюркских государств заверяли, что выборы были «свободными, открытыми, конкурентными и соответствовали общим принципам демократии». Ни те, ни другие «не зафиксировали нарушений, которые могли бы оказать влияние на результаты».

Председатель ЦИК республики Гулмурад Мурадов рассказывал на пресс-конференции о планах опубликовать предварительные итоги голосования 14 марта. Хотя предполагать какой либо результат кроме 80-90 процентов за Сердара сродни отрицанию реальности. Например, для Бердымухамедова-старшего самым низким показателем были 89 процентов голосов в 2007 году, а на выборах 2012 и 2017 годов он не набирал меньше 97 процентов. Его предшественник Сапармурат Ниязов в истории независимого Туркменистана избирался только в 1992 году и тогда ему удалось получить 99,5 проента поддержки избирателей. Такой результат, впрочем, закономерен, — Туркменбаши был единственным кандидатом.

Транзит власти в Туркменистане проходит без каких-либо неожиданностей. Это связано в первую очередь с тем, что Гурбангулы Бердымухамедов начал процесс заблаговременно. Тем более Сердар никогда не выглядел столь сильным и самостоятельным политиком, чтобы забрать власть в случае смерти или тяжелой болезни отца.

Политологи в зарубежных СМИ активно обсуждают причины столь благоразумного поведения Бердымухамедова-старшего. Почему он решился на транзит именно сейчас? Испугался событий в Казахстане? Или узнал о своей смертельной болезни?

На самом деле данное решение нельзя назвать сиюминутным. Первый реальный шаг к транзиту был сделан в 2018 году, когда Бердымухамедов-старший возродил Халк Маслахаты — совещательный орган, некогда игравший важную роль в создании культа личности первого президента Сапармурата Ниязова. Через два года, в 2020-м, Халк Маслахаты получил статус верхней палаты парламента, а Меджлис (который до этого считался, собственно, парламентом) стал нижней палатой. Уже тогда начали говорить, что президент готовит для себя «пенсионную» должность.

11 февраля 2021 года Сердар Бердымухамедов был назначен на пост вице-премьера, став заместителем отца. Именно вице-премьером сам Гурбангулы Бердымухамедов являлся на момент смерти Ниязова в 2006 году. И кстати, свои первые выборы он выиграл 11 февраля 2007 года.

В апреле прошлого года Бердымухамедов-страший был назначен председателем Халк Маслахаты. Правда, Конституция Туркменистана запрещает президенту быть даже рядовым членом парламента, но в Ашхабаде такие мелочи мало кого волнуют. В тот же месяц ушел из жизни Мяликгулы Бердымухамедов — отец президента и дед Сердара. На время траура глава государства ушел из публичного поля. При этом произошло нечто уникальное: в один из траурных дней правительственная газета «Нейтральный Туркменистан» впервые в истории правления Бердымухамедова-старшего опубликовала на передовице не его фото. «Почетное место» занял снимок Сердара.

Финишная прямая

В декабре 2021 года Сердар проехался по велаятам Туркменистана, попытавшись решить самую насущную для граждан проблему: повлиять на стоимость продуктов питания. В определенной степени ему это удалось. Также Бердымухамедов-младший совершил сразу несколько зарубежных поездок. 7 января 2022 года стало известно, что на 11 февраля назначено внеочередное заседание Халк Маслахаты, на котором будет представлена разработанная Бердымухамедовым-младшим «Национальная программа социально-экономического развития Туркменистана на 2022-2052 годы: Возрождение новой эпохи суверенного государства».

После этого все аналитики, интересующиеся Туркменистаном, стали активно обсуждать возможное решение о передаче власти, приуроченное ко дню 15-летия президентства Бердымухамедова-старшего. Так что зарубежные СМИ, впоследствии называвшие решение туркменского президента «неожиданным», не совсем верно оценили ситуацию.

11 февраля произошло именно то, чего все ожидали: Бердымухамедов заявил, что намерен оставить президентский пост, но сохранить за собой должность председателя Халк Маслахаты. В туркменских реалиях легко можно было ожидать, что президент без соблюдения даже подобия законных формальностей немедленно уйдет «на пенсию», а Сердара в тот же день назначит исполняющим обязанности главы государства. Но нет — было решено провести выборы, причем даже их дату Бердымухамедов первоначально не назвал. Ее озвучил лишь Меджлис на следующий день.

Культ личности — личное дело

На заседании Халк Маслахаты Бердымухамедов-старший напрямую объяснил свое решение тем, что достиг «возраста Пророка», то есть 63 лет. В этом возрасте у мусульман принято оценивать результаты своего жизненного пути. На самом деле Бердымухамедов отпраздновал знаковый день рождения не в текущем и даже не в прошлом году. Ему исполнилось 63 года 29 июня 2020 года. И как раз после этого, осенью 2020-го, была проведена «транзитная» парламентская реформа.

Как уже говорилось выше, сразу два следующих шага — назначение Сердара вице-премьером и внеочередное заседание Халк Маслахаты — были приурочены, соответственно, к 14-летию и 15-летию пребывания президента у власти. Наконец, свою роль явно сыграла и смерть старшего мужчины рода, Мяликгулы Бердымухамедова.

Туркменский президент воспринимает передачу поста сыну в личностном, семейном ключе. Это неудивительно для человека, который явно живет в «своем собственном мире» и довольно мало внимания обращает на окружающую действительность. Он явно искренне уверен, что никакие тонкости внутренней и внешней политики не имеют столь большого значения, как его возраст, смерть его отца, юбилей пребывания у власти и прочее подобное.

Если и говорить о влиянии каких-то объективных факторов, то наблюдатели предполагают, что речь может идти о состоянии здоровья президента (хотя это, конечно, тоже в большой степени личный момент). Так, редактор Turkmen.news Руслан Мятиев со ссылкой на собственные источники заявил, что президент давно и тяжело болен диабетом.

Куда ведет «дорога молодым»?

А не может ли случиться так, что «неспособный на захват власти» Сердар, получивший прозвище «тихушник», что-то существенно изменит в Туркменистане? Может быть, утвердившись на посту главы государства, он вспомнит годы обучения за границей и дипломатической службы, внезапно проявит черты либерала и демократа? Нет. «Тихушник» в данном случае отнюдь не означает «либерал».

Гурбангулы Бердымухамедов наслаждается всеми прелестями культа личности. О его ежедневных занятиях стрельбой, гонками, написанием стихов и прозы, разведением собак и коней непрерывно сообщают государственные СМИ. При этом наблюдатели сравнительно редко обвиняют лично президента в какой-то циничной подковерной деятельности — выводе средств за рубеж, занятии нелегальным бизнесом, хищении государственного имущества. Не факт, что такого не происходит, но все же чаще о президенте говорят как о наивном адресате множества ложных отчетов об успехах национальной экономики, дипломатии и культуры.

Своих жену и детей Бердымухамедов, судя по немногочисленным данным источников, держит в строгости. Жена и дочери проживают за границей и почти не появляются на публике. Сердар в течение многих лет перемещался с одной высокой должности на другую, но не был замечен в коррупционных скандалах. А вот сестер, зятьев и племянников президента обвиняют в циничном использовании родственных связей для обогащения. Незаконные бизнес-схемы, коррупция, выходящее за рамки приличия богатство, наркотики и криминал — привычный контекст, в котором описывают быт сестер Бердымухамедова, их мужей и детей.

Как утверждают источники, Сердар Бердымухамедов без особой любви относится к своим двоюродным братьям. Так, когда ему было поручено снизить цены на продукты в декабре 2021 года, он среди прочих мер принял решение о закрытии принадлежащих им ашхабадских элитных магазинов.

Тем не менее, Сердар должен понимать, что для центральноазиатской политики семья — это серьезно. Внутри клана могут присутствовать разногласия, но отказаться от поддержки родных в этом регионе равноценно политическому (а то и физическому) самоубийству. Поэтому схема устройства правящей верхушки в ближайшие годы должна остаться прежней. На откуп Сердару отдадут «белую» политику, позволив ему утвердить собственный культ личности и играть завидную роль «безупречного отца нации». А вся «черная» составляющая госуправления останется за «племянниками» и их потомством.

Надежды на оттепель

И все же определенные выгоды от смены президента туркменский народ может получить. Гурбангулы Бердымухамедов в начале своего правления постарался смягчить некоторые «перегибы», допущенные Ниязовым, и ослабить давление в ряде сфер. Это помогло ему завоевать определенную лояльность населения. Однако в дальнейшем культ личности второго президента уже мало отличался от культа личности первого.

Вероятно, что по той же схеме будет происходить и «приучение народа» к Сердару. Упомянутые попытки снижения цен на продукты — это уже, скорее всего, начало этой пропагандистской программы. Даже «черный» курс доллара после объявления даты выборов снизился с 20 до 18 манатов. Не исключено также, что будет несколько уменьшена степень закрытости государственных и межрегиональных границ, под предлогом борьбы с эпидемией COVID-19 выросшая до небывалого уровня. В то же время ни о каком принципиальном изменении политической и социальной ситуации в Туркменистане говорить не приходится. Ведь запрос населения на реформы легко регулируется такими рычагами, как снижение цен на продукты или отмена части бытовых запретов.

«Медиазона»

--------------------------

Минюстом РФ издание «Медиазона» включено в реестр СМИ, признанных иностранными агентами. Кроме того, в список физических лиц-иноагентов включены главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов и ее издатель Петр Верзилов.

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью