Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
19.08.2022  
Власть

17.01.2022
Время собирать камни?

Леонид Колосов

Для чего президент созывает Народный Совет?

Не будь продления президентского цикла с 5 до 7 лет, в начале февраля 2022 года в Туркменистане могли бы состояться новые выборы, и не факт, что нынешний президент принял бы в них участие.

Мысль о том, что для президента Туркменистана Курбанкули Бердымухаммедова  настало время собирать камни, возникшая совсем неожиданно, постепенно стала приобретать реальные очертания. В пользу этого говорило немало косвенных признаков.

Предположение № 1 — возраст. Казалось бы, не такой уж он солидный, тем более для мужчины, «повернутого» на здоровом образе жизни, правильно питающегося, уделяющего достаточно внимания спорту и не имеющего вредных привычек. И, тем не менее, приближение некой пограничной черты — так называемого показателя общей «средней продолжительности жизни», которая в Туркменистане составляет чуть более 68 лет, а отдельно для мужчин и того меньше — 65 с половиной, невольно заставляет задуматься. Более того, данные показывают, что процент населения Туркменистана, перевалившего 65-летний рубеж, составляет менее 5 процентов от общей численности населения. Основной же процент - это граждане от 15 до 65 лет. Их в Туркменистане около 64,4 процента. Опять же внезапная кончина 66-летнего предшественника тоже оптимизма не прибавляет.

Но есть и кое-что хорошее. На 2022 год Всемирный банк планирует увеличение средней продолжительности жизни в Туркменистане до 70,4 лет. А ожидаемая продолжительность жизни для тех, кому сегодня 65, и вовсе радует — 77,8 лет!

По данным ВОЗ за 2006 год, средняя продолжительность жизни в Туркменистане была на уровне 60 лет (56 для мужчин и 64 для женщин). Значит ли это, что Аркадаг «подарил» туркменам по 8 «дополнительных» лет жизни, что, разумеется, совсем не плохо? Но есть одно «но». Мы уже неоднократно обращались к теме сокращения численности населения Туркменистана при том, что официально предоставляемые властями цифры, которые, несомненно, играют роль при определении средней продолжительности жизни и которыми они снабжают ООН, ВОЗ, Всемирный банк и другие международные структуры, лживы. Некие «осведомленные источники» утверждают, что «фактическая численность» населения Туркменистана уже сократилась, как минимум, в два раза.

«Сейчас завершили ''теневую'' перепись. Методики использованы разные, в основном — подомовой обход, учитывались и другие данные: количество призывников в армию, выпускников школ, учащихся в вузах, воспитанников детсадов, заключенных, учитывались данные миграционной службы о прибывших и убывших, информация из ЗАГСов о рожденных и умерших и т.п. По всем выкладкам, население Туркменистана на начало 2021 года составляет примерно 2,7 млн человек», — утверждает источник Радио «Азатлык». Два других независимых источника подтверждают эту информацию.

Оппоненты этой версии справедливо возражают: при таком резком сокращении числа жителей рост ВВП на душу населения может достигать большой цифры — более 30 тыс. долларов, и сам собой возникнет вопрос: зачем же уезжать из такой богатой и щедрой страны?

Действительно, зачем?

Вот что говорил президент Бердымухаммедов, выступая в сентябре прошлого года на заседании, посвященном 30-летию независимости: «По итогам восьми месяцев текущего года, в сравнении с тем же периодом прошлого, объём ВВП вырос на 6,2 процента. И это неоспоримое свидетельство укрепления экономического потенциала страны, успешного решения всех поставленных задач. По социально-экономическому развитию нашего независимого государства, по объёмам ВВП, приходящимся на душу населения, Туркменистан достиг среднего уровня высокодоходных стран мира. Это достижение подтверждает Международный валютный фонд, Всемирный банк и другие авторитетные международные организации» .

Вот так, обойдя все подводные камни типа размеров ВВП и численности населения и привлекая «в свидетели» международные финансовые структуры, которые, к слову, уже давно начали сомневаться в надежности предоставляемых Туркменистаном данных, президент умело вывел свое изрядно потрепанное ковидом судно в акваторию «высокодоходных стран». А каков их средний уровень, подумал он, считайте сами, если кому охота.

По данным МВФ на октябрь 2021 года, высокодоходными странами считаются страны с ВВП на душу населения от 12,3 тыс. долларов и выше. Выходит, 30 тыс. долларов — это приблизительно уровень Испании или Кипра, что объективно не такая уж нереальная цифра для малонаселенной страны, входящей в четверку обладателей самых богатых углеводородных кладовых. Но тогда получается, что правы те, кто считает, что население Туркменистана все же сильно сократилось? Круг замкнулся — вопрос остался. Придется уповать на обещанную в 2022 году перепись населения. Хотя, учитывая опыт предыдущих лет, власти и тут смогут навести тень на плетень.

Следующая причина, по которой Бердымухаммедову могла прийти в голову мысль, пока не поздно, уйти на покой — это проблемы со здоровьем. Иначе, почему бы ему, сравнительно недавно продлившему свой третий президентский срок с 5 лет до 7, что позволяет спокойно править еще, как минимум, два года, вдруг заговорить о том, что вот, мол, и демократическое, правовое светское государство уже создано, и государственные институты усовершенствованы, и национальная экономика модернизирована, и позиции независимого Туркменистана на международной арене укреплены… Программы Эпохи Нового Возрождения и великих преобразований и эпохи Могущества и счастья выполнены, остается только определить направления развития государства и его институтов на будущие 30 (!) лет. Для этого и собираем внеочередное заседание Народного Совета — Халк Маслахаты, сказал президент — председатель этой представительной палаты в новом двухпалатном парламенте Милли Генгеше Туркменистана.

А вы что подумали?

До 2021 года парламент назывался Меджлис и был однопалатным. Сейчас Меджлис — это законодательная палата Милли Генгеша. Раньше, по закону, на основании заключения независимой медицинской комиссии Меджлис мог большинством в две трети голосов отпустить главу государства «на длительное лечение». Теперь нужно согласие тех же самых двух третей голосов и от 125 депутатов Меджлиса, и от 56 членов Халк Маслахаты. Конечно, при желании сделать это не составит большого труда. И те, и другие готовы, если надо, даже не двумя третями, а полными составами проголосовать «за», им не привыкать! Только к чему нам лишние свидетели? Совсем не обязательно ставить в известность депутатов и членов парламента, созывать какую-то комиссию. В Туркменистане состояние здоровья президента уже давно составляет часть государственной тайны.

Но по всему видно, что Бердымухаммедов на здоровье не жалуется. Более того, просидев по причине пандемии весь 2020 год дома и лишь однажды сделав краткую вылазку в Азербайджан на встречу с Алиевым: надо было срочно застолбить место для туркменского газа в одобренном Госдепом США «Южном газовом коридоре» — газопроводе из Азербайджана в Европу — в следующем, 2021 году ему захотелось немного подразмяться, навестить добрых друзей Путина, Эрдогана, Рахмона, Мирзиёева, кое-какие вопросики с ними порешать и в Дубае на выставке ЭКСПО побывать.

Правда, слухи о проблемах со здоровьем президента время от времени появлялись. То президентский борт совершал какие-то таинственные перелеты в Германию и Англию, то немецкие врачи зачастили в Ашхабад… Хотя, если вспомнить лето 2019 года, когда кое-кто уже готовился к поминкам, президент неожиданно «оклемался» и в доказательство своего отменного здоровья совершил две дальние командировки: сначала в августе в Сингапур, а потом, в октябре в Токио. Стало быть, предположение № 2, скорее всего, ошибочно, тем более, что новый 2022 год в Туркменистане назван «Эпоха народа с Аркадагом», а не «без Аркадага».

Впервые о целесообразности введения 7-летнего президентского цикла заговорили еще в 2008 году, когда обсуждалась очередная, шестая по счету редакция Конституции. Идея была выдвинута, как водится, на основе «многочисленных пожеланий граждан», якобы озабоченных тем, что за 5 лет президент не успеет реализовать «коренные долгосрочные реформы». Однако в тот раз это «пожелание» не было учтено, а стало реальностью, спустя 8 лет, в седьмой редакции Конституции. Бердымухаммедов реализовал его в ходе президентских выборов 2017 года — года своего 60-летия.

Победа, в которой он (да и никто вообще!) не сомневался, позволила ему по-прежнему безраздельно править страной до 2024 года. Кстати, в этой новой редакции был ликвидирован верхний предел возраста кандидата в президенты (в редакции 2008 года он составлял 70 лет). Все это дало повод считать, что таким образом Бердымухаммедов якобы обеспечил себе возможность исполнять президентские функции без ограничения срока, то есть, стать вторым «пожизненным» президентом Туркменистана.

Так может, Бердымухаммедов не рассчитал свои силы? Не будь этих изменений, в начале февраля нынешнего года в Туркменистане могли бы состояться новые выборы, и не факт, что нынешний президент принял бы в них участие. Вот и внеочередное заседание Халк Маслахаты он намерен провести в первых числах февраля. Ох, неспроста все это!

Учитывая последние изменения, внесенные в Конституцию и действующие с 1 января 2021 года, он, будучи экс-президентом, при желании мог бы без каких-либо дополнительных условий хоть до конца жизни оставаться членом и, учитывая его авторитет, фактическим руководителем Халк Маслахаты. Хотя на самом деле ему еще в марте прошлого года парламент мог бы выразить недоверие за нарушение статьи 73 Конституции Туркменистана: «Президент Туркменистана не может быть членом или депутатом Милли Генгеша Туркменистана», которую он нарушил, став с помощью самой наглой подтасовки не только членом Халк Маслахаты (его имя было задним числом включено напрямую, без голосования в список избранных), но председателем этой палаты. А за недоверием, глядишь, могло последовать смещение с должности.

Процедура достаточно сложная. Вопрос о выражении недоверия президенту мог быть рассмотрен по требованию не менее двух третей от общего числа членов и депутатов Милли Генгеша (парламента), т.е. больше 120 человек, а решение о выражении недоверия должно приниматься большинством не менее трех четвертей голосов членов Халк Маслахаты (больше 42 чел.) и таким же большинством депутатов Меджлиса (больше 94 чел.). Вопрос о смещении президента положено выносить на всенародный референдум, а объявление референдума входит… в компетенцию Халк Маслахаты.

Для того, чтобы пройти весь этот цикл, нужно иметь, прежде всего, независимый парламент, независимый конституционный суд, активное гражданское общество, свободные СМИ, а в дальнейшем — право граждан на свободные выборы с участием альтернативных кандидатов.

Но не думайте, что всего этого Бердымухаммедов не предусмотрел, прежде чем нарушить Конституцию. Вот, например, чтобы вынести недоверие президенту, за него на заседании Халк Маслахаты должны проголосовать его члены. Кто может созвать заседание? Понятно, председатель. А кто у нас председатель? Президент Бердымухммедов. И снова круг замкнулся, а вопрос остался.

Вопрос о том, зачем Бердымухаммедову понадобился пост председателя Халк Маслахаты, при том, что он и так уже совмещает пост президента и председателя Кабинета министров. Этот вопрос можно было бы решить просто: власти много не бывает. Изначально показалось, что он занял этот пост, чтобы ввести в парламент вслед за собой своего сына Сердара, сделать его председателем Халк Маслахаты и передать ему право исполнять президентские полномочия до новых выборов (Конституция Туркменистана, статья 76) после своей добровольной отставки, предположим, по состоянию здоровья или по какой-либо иной причине. Однако, вариант проигрышный: по Конституции, ВрИО президента не может участвовать в президентских выборах.

Понятно, препятствие преодолимое, на Конституцию сын может так же наплевать, как сделал это его отец в 2006 году, ставший ВрИО президента после смерти Ниязова и ареста председателя Меджлиса Овезгельды Атаева, который по Конституции должен был временно исполнять обязанности президента. Но во второй раз проделывать тот же фокус стало почему-то стрёмно, и заботливый отец еще три года назад, в 2018 году забрал сына из Меджлиса, где он являлся председателем Комитета по законодательству и его нормам, а по сути лишь просиживал штаны и коротал время до своего 40-летия, и отправил его по всем кругам государственной службы: через должности замминистра иностранных дел и заместителя хякима Ахалского велаята к должности хякима, затем министра промышленности и строительного производства, затем вице-премьера-председателя Высшей контрольной палаты и члена Госсовета безопасности и даже председателя Международной ассоциации «Туркменские алабаи».

И вот теперь, по прошествии нескольких лет перед нами 40-летний вице-премьер-куратор сферы экономики и финансов — это предел его чиновничьей карьеры. Многие смотрят на него, как на потенциального преемника. И имя у него подходящее — Сердар. Не надо будет придумывать какие-то клички, или титулы: Туркменбаши, Аркадаг — глупость какая! Сердар, Вождь, Предводитель — лучше и не придумаешь!

«Все же молодец я, хорошее имя выбрал для своего сына, — думал Бердымухаммедов-старший. — Вот только с возрастом немножко не угадал. Надо было минимальный возраст кандидата в президенты не 40 годами, а 35-ю ограничить. Мог бы тогда Сердар даже в Книгу рекордов Гиннесса войти, а теперь самое большее — сможет вытеснить Зеленского из ТОП-10 самых молодых президентов и занять его место.

Надо же с чего-то начинать!

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью