Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
27.06.2019  
Власть

20.03.2019
Недалеко ушел

Александр Троицкий

Эксперты успокоили, что с отставкой президента Казахстан не потерял Елбасы

Тема транзита власти была одной из самых важных в Казахстане, но при этом ничто не предвещало такого внезапного решения накануне Навруза.

19 марта Нурсултан Назарбаев объявил, что намерен сложить полномочия президента Казахстана. Это заявление прозвучало в обращении к нации и вызвало переполох в мировых и казахстанских СМИ: Нурсултан Назарбаев занимал кресло президента с 1990 года, тема транзита была одной из самых важных в республике, но при этом ничто не предвещало такого внезапного решения накануне Навруза.

«Фергана» обратилась к российским экспертам по Центральной Азии — Аркадию Дубнову, Алексею Малашенко, Аждару Куртову — и попросила прокомментировать решение Назарбаева. Первый вопрос, который мы задавали всем: почему сейчас?

Аркадий Дубнов, политолог, эксперт по Центральной Азии:

— Как это ни смешно, но мне кажется, что Назарбаеву захотелось использовать предпраздничные настроения в стране. Через 2-3 дня будут отмечать Навруз, и это событие может удачно сопутствовать праздничному настроению у людей, которые дождались какой-то определенности в вопросе смены власти, и сценарий этого преемничества не сулит никаких потрясений. Назарбаев занимает давно заготовленный пост председателя Совета безопасности, полномочия которого превышают полномочия действующего президента. Он остается у руля власти, остается Демиургом, он фактически контролирует все действия нынешнего ареопага — и остается, как и был, Елбасы, национальным лидером, и этот титул закреплен законодательно. Единственное, что меняется, — ему теперь не нужно ходить каждый день на работу в президентский кабинет.

Остальное зависит от состояния его здоровья.

— Может ли уход Назарбаева спровоцировать войну кланов за кресло президента с привлечением различных деструктивных сил?

— Я не исключаю этой возможности. Сейчас начнется некоторая движуха политическая, общественная, социальная, но, возвращаясь к первому ответу, — праздничное настроение не способствует тревожному оживлению. К тому же сегодня в Казахстане нет серьезных ресурсов сопротивления — кланового, политического, этнического, националистического, — которые были бы способны противостоять разработанному сценарию.

Я уверен, что службы, обеспечивающие безопасность в стране, были хорошо подготовлены к такому сценарию, и Карим Масимов, глава Комитета нацбезопасности, — один из немногих руководителей в стране, который знает, что делать.

— Можете ли предположить, кто станет преемником?

— Один преемник очевиден, это Касым-Жомарт Токаев, который займет должность и.о. президента на этот переходный период. Токаев остается главным и единственным гарантом преемственности курса. Если он захочет избираться на пост президента — а я это предполагаю, возраст у него активный, послужной список в Казахстане — внушительный: премьер-министр, министр иностранных дел, председатель Сената, а еще и бывший заместитель генсека ООН, с этого поста его вернул в Казахстан Назарбаев, когда в стране оживились разговоры о преемнике, — вот тогда Назарбаев привел Токаева в Сенат — мол, вот преемник, по Конституции.

О преемниках сложно говорить, но в ближний круг входят несколько человек, в том числе нынешний посол Казахстана в России г-н Тасмагамбетов. Можно назвать еще имена, но они постоянно пересаживались из кресла в кресло в ареопаге казахской власти, и сейчас трудно сказать, каковы их рейтинги.

— А Дарига Назарбаева?

— Я не думаю, что Дарига готова будет войти уже на этом этапе в борьбу за президентское кресло. И я не думаю, что в Казахстане к этому отнесутся сегодня чрезвычайно лояльно. Не думаю, что это будет мудро для имиджа Казахстана на внешней арене, притом что Дарига обладает незаурядным опытом госуправления и всеми возможностями для этого.

Алексей Малашенко, руководитель научных исследований Института диалога цивилизаций.

— Что, на ваш взгляд, побудило Назарбаева принять решение об отставке?

— Рано или поздно это решение он должен был принять. О том, что начнется транзит власти, начали говорить чуть ли не десять лет назад. Ничего удивительного здесь нет. Другое дело, что многие привыкли к состоянию такого полутранзита и им это показалось неожиданным. В каком-то плане он устал. Он понимает, что его силы исчерпаны. Те амбициозные планы, в частности, по вхождению Казахстана в топ-30 самых развитых стран мира к 2050 году, должны реализовывать другие люди.

Повлияло и здоровье. Назарбаев много болел, лечился в Китае, Германии. Ему в этом году исполнится 79 лет, у власти он с 1990 года.

— Останется ли Казахстан под его контролем, раз он остается главой Совета безопасности?

— Он сохранил звание Лидера нации, останется и главой партии «Нур Отан». Конечно, так или иначе, Назарбаев будет принимать участие в управлении страной. Будет наставником, покровителем, учителем.

— Может быть упразднена должность президента?

— Когда-то об этом говорили. Не думаю, что в этой ситуации такое может случиться. Есть глава Сената Касым-Жомарт Токаев, есть Нурлан Нигматулин, глава Мажилиса (парламента), Аскар Мамин (премьер-министр). Как власть будет между ними поделена, я не знаю. В Казахстане, как в обществе, так и в государстве, привыкли к авторитарному правлению. Сложно в одночасье поменять конституцию.

— Назарбаев говорил об отказе от патернализма…

— Говорить можно все что угодно. Если мы послушаем всех президентов на постсоветском пространстве, поймем, что очень часто говорят они одно, а на деле происходит другое.

— Может ли уход Назарбаева спровоцировать войну кланов с привлечением различных деструктивных сил?

— Для Казахстана слово «кланы» не совсем корректно, тут действительно понятие «группы интересов». Думаю, что конкуренция будет, и Назарбаев примет участие на стороне той или иной группы. Также в Казахстане, в отличие от того же Узбекистана, есть немало амбициозных политиков и тех, кого прочили на место Назарбаева. Так что следует ожидать не только групповое, но и личностное противостояние.

— Кто главный кандидат на пост президента?

— Это гадание на кофейной гуще, которым сейчас все с удовольствием и займутся. На данный момент полномочия главы государства переходят к главе Сената Казахстана — Касым-Жомарту Токаеву.

Аждар Куртов, главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Российского института стратегических исследований (РИСИ).

— Что побудило Назарбаева принять решение об отставке?

— Сложно ответить на этот вопрос однозначно. Назарбаев — политический долгожитель, который выстраивал систему единоличной власти. Долго лелеял, последовательно вытаптывал политическую поляну, устраняя конкурентов. Еще в девяностые годы прошлого века Казахстан был зачищен от любых соперников Назарбаева, которые могли бы бросить ему вызов, и этот вызов был бы чувствительным. Даже законодательство было изменено таким образом, что в случае ухода с поста государства он оставался неподсуден и имел возможность влиять на политику. Обычно такую схему выстраивают люди, которые рассчитывают править при помощи своей креатуры, например членов семьи или приближенных лиц, оставаясь в тени. Однако такие схемы не в характере Назарбаева. Ведь было в истории современного Казахстана много моментов, когда Назарбаев мог спокойно уйти.

Сейчас можно строить разные версии, в том числе связанные и со здоровьем Назарбаева. Возраст у него достаточно преклонный, как известно, проблемы такого характера на Востоке не афишируются, можно вспомнить историю со смертью Ниязова в Туркмении. Назарбаев не хочет повторить судьбу Ниязова, когда преемник демонтирует прежний культ личности, заменяя его своим собственным. Назарбаев — более мудрый человек, чем Ниязов, потому он не хочет допускать такого развития событий. Также возможно, что Назарбаев не хочет идти по стопам другого политического долгожителя — Абдель Азиза Бутефлика, которого народ не хотел уже видеть у власти, несмотря на множественные заслуги перед страной.

Назарбаев долгое время путем ротации менял на ключевых постах людей, которые в разное время считались его преемниками. Он проверял их лояльность, деловые качества. Может быть, Нурсултан Абишевич нашел достойную кандидатуру, которая не будет покушаться на свободу, авторитет или здоровье как самого Назарбаева, так и его родственников. То есть не будет повторять путь, по которому идут в Киргизии, привлекая к ответственности бывших лидеров страны.

Назарбаев мнит себя человеком всемирного масштаба. Он не ограничивает себя Казахстаном и постоянно выступает с глобальными предложениями, например об отказе от ядерного оружия, о введении единой межнациональной валюты и так далее. Назарбаев хочет остаться в истории как человек с великими заслугами. Для него это важно, он, как и любой человек в возрасте, начинает думать о вечном. А если произойдет форс-мажор в виде переворота, то, как показывает история, любые достижения превратятся в ничто. Беспокоится он и о своей семье. Можно вспомнить и про сложные времена дочери президента Ислама Каримова Гульнары. Таких аналогий Назарбаев хочет также избежать.

— Кого можно назвать преемником Назарбаева?

— Пока говорить об этом рано. Преемник никогда открыто не назывался, как это было, допустим, в Азербайджане. Множество версий говорит о том, что президентом будет Токаев. Он общается с лидерами многих стран, с казахстанскими элитами, человек образованный.

— Следует ли ожидать борьбу за власть?

— Так на Востоке было всегда. Особенно на мусульманском Востоке. Передача власти — одно из самых драматичных событий в истории большинства стран. Назарбаев в Казахстане обидел многих, часть из них находится за границей, часть просто не высовывается. Когда к власти придет, например, Токаев, то за ним нет такого бэкграунда, как за Назарбаевым, и ожидать попыток перехвата власти можно.

— Реальны ли такие попытки при живом Назарбаеве?

— Пока он у власти, нет. Но, как показывает практика, на конституцию не всегда обращают внимание. Та же ситуация была со смертью Туркменбаши. Потому власть достается тому, кто наиболее активен в критический момент и обладает необходимыми ресурсами. Либо преемник должен показать, что власть незыблема, и заставить всех успокоиться.

— Может ли быть упразднена должность президента?

— Вряд ли следует ожидать такого рода развития событий. На постсоветском пространстве зачастую негативный опыт становления парламентских республик. Назарбаева вряд ли устроит повторение сценариев Киргизии или Армении. По мнению Назарбаева, власть должна быть сильной. Зачем ставить под угрозу то здание, которое он выстраивал в совершенно другом стиле?

Я не вижу в Казахстане той силы, которая бы захотела, а если бы и захотела, то смогла бы осуществить переход к парламентской республике. Что касается людей, которые находятся за границей, то их активность в прошлом, у них уже не хватит сил и возможностей на такие действия. Они растеряли свои каналы влияния в Казахстане. Даже если они и захотят что-то сделать, то у них не получится. Не припомню что-нибудь подобное, произошедшее на постсоветском пространстве. К тому же очень высок риск. Да, можно выиграть, но в случае поражения можно лишиться головы. Нужны отчаянные бойцы. Таких кандидатов сейчас я не вижу.

— Люди из бизнеса?

— В национальном характере казахстанцев, как, собственно, и россиян, есть интересная черта: тебе мало того, что ты обеспечен — всем своим бизнесом. Скорее, они будут действовать из-за кулис, поддерживая того или иного кандидата. К тому же сейчас в Казахстане ситуация не располагает к тому, чтобы бизнесменов выдвигали на высокие руководящие посты. Сейчас образ Казахстана как успешной страны сильно потускнел в глазах населения, и если представитель бизнеса будет идти во власть, то, скорее всего, это вызовет у электората отторжение, какой бы авторитетный этот бизнесмен ни был.

ИА «Фергана»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью