Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
24.09.2020  
СМИ и свобода слова

14.09.2020
Преследование журналистов — вызов демократии

Нургозель Байрамова

Послесловие к Международному дню солидарности журналистов

14 сентября 2006 года, в день смерти Огулсапар Мурадовой «Репортеры без границ» провели акцию протеста в здании посольстве Туркменистана в Париже. Они выставили в одном из окон огромный плакат с портретом Ниязова и надписью «Убийца!»

«8 сентября мировая общественность традиционно отмечала Международный день солидарности журналистов», — хотела я радостно начать свой очерк, но, к сожалению, поводов для радости оказалось немного. В этот весьма важный для журналистского сообщества день мы не были удостоены даже формального поздравления международных организаций. Да оно и понятно: в условиях, когда на мир надвигается вторая волна ковидной заразы, российских политиков травят боевыми ядами, а в Беларуси царствует ненавистный узурпатор, честно говоря, не до праздников.

Исключение составляет президент Туркменистана Курбанкули Бердымухаммедов, вовсю готовящийся ко Дню независимости, военному параду и принятию поправок в конституцию, на которые возлагает свои далеко идущие параноидальные надежды. В его окружении, или говоря протокольным языком, в президентском пуле среди тех, кто называет себя журналистами, нет ни одного критически настроенного человека, осмелившегося бы испортить диктатору это предпраздничное настроение.

Другой человек, у которого в тот день также был повод порадоваться, это Джулиан Ассанж, в настоящее время находящийся в британской тюрьме под угрозой экстрадиции в США, где ему может грозить пожизненное заключение. Союз журналистов России (СЖР) присудил ему свою ежегодную премию «Солидарность». Основатель WikiLeaks Ассанж, в свою очередь, в знак солидарности принял решение о передаче денежной части премии в пользу семей погибших журналистов.

В остальном же день сложился — хуже некуда. В штате Веракрус в Мексике было найдено обезглавленное тело журналиста Хулио Вальдивии Родригеса, работавшего в местной газете и специализировавшегося на освещении криминальных происшествий. С начала года это был уже четвертый случай убийства журналиста в Мексике. По данным независимой организации «Репортеры без границ» (Reporters Without Borders, RWB), только в 2019 году в мире были убиты 49 журналистов, в основном корреспонденты, работавшие в «горячих точках»: в Йемене, Сирии и Афганистане. При этом «Репортеры без границ» подчеркивают, что число журналистов, убитых в странах, где не было отмечено вооруженных конфликтов, остается «угрожающе высоким». Более того, подчеркивается, что «все больше и больше журналистов убивают за их работу в демократических странах, что является настоящим вызовом демократии». По данным RWB, растет число журналистов, оказывающихся в наши дни за решеткой. Около 400 были арестованы в одном только 2019 году, в заложниках по всему миру находятся 57 журналистов. Всем им нужны и важны наша подержка и солидарность.

Но и мы в Туркменистане вправе ожидать такой же поддержки и солидарности, тем более, что по данным все той же RWB, Туркменистан в рейтинге свободы прессы World Press Freedom Index уже давным-давно и прочно занимает, поочередно с Северной Кореей, последнее 180-е место. А там, где нет свободной прессы, нет свободы вообще, там царит мрак деспотии, страх насилия, нищета и безнадежность.

Мир уже вдоволь насмеялся над чудачествами туркменского Аркадага. Пора понять, его внешние проявления абсолютно не соответствуют внутренним качествам. Он чрезмерно властолюбив, подозрителен и мстителен. У него нет друзей, а приседающие в книксене члены правительства лишь мечтают, наконец, выпрямиться в полный рост и захлопнуть навсегда ненавистные блокноты, куда они якобы вписывают его распоряжения.

Пишите, коллеги-журналисты, не о сочиненных им песнях, а о невыполненных обязательствах в области прав человека, не о выловленных гигантских рыбах, а о несостоявшихся преобразованиях экономики и сельского хозяйства, не о его любви к лошадям и собакам, а о людях, лишающихся работы из-за своей национальной или гендерной принадлежности, о верующих, отправленных на нары за свои религиозные убеждения, о пытках и внесудебных преследованиях и, конечно же, о тысячах безвинных людей, томящихся в тюрьмах, и о насильственно исчезнувших противниках режима. Это и будет выражением вашей журналистстской солидарности.

Как в наше время становятся журналистами? Самые счастливые это те, кто журналистами родились. Другие, к числу которых относятся мои друзья-выпускники МГУ, СПбГУ, СамГУ, УрГУ, ТГУ, МГИМО и РУДН, журналистами стали, как говорится, «по призванию». Третья категория журналистов, это те люди (и среди них тоже много моих друзей), которых в журналистику привела жизнь: порой — суровые испытания, порой — личные трагедии, потеря близких людей, несправедливость общества и желание во что бы то ни стало добиться правды и справедливости.

…Вторая половина 60-х годов — годов учебы на факультете журналистики МГУ им. Ломоносова — была годами, наполненными оптимизмом, надеждами и профессиональным интересом к происходящему. Это было время, когда мы заново открывали для себя Ильфа и Петрова, Зощенко, Булгакова, Солоухина, Трифонова, Платонова. Мы не были «детьми ХХ съезда», но они — дети хрущевской «оттепели» — были нашими старшими товарищами, и мы так же, как они, слушали «голоса» и читали «самиздат». Мы шли на лекции, вооружившись вместо тетрадок и учебников пачками газет и журналов, а преподаватели рассказывали нам о том, что многие большие писатели в свое время были репортерами, корреспондентами, что создавало дополнительный романтический ореол вокруг нашей будущей профессии. И совсем не думалось о том, что репортажи иногда пишут «с петлей на шее», как писал свой последний в жизни репортаж герой чешского Сопротивления Юлиус Фучик, в память о котором и был учрежден Международный день солидарности журналистов.

Прошло уж 77 лет со дня гибели Фучика от рук нацистских изуверов. Но и по сей день не прекращается война, которую ведут во всем мире журналисты против коррумпированных властей, диктаторских режимов, за свободу прессы, свободу личности и свободу вообще. Сторонники тоталитарных методов правления стараются всеми способами «прикормить» журналистов, сделать их своими друзьями и единомышленниками, а когда это не удается, в ход идут испытанные историей средства — шантаж, подметные письма, «изнасилованные» девушки, поджоги, похищения, избиения, незаконные аресты, сфабрикованные обвинения, наконец — убийства.

Мы помним, как обошлись власти Казахстана с Сергеем Дувановым, как 20 лет назад в Белоруссии бесследно исчез российский телеоператор Дмитрий Завадский: рано утром 7 июля 2000 года он выехал из дома в аэропорт Минска встречать своего друга и коллегу Павла Шеремета и исчез. С тех пор Завадского никто не видел. Его автомобиль был обнаружен в аэропорту. Шеремет покинул Беларусь, работал на радио, ТВ и в печатных изданиях России и Украины, вел журналистские расследования. В 2010 году Лукашенко лишил его белорусского гражданства. Утром 20 июля 2016 года в Киеве по пути на работу Павел Шеремет погиб в результате взрыва бомбы, заложенной в автомобиле.

Мы помним, что до сих пор остаются «белые пятна» в деле об убийстве украинского журналиста Георгия Гонгадзе, разоблачавшего коррупцию во властных структурах Украины эпохи Леонида Кучмы. В феврале 2004 года в Ташкенте была убита журналистка, сотрудник газеты «Правда Востока» Наталья Кочубей, в 2006 году в Москве — обозреватель российской «Новой газеты» Анна Политковская, 24 октября 2007 года в свое родном городе Ош был убит молодой журналист Алишер Саипов. Наталья Эстемирова, российская правозащитница, журналист, сотрудница отделения ПЦ «Мемориал» в Чечне, проводившая мониторинг мест лишения свободы, была похищена и убита 15 июля 2009 года. Журналист Орхан Джемаль был убит 31 июля 2018 года вместе с двумя коллегами — режиссёром Александром Расторгуевым и оператором Кириллом Радченко — в Центральноафриканской Республике, где собирал информацию для фильма о деятельности в этой стране «ЧВК Вагнера» и о золотых приисках, разработку которых предполагала начать компания, связанная с «поваром Путина» Евгением Пригожиным. Список жертв тоталитарных режимов пополняется.

Мы также помним о двух туркменских политических заключенных, противниках ниязовского режима, профессиональных журналистах-выпускниках МГУ. Это Борис Шихмурадов и Сердар Рахимов, сведений о которых мы не имеем уже почти 18 лет. Один из них долгое время возглавлял МИД Туркменистана, другой до провозглашения независимости был председателем Госкомитета ТССР по телевидению и радиовещанию, а после — был на дипломатической работе, руководил деятельностью запрещенной Ниязовым Коммунистической партии Туркменистана, активно занимался проблемами ее восстановления.

Осужденные за попытку государственного переворота и покушения на президента Ниязова, якобы имевших место 25 ноября 2002 года, они вместе с сотней других известных в Туркменистане людей: дипломатов, бизнесменов, членов правительства и бывших сотрудников правоохранительных органов — были брошены в застенки страшной тюрьмы Овадан-депе, где и пропали без вести на долгие годы. Международная общественность, правозащитные организации, здравомыслящие политики однозначно оценили события 25 ноября и всю последующую ситуацию в стране как инсценировку переворота и покушения, инсценировку судебных процессов, инсценировку всенародного возмущения.

В 2009 году накануне Международного дня солидарности журналистов группа коллег-выпускников журфака МГУ организовала сбор подписей под обращением к президенту Российской Федерации, гражданами которой являются оба заключенных, чтобы напомнить о данном обещании защищать жизнь и достоинство сограждан, «где бы они ни находились». Обращение подписали известные общественные деятели, журналисты, правозащитники. Одновременно в десятке СМИ были опубликованы статьи о ситуации с правами человека в Туркменистане, о людях, попавших в застенки и об актах солидарности.

В настояшее время за дело взялась Международная правозащитная организация «Покажите их живыми!». Правозащитники нашли подтверждение более 120 случаев насильственных исчезновений людей в тюремной системе Туркменистана. Среди них — еще один журналист, выпускник ТГУ Батыр Бердыев, бывший корреспондентом, а затем и редактором газеты «Комсомолец Туркменистана» и собкором журналов «Союз» и «Жизнь» по Туркменской ССР, после провозглашения независимости — чрезвычайный и полномочный посол Туркменистана в Австрии, Чехии и Словении, постоянный представитель Туркменистана при ОБСЕ, министр иностранных дел Туркменистана. Сегодня вся ответственность за преступное лишение свободы, а возможно, и жизни этих людей полностью лежит на преемнике Ниязова, позирующим на камеру то с детьми, то с лошадьми, то с собаками, то с дынями и коврами.

В октябре 2014 года Комитет ООН по правам человека признал Бориса Шихмурадова жертвой насильственного исчезновения и обязал туркменские власти обеспечить ему эффективные средства правовой защиты, провести расследование его задержания, исчезновения и судебного разбирательства, предоставить родственникам подробную информацию о результатах расследования и наказать лиц, виновных в совершении нарушений.

Другой вопиющий факт из нашей туркменской действительности — это злодейское убийство в тюрьме корреспондента Радио «Азатлык» — туркменской службы Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» Огулсапар Мурадовой.

Это произошло ровно 14 лет назад, 14 сентября 2006 года. Немолодую женщину, мать троих детей лишили сначала свободы, а затем и жизни. Ее провели по всем кругам ниязовского судилища: обвинили сначала в одном преступлении, потом в другом, судили за третье — незаконное владение оружием! Ни один из обвинителей не посмел назвать истинной причиной осуждения профессиональную журналистскую деятельность и помощь французским коллегам в сборе материала для документального фильма о Туркменистане. Туркменская журналистка была приговорена к шести годам лишения свободы, однако через две недели после суда она скончалась при невыясненных обстоятельствах. Ее тело со следами пыток было выдано родственникам для захоронения.

Вместе с Огулсапар осудили также двух гражданских активистов Аннакурбана Аманклычева и Сапардурды Хаджиева. Отсидев от звонка до звонка свой семилетний срок, оба вышли на свободу в феврале 2013 года.

Спустя 12 лет после смерти Огулсапар Мурадовой Комитет ООН по правам человека решительно осудил действия туркменских властей и вынес свой вердикт: Мурадова была подвергнута произвольному задержанию за ее журналистскую и правозащитную деятельность, по заявлениям о ее пытках и смерти в заключении эффективного расследования проведено не было.

Брат убитой журналистки Аннадурды Хаджиев назвал принятое СПЧ решение «печальной победой» своей сестры. «В то же время, — сказал он, — это решение напоминает нам о других людях, умерших в туркменских тюрьмах после пыток, и о тех, кто все еще находится в тюрьме по сфабрикованным обвинениям. К сожалению, дело моей сестры—это не исключение, а иллюстрация туркменской действительности».

После скандала, устроенного Ниязовым, посмотревшим фильм, снятый одним из ведущих тележурналистов США Робертом Саймоном для канала Си-Би-Эс, в котором Ниязов предстал не умным и заботливым президентом-«отцом всех туркмен», а самодовольным и напыщнным диктатором, допуск в страну «Золотого века» для западных журналистов был закрыт. Французским документалистам повезло: им, невзирая на риск, помогали местные журналисты.

Мне довелось видеть фрагменты этого фильма. Помню кадры: немолодая туркменка в платке (это Огулсапар Мурадова) на заднем сидении автомашины с ноутбуком на коленях беседует с французскими коллегами. В сотне метров впереди — зловещее здание. Это тюрьма…

Надо сказать, что методы, которыми пользуются наделенные безграничной властью представители так называемых «правоохранительных органов» в современных тоталитарных государствах, немногим отличаются от тех, что испытали на себе борцы антигитлеровского Сопротивления и которые описывал Юлиус Фучик: петля — на шею, мешок — на голову, резиновыми дубинками — по почкам, иглы — под ногти, наркотик — в вены. Страшно даже подумать о том, что пережила в застенках 58-летняя Огулсапар-эдже! 14 сентября 2006 года, в день ее смерти активисты организации «Репортеры без границ» провели акцию протеста в здании посольстве Туркменистана в Париже. Они выставили в одном из окон огромный плакат с портретом Ниязова и надписью «Убийца!»

Сегодня, 14 сентября, в годовщину смерти Огулсапар Мурадовой туркменские активисты, проживающие за рубежом, проводят акцию протеста против принятия поправок в конституцию Туркменистана и солидарности со своими сторонниками внутри страны, призывая и их присоединиться к этой мирной акции.

Огулсапар Мурадова была соучредителем Туркменского Хельсинкского фонда (ТХФ) — работающей в Болгарии независимой правозащитной организации. В сентябре 2017 года, выступая на очередном совещании Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ в Варшаве, председатель ТХФ Таджигуль Бегмедова назвала имена независимых туркменских журналистов и активистов, подвергшихся преследованиям властей уже при новом президенте. Это внештатный корреспондент Радио «Азатлык» и активист «Альтернативных новостей Туркменистана» (АНТ) Сапармамед Непескулиев, осужденный в 2015 году по сфабрикованному делу о наркотиках. (Вышел на свободу в мае 2018 года, отбыв трехлетний срок — Ред.). В отместку за мониторинг принудительного труда по сбору хлопка по ложному обвинению в мошенничестве был осужден другой активист АНТ Гаспар Маталаев.

В 2016 году неустановленные лица похитили прямо из дома Алтымурада Аннамурадова, брата диссидента-фрилансера, бывшего сотрудника Радио «Азатлык» Чары Аннамурадова, и в течение четырех дней удерживали его, жестоко избивая. Вскоре после возвращения домой А. Аннамурадов скончался. Чары Аннамурадов, будучи уже гражданином Швеции, в том же 2016 году был по запросу туркменских властей задержан в Белоруссии, два месяца провел в минском СИЗО и вернулся в Швецию благодаря вмешательству международных правозащитных организаций. «Смерть Алтымурада Аннамурадова подозрительно похожа на месть политэмигранту, которого властям не удалось заполучить лично, — заявила Рейчел Денбер, заместитель директора Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии. — Туркменские власти много лет преследуют Чары Аннамурадова и его семью, и теперь, похоже, его брат стал жертвой международного скандала вокруг попытки экстрадиции известного диссидента».

В ноябре 2016 года сообщалось, что после интервью Радио «Азатлк» жительницу Лебапского велаята Дуньягозель Джумакулиеву арестовали на 15 суток. В декабре того же года был арестован корреспондент «Азатлыка» Худайберды Аллашов якобы за хранение жевательного табака. Полицейские его избили, задержали мать и жену и наложили арест на личное имущество. В том же месяце власти угрожали другому журналисту Радио Ровшену Язмухаммедову.

Известно также, что журналистка-ветеран Радио «Азатлык» Солтан Ачилова подвергалась нападению и угрозам расправы, в буквальном смысле слова, бессчетное количество раз. Также многократно подвергалась преследованию гражданская активистка и правозащитница Наталья Шабунц, периодически выступавшая с критикой режима Бердымухаммедова в зарубежной прессе.

Так за что же власти настолько ненавидят журналистов, что готовы идти на похищения и убийства? У нас издавна было принято называть журналистику «второй древнейшей» профессией. В англоязычных странах «второй древнейшей» чаще всего называют политику и шпионаж. А теперь сложим эти три понятия, заменив грубое слово «шпионаж» на более нейтральное — «разведка», и получим ответ на заданный вопрос. Журналисты сегодня — это люди, которые рискуют жизнью, как настоящие разведчики, анализируют факты, как профессиональные политики, ну и, разумеется, пишут, фотографируют, снимают видеоролики и рассказывают, то есть, занимаются своими прямыми обязанностями — собирать факты и правдиво информировать общественность о всем том, что происходит в мире.

Так за что же властям любить этих людей?! За то, что их всевидящее око поникает всякий раз в самую гущу событий, за то, что они все время что-то выискивают, высматривают, записывают и так и норовят задать каверзные вопросы? Помните, чего боялся Городничий в бессмертной комедии Гоголя «Ревизор»: «Мало того, что пойдешь в посмешище— найдется щелкопер, бумагомарака, в комедию тебя вставит, вот что обидно! Чина, звания не пощадит, и будут все скалить зубы и бить в ладоши». Поверьте мне, с тех пор в головах чиновников мало что изменилось. Они по-прежнему боятся «щелкоперов».

Но особенно властям ненавистны те, кто проводит так называемые расследования. Тут уж как ни прячь, как ни маскеруйся, найдут и дачи, и яхты, и часы, и самолеты. Зритель и читатель любит расследования и не всегда задумывается о том, как рискует своей свободой, а нередко и жизнью их автор. События последних недель показали это весьма наглядно.

В годы нашей учебы — вторая половина 60-х-начало 70-х годов — журналистов принято было называть «подручными партии». Было одно государство — СССР, и партия была одна — КПСС. Теперь же государств стало много, а партий еще больше, и у каждой — свои «подручные». Кроме того, многие современные «партийцы» решают лично вести агитацию и пропаганду своих идей, используя возможности СМИ, но не прибегая к услугам профессионалов.

Один небольшой нюанс: в пылу идеологической борьбы наши новоявленные лидеры нередко переходят на личности, начинают припоминать друг другу старые «грешки», в результате и прессе, и в эфире радиостанций, и на ТВ, а особенно в интернете потоками льется брань и даже нецензурная лексика. Оппоненты клеймят друг друга «позором и нехорошими словами», по-видимому, уверенные в том, что зрителям и слушателям это очень интересно. Иначе зачем выносить личные отношения на публику? Но это, друзья, уже не правозащита, не журналистика и, Боже упаси, не политические дебаты. Это обычная свара на коммунальной кухне.

Не может каждый человек, умеющий писать, стать писателем, а каждый человек, умеющий махать руками, стать дерижером. Точно так же не может каждый человек, внятно произносящий слова, стать радио- или телепублицистом. Микрофон и видеокамера — коварные штуки. Ими надо уметь пользоваться, иначе они никогда не станут твоими союзниками. Это только на первый взгляд кажется, что говорить легче, чем писать, потому что сказать грубое слово могут почти все, а вот написать — немногие. На самом же деле каждое сказанное нами слово — это выпущенный на волю воробей, который непременно вернется назад, чтобы клюнуть нас в самое темечко: привет, помнишь меня?

Свобода слова, свобода мысли, свобода творчества… Священные для каждого журналиста принципы. Но есть и обратная сторона медали. На ней написано: правдивость, честность, объективность. Не будем забывать об этом и о тех людях, которые во имя этих принципов не жалели ни своей свободы, ни своей жизни.

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью