Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
25.03.2017  
Оппозиция

16.11.2012
Ашхабад и через десять лет боится правды о «покушении» на Туркменбаши

Виталий Волков

И через десять лет после так называемого покушения на Туркменбаши остается неясным, что же на самом деле случилось 25 ноября 2002 года в Ашхабаде, и какова судьба осужденных по делу о «покушении» оппозиционеров.

25 ноября 2002 года туркменские власти распространили информацию о покушении на тогдашнего президента страны Сапармурата Ниязова. Согласно официальной версии, на кортеж Туркменбаши в центре Ашхабада было совершено нападение, произошла перестрелка. Cообщалось, что президент не пострадал, а нападавшие были обезврежены.

Официальной версии нет доверия

В тот же день сам Ниязов обвинил в организации теракта тогдашних лидеров оппозиции и близких им лиц и назвал имя главного заговорщика — бывшего первого вице-премьера и министра иностранных дел Бориса Шихмурадова, который якобы нелегально вернулся в страну из-за рубежа, чтобы совершить переворот. Действительно, туркменские спецслужбы арестовали Шихмурадова, и он на суде дал признательные показания. В стране начались массовые аресты и репрессии, последствия которых, по оценкам наблюдателей, ощущаются и сегодня.

Глава правозащитной организации Туркменский Хельсинкский фонд (ТХФ) Таджигуль Бегмедова отмечает, что впоследствии фигурантов дела и их близких осудили по различным статьям — от терроризма и измены родине до недоносительства о готовящемся преступлении. «Но международная общественность признала эти суды непрозрачными, а также обратила внимание на явную сфабрикованность некоторых дел. Проводились параллели со сталинскими процессами», — напоминает правозащитница.

Михаэль Лаубш в интервью DW подчеркивает, что официальной версии Ашхабада о теракте — по разным причинам — доверия не было и тогда, нет и сейчас. По словам Лаубша, признания Шихмурадова, показанные туркменским ТВ, были сделаны экс-министром в очевидно неадекватном состоянии, после обработки психотропными средствами.

Независимые наблюдатели склоняются к тому, что спецслужбы Туркмении организовали масштабную провокацию, чтобы одним махом избавиться от всех очагов инакомыслия. Один из лидеров туркменской оппозиции в изгнании Нурмухаммед Ханамов, заочно приговоренный на родине к пожизненному заключению по «делу о 25 ноября», в интервью DW вспоминает о том, что предшествовало тем событиям 2002 года.

Без свидетелей

«Мы с Борисом Шихмурадовым при создании оппозиционного Народно-демократического движения Туркменистана ставили целью смену режима. Но покушение на Ниязова не планировалось никогда», — утверждает оппозиционер. По его словам, проводилась работа, направленная на повышение гражданской активности населения. Ближе к концу 2002 года из страны по разным каналам стали поступать сведения о том, что народ действительно готов к протестам.

Когда обозначилось, где и сколько людей могут выйти на демонстрации против Ниязова, Шихмурадов вернулся в Туркмению, чтобы возглавить мирные протесты, продолжает Ханамов. «Что произошло дальше, точно сказать не могу, но Ниязову оказались известны наши планы. Сразу после приезда Шихмурадова было сфабриковано покушение на Ниязова, этому имеется множество подтверждений», — говорит оппозиционер.

Спустя 10 лет после тех событий «мы не знаем ни одного свидетеля судебного процесса, мы даже не знаем, был ли в реальности этот процесс», отмечает российский эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов. Неизвестны тексты приговоров осужденным, оглашены лишь сроки их заключения. «По-видимому, лишь сами осужденные в случае выхода на свободу могли бы прояснить ситуацию» — добавляет Таджигуль Бегмедова.

Время расцвета… культа личности

Американский журналист Леонид Комаровский провел 150 дней в тюрьме Комитета национальной безопасности в Ашхабаде как один из предполагаемых заговорщиков, но в апреле 2003 года под давлением США был помилован Туркменбаши и вернулся в Америку. Как рассказал Комаровский в интервью DW, 25 ноября 2002 года группа туркмен организовала мирную демонстрацию протеста против диктаторского режима Туркменбаши, а власти выдали ее за теракт и отправили за решетку тысячи человек.

Чтобы оказаться в тюрьме или в ссылке, достаточно было простого знакомства с оппозиционерами, не говоря уже о родственной связи, говорит Комаровский. Он считает, что для Туркмении ноябрь 2002 года стал отправной точкой жесткого преследования инакомыслящих, полного прекращения доступа зарубежных журналистов в страну, расцвета культа личности Ниязова.

«Поскольку среди »заговорщиков« были обнаружены граждане других стран, то Туркменбаши принял меры, резко ограничившие въезд в страну иностранцев, в первую очередь граждан России. События 25 ноября стали поводом к одностороннему выходу Ашхабада из соглашения с Москвой о двойном гражданстве и к притеснениям русскоязычных граждан в Туркмении», — дополняет Аркадий Дубнов.

Ашхабад глух к призывам правозащитников

После смерти Ниязова в 2006 году президентом страны стал Гурбангулы Бердымухамедов, с его приходом к власти немало международных организаций, включая ТХФ, призывали нового президента Туркмении пересмотреть дела так называемых «ноябристов» с участием международных экспертов. Но, по словам Таджигуль Бегмедовой, это призыв остается пока без ответа.

Аркадий Дубнов объясняет это боязнью раскрыть правду, сделать достоянием гласности невероятный по цинизму обман, на который пошел режим Туркменбаши и заложниками которого остаются осужденные по делу о «покушении». «Никто не знает, живы ли они. Ни родственники, ни адвокаты, ни наблюдатели Международного комитета Красного Креста не видели их за эти 10 лет», — констатирует Дубнов.

По словам немецкого эксперта Михаэля Лаубша, западные политики игнорируют то, что Ашхабад и сейчас не допускает открытого расследования событий 25 ноября. По мнению американского журналиста Леонида Комаровского, «правительства ряда стран, включая США, рассчитывая на экономическое сотрудничество с богатой углеводородами Туркменией, предпочитают не заострять вопросов о соблюдении там прав человека».

Источник :: Немецкая волна
Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью