Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
19.08.2022  
Аналитика

22.07.2022
Туркменистан надеется стать ведущим логистическим узлом в регионе

Ахал-Теке

В Туркменистан сложно попасть, но эта страна имеет стратегически значимое географическое расположение. В этом выпуске бюллетеня мы рассмотрим различные варианты коридора «Север-Юг», торговые отношения с соседями и многое другое.

Туркменистан, возможно, является одним из самых закрытых мест на земле, но несмотря на это власти не оставляют попыток продвигать страну как региональный транспортно-транзитный узел.

18 июля в Ашхабаде прошло мероприятие под названием «Международные транспортно-транзитные коридоры: Взаимосвязь и развитие». Выступая на конференции, представитель Министерства иностранных дел Туркменистана Сердар Дурдыев сказал о том, что мобильность является ключом к стабильности.

«Сегодня транспорт является важным фактором геополитики, который способен оказать большое позитивное влияние на общую ситуацию в регионе и за его пределами», — цитирует Дурдыева российское государственное информационное агентство ТАСС.

В этой части своего выступления он практически вторил словам экс-президента Гурбангулы Бердымухамедова, сказанным им в декабре 2014 года на торжественной церемонии открытия железной дороги, соединяющей Иран, Казахстан и Туркменистан.

Благодушно настроенные наблюдатели, вероятно, объяснили бы подобное следование привычным сценариям постоянством взглядов. Критики же предположили бы, что это свидетельствует об отсутствии новых идей или неспособности продвигать повестку дня, выходящую за рамки риторики.

Альтернативное этим двум подходам мнение заключается в том, что это, возможно, тот случай, когда гора идет к Мухаммеду.

В своей речи Дурдыев также тонко намекнул на то, что война в Украине может привести к нарушению транспортных потоков по линии Восток-Запад. Эта невысказанная им мысль нашла свое продолжение в выступлении постоянного представителя Туркменистана при ООН в Женеве Атагелди Халджанова, который отметил, что Россия и Китай могут получить доступ к новым рынкам, активнее используя транспортный коридор Узбекистан-Туркменистан-Иран-Оман.

Эта концепция возникла еще раньше, чем прозвучали высказывания Бердымухамедова. Ашхабадское соглашение, подписанное в апреле 2011 года руководителями внешнеполитических ведомств вышеупомянутых стран (а также Катара, который впоследствии отказался от участия в проекте), предусматривало создание сети автомобильных, железнодорожных и морских путей сообщения для беспрепятственного передвижения между севером и югом.

Как и следовало ожидать, в последние месяцы чиновники и политтехнологи в Москве начали все чаще говорить о необходимости создания так называемого транспортного коридора «Север-Юг», который российские СМИ обычно называют просто «Север-Юг». Все дороги, ведущие из Центральной Азии к Персидскому заливу, четко укладывается в рамки более широкой концепции «Север-Юг», которая также допускает возможность прокладки транспортных маршрутов через Кавказ.

Как по заказу, 13 июля иранское государственное информационное агентство IRNA сообщило о том, что российский грузовой состав, совершающий первый рейс из России в Индию, накануне пересек границу между Туркменистаном и Ираном. Представители иранских железных дорог сообщили IRNA, что 39 контейнеров со строительными материалами проследовали через переход Серахс. Груз должен был быть далее доставлен в иранский порт Шахид Раджаи, расположенный на северной стороне Ормузского пролива, а затем отправлен в порт Нава Шева в Мумбае.

В стадии разработки находится еще один альтернативный маршрут, пролегающий по оси «Север-Юг» через территорию Туркменистана, по которому товары будут доставляться по Каспийскому морю в современный порт в Туркменбаши, а затем перегружаться на поезда, следующие в Чабахар — иранский порт, удобно расположившийся на берегу Индийского океана.

Россия оказывает Туркменистану и другую практическую поддержку в процессе реализации его транспортной программы.

Во время визита в Ашхабад в декабре губернатор Астраханской области Игорь Бабушкин предложил построить для Туркменистана танкеры, железнодорожно-автомобильные паромы, сухогрузы и даже рыболовецкие суда. Чтобы придать предложению еще большую привлекательность, Бабушкин отметил, что корпуса судов могут строиться на астраханских верфях, а затем собираться в Туркменистане — очевидно, что цель этого предложения было потешить самолюбие туркменского руководства, которое не упустит возможности продемонстрировать, что оно в состоянии обеспечить занятость местного населения.

16 июля правительственный сайт «Золотой век» сообщил, что агентство «Туркмендемирёллары» (Туркменские железные дороги) приобрела пять тепловозов, произведенных Брянским машиностроительным заводом, принадлежащим российскому производителю железнодорожного оборудования «Трансмашхолдинг». Эта же компания, по сообщениям, поставила Туркменистану еще два локомотива в октябре.

Туркменистан не забывает и о своих ближайших соседях.

14 июля президент Сердар Бердымухамедов отправился в Узбекистан с государственным визитом, целью которого, как всегда, было обсуждение «взаимовыгодного… сотрудничества в политико-дипломатической, торгово-экономической и культурно-гуманитарной сфере». Это первый визит Бердымухамедова в соседнюю центральноазиатскую страну с тех пор, как он в марте сменил на посту президента своего отца, хотя он уже нашел время для поездок в Иран, Россию и Саудовскую Аравию.

В ходе состоявшихся в течение двух дней встреч между Бердымухамедовым и его узбекским коллегой Шавкатом Мирзиёевым прозвучало множество признаний в безграничной преданности, но вместе с тем все самое важное произошло до этого. 13 июля Министерство инвестиций и внешней торговли Узбекистана сообщило, что на полях первого межрегионального форума в Бухаре, состоявшегося накануне визита, были заключены инвестиционные и торговые соглашения на общую сумму 451 миллион долларов. Никакой конкретной информации представлено не было.

По утверждению министерства, участвовавшие в мероприятии представители двух стран подтвердили свое намерение увеличить объем двусторонней торговли до 2 миллиардов долларов «в ближайшем будущем». Две приграничные зоны торговли Лебап-Бухара и Дашогуз-Хорезм, своевременно введенные в эксплуатацию, рассматриваются как средство для достижения этой цели.

Все это хорошо, но, как сообщил в апреле базирующийся в Амстердаме сайт Turkmen.news, товарооборот между Туркменистаном и Узбекистаном в первом квартале 2022 года сократился на 17 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Общий объем торговли между странами за весь 2021 год достиг 882 миллионов долларов — факт, из-за которого план по увеличению товарооборота до 2 миллиардов звучит слишком смело.

Одной из областей, в которой может наблюдаться повышенная активность, является энергетическая сфера. В ходе переговоров Мирзиёев заявил, что Ташкент заинтересован в продолжении поставок электроэнергии, природного газа и нефтепродуктов из Туркменистана.

Подобные заявления — музыка для ушей туркменских властей. Бердымухамедовы (оба) на протяжении долгого времени требуют от своих подчиненных добывать все больше нефти, газа и их производных, но продать их не всегда просто.

13 июля вице-премьер по вопросам строительства, промышленности и энергетики Чарымырат Пурчеков отрапортовал на заседании правительства о якобы достигнутом прогрессе в наращивании производственной мощности завода по производству бензина из природного газа, открытого в июне 2019 года в Овадан-депе под Ашхабадом. По словам Пурчекова, в первой половине 2022 года завод перевыполнил производственный план на 20 процентов.

В прошлом месяце сообщалось, что базирующаяся в ОАЭ компания Dragon Oil, разрабатывающая месторождения Джейтун и Джигалыбег в туркменском секторе Каспийского моря в рамках соглашения о разделе продукции, добилась продления этого соглашения до мая 2035 года. С того времени официальное информационное агентство ОАЭ WAM предоставило более подробную информацию об условиях заключения сделки.

500 миллионов долларов выплачиваются наличными в качестве аванса, а оставшиеся 500 миллионов долларов будут перечислены в течение 13 лет, в том числе в форме развития местной инфраструктуры, образования, здравоохранения и других социальных проектов, сообщает WAM.

EurasiaNet

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью