Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
19.08.2022  
Аналитика

14.07.2022
От перестановки мест чиновников результат не меняется

Ахал-Теке

Поскольку официальная статистика в Туркменистане — не более чем пустой звук, наблюдение за кадровыми перестановками в правительстве помогает понять, работу в каких сферах власти признают неэффективной.

Похоже, правительству Туркменистана нужен перерыв. И, как водится, президент разрешил ему уйти в длительный отпуск — отдыхать чиновники будут весь август.

Как сообщил Сердар Бердымухамедов  своим подчиненным на прошедшем 8 июля еженедельном заседании правительства, министры смогут отдохнуть с 1 августа по 1 сентября.

Однако далеко уехать им не удастся. Министрам разрешено отдохнуть в Авазе на берегу Каспийского моря или в одной из строго определенных зон отдыха и санаториев страны.

Аннагелди Язмырадов, который был недавно назначен на должность вице-премьера по вопросам сельского хозяйства, сможет уйти в отпуск только после того, как будет собран весь урожай хлопка. А это, увы, произойдет только в конце ноября.

Коллективное решение поощрить самих себя было принято после публикации полугодовых отчетов о достижениях в экономике, которые, как всегда, изобиловали впечатляющими и явно раздутыми цифрами.

В довольно строгом соответствии с традицией, ВВП за первые шесть месяцев 2022 года вырос на 6 процентов в годовом исчислении. (В 2021 году этот показатель составил 6,1 процента, что вызывает удивление, учитывая замедление мировых темпов экономического роста, и это вынужден был признать даже тогдашний президент. В 2020 году, когда пандемия коронавируса, набрав обороты по всему миру, привела к полному закрытию границ в Туркменистане, этот показатель составил 5,9 процента).

Данные о росте ВВП и показателях в торговом и производственных секторах Туркменистана настолько искажены, что все уже давно перестали обращать на них внимание.

Самое разумное, что можно сделать в данной ситуации, — это наблюдать за кадровыми перестановками и процессом управления персоналом, поскольку они нагляднее всего демонстрируют неэффективность работы властей, в чем они, собственно, и расписываются таким образом.

Например, с новостью о 6-процентном росте ознакомил Мухамметгулы Мухаммедов, назначенный в марте на должность вице-премьера по экономическим вопросам. Но как только он закончил отчитываться перед президентом, его тут же уволили.

На смену Мухаммедову придет человек постарше, умудренный опытом, хотя и не обязательно компетентный. 57-летний Ходжамурад Гельдымурадов занимает должность ректора Туркменского государственного института экономики и управления с апреля 2020 года. До этого он несколько лет пребывал в забвении, включая те три года (с 2009 по 2012 год), в течение которых он занимал должность бухгалтера в городской администрации Ашхабада. Однако в середине и конце 2000-х годов он занимал ряд важных должностей — под стать его новому назначению. В 2007-2008 годах он исполнял обязанности министра экономики и финансов. Позже его повысили до вице-премьера. В январе 2009 года он был отправлен в отставку «по состоянию здоровья». Сейчас он, должно быть, чувствует себя гораздо лучше.

На прошлой неделе Бердымухамедов произвел достаточно серьезные перестановки, что свидетельствует о намерении продолжать традиции управления персоналом, которым следовал экс-президент и его отец Гурбангулы Бердымухамедов.

Сапардурды Тойлиев был уволен с поста вице-премьера по вопросам здравоохранения, образования, науки и спорта. Его заменит уходящий с поста министра здравоохранения Нурмухаммет Аманнепесов. Похоже, что Тойлиев сохранит за собой другую должность — президента Академии наук. Тем временем на смену Аманнепесова придет относительно молодой Атагельды Германов, который до начала этого года возглавлял ортопедическое отделение в одной из столичных больниц.

Базирующееся в Амстердаме интернет-издание Turkmen.news опубликовало подробный перечень остальных изменений, которые коснулись университетов и органов дипломатической службы. Сайт отметил, что, осуществляя радикальные перестановки, Бердымухамедов избрал ту же линию поведения, которой в свое время придерживался не только его отец, но и первый избранный после обретения независимости туркменский лидер Сапармурат Ниязов, и что эти ротации, вероятно, частично объясняются опасениями, что влияние «засидевшихся» на своих местах чиновников в подконтрольных им ведомствах может значительно возрасти.

5 июля на заседании Совета безопасности Бердымухамедов раздавал выговоры. Министр обороны Бегенч Гундогдыев и главный силовик страны, глава Министерства национальной безопасности Гурбанмырат Аннаев, подверглись острой критике за «недостатки в работе». Однако ни одному из них увольнение пока не грозит.

Еще один принцип, который Бердымухамедов намерен ревностно оберегать, — это статус постоянного нейтралитета Туркменистана. 8 июля он одобрил внешнеполитический курс страны на 2022-2028 годы. Основная идея заключается в том, что все должно оставаться как прежде. По словам главы туркменского МИДа Рашида Мередова, в обновленной концепции внешней политики страны центральное место будет отведено, в частности, расширению партнерства с крупнейшими международными финансовыми и торговыми институтами, другими словами, со Всемирной торговой организацией.

Состоявшееся в конце недели заседание правительства запомнилось еще одним моментом: Бердымухамедов в очередной раз потребовал приложить все возможные усилия для возобновления работы злополучного Гарлыкского горно-обогатительного комбината в Лебапском велаяте. Предприятие было торжественно открыто отцом Бердымухамедова в марте 2017 года, но оно так и не оправдало ожидания, поскольку, как настаивают туркмены, построившие комбинат белорусы некачественно выполнили работу.

7 июля Turkmen.news сообщило, ссылаясь на имеющиеся в его распоряжении закрытые документы, что Туркменистан требует возмещения ущерба в размере 911 миллионов долларов от «Белгорхимпрома» — белорусской государственной компании, ответственной за выполнение строительных работ. Дело рассматривается в Арбитражном институте Торговой палаты Стокгольма. Интересы туркменской стороны в этом деле представляет американская юридическая фирма Squire Patton Boggs, чьи услуги Ашхабаду обходятся в 9 миллионов долларов. По оценкам, строительство завода в Гарлыке обошлось примерно в 1 миллиард долларов.

Согласно Turkmen.news, белорусская компания подала встречный иск на сумму 418 миллионов долларов, утверждая, что за проделанную работу получила от Туркменистана только 150 миллионов долларов.

Сотрудничество с Россией обычно не приносит столько проблем. По словам министерства промышленности и строительства, в этом году Туркменистан закупит в России более 81 тысячи тонн арматуры, чтобы покрыть потребности строительной отрасли, сообщил 8 июля местный новостной сайт Turkmenportal. Спрос на этот материал высок, поскольку Туркменистан возводит большое количество «крупных производственных и социальных зданий», сообщает базирующееся в Ашгабате издание.

В ближайшее время предстоит построить еще один крупный объект гражданского назначения — 100-километровый оросительный канал в Дашогузском велаяте. Как отмечает базирующееся в Вене издание «Хроника Туркменистана», ссылаясь на новость, которая была обнародована в виде объявления о тендере в государственной газете «Нейтральный Туркменистан» 7 июля, Бердымухамедов в мае выразил недовольство работой хякима Дашогузского велаята, который неспособен справиться с задачами по производству сельскохозяйственной продукции из-за слабого управления водными ресурсами. Велаят уже третий год страдает от нехватки воды, отмечает «Хроника».

EurasiaNet

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью