Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
19.08.2022  
Аналитика

30.06.2022
Ждут ли Каспийское море перемены?

Ахал-Теке

На этой неделе к Туркменистану приковано более пристальное внимание, поскольку он принимает глав пяти прикаспийских государств.

Говорят, что жизнь на пенсии — самое подходящее время для реализации новых крупных и интересных проектов.

Бывший президент Туркменистана (и отец действующего) Гурбангулы Бердымухамедов придерживается именно этого принципа.

Не проходит и недели без того, чтобы Бердымухамедов-старший не инспектировал ход строительных работ в том месте, которому по завершении строительства предстоит стать новой столицей Ахалского велаята, окружающего Ашхабад.

Ни одна мелочь не ускользает от его внимания.

К примеру, 18 июня Бердымухамедов-старший, который все еще формально занимает должность председателя Халк Маслахаты (верхней палаты парламента), уделил время осмотру дорожных указателей и адресных табличек, чтобы убедиться, что они выполнены в соответствии с его строгими требованиями.

Позже он предложил запустить в городе экологически чистые электробусы и такси. (Туркменистан ведет серьезные переговоры о приобретении этих транспортных средств с КАМАЗом — российским производителем грузовых автомобилей, основное производство которого расположено в Татарстане). При осмотре тротуаров Бердымухамедову-старшему доложили о том, что они были адаптированы под потребности людей с нарушениями зрения.

Нравственность также должна занять достойное место в новом административном центре. Государственные СМИ сообщили, что Бердымухамедов-старший одобрил (в каком качестве — неясно) предложение о возведении мечети, способной вместить до 5500 человек одновременно.

«Это будет способствовать укреплению моральных устоев и доброжелательной обстановки в обществе», — отметило государственное информационное агентство Туркменистана (TDH), пытаясь передать настроение экс-президента.

И так каждую неделю. 14 июня Бердымухамедов-старший рассматривал дизайн крышек для канализационных люков. За десять дней до этого он выбирал двери для правительственных зданий, которые будут построены в новом городе.

Судя по всему, его стремление все контролировать подпитывается манией величия. Как сообщило в прошлом месяце Радио «Азатлык», есть веские основания предполагать, что строящийся город будет назван Аркадаг. Аркадаг, что в переводе означает «покровитель», — это почетный титул, который граждане вынуждены выкрикивать хором всякий раз, когда Бердымухамедов появляется на людях.

Строительство Аркадага, если решат остановиться на этом названии, планируется завершить в конце этого года. Ожидается, что новый город заселят около 13 тысяч семей. Общая стоимость всего этого остается загадкой, но можно предположить, что на это были потрачены многие сотни миллионов долларов.

Пока Бердымухамедов-отец занимался своими делами, Бердымухамедов-сын, по сообщениям, отдыхал. 22 июня базирующееся в Амстердаме издание Turkmen.news со ссылкой на неназванные источники распространило информацию о том, что 21 июня президент тайно вылетел из страны с командой врачей в направление Мюнхена. В доказательство своего утверждения сайт привел и другие косвенные доказательства. В частности, издание указало на то, что Бердымухамедов не появился в ежедневном выпуске вечерних новостей 21 июня, во вторник, когда он обычно проводит одно из своих, как правило, широко освещаемых заседаний правительства.

Turkmen.news воздерживается от догадок о конкретной причине поездки, но, если сообщение достоверно, вполне вероятно, что Бердымухамедов, как и его отец, не доверяет местным врачам и предпочитает показываться иностранным специалистам.

Беспрепятственные перелеты президента выглядят несколько непристойно на фоне действовавших до недавнего времени ограничений на выезд рядовых граждан Туркменистана в связи с пандемией COVID-19. Однако ситуация быстро меняется.

Один из местных новостных сайтов сообщил, что 1 июля должны возобновиться регулярные рейсы между Москвой и туркменскими городами Ашхабад и Туркменбаши. Полеты по этому направлению планируется выполнять два раза в неделю. Уже открыты маршруты в Дубай и Казань. Также ведется работа по восстановлению авиасообщения с Германией.

Для определенной группы верующих также делаются послабления.

23 июня президент Бердымухамедов подписал указ, которым он разрешает 275 гражданам совершить паломничество в Мекку в период со 2 по 22 июля. Примечательно, что это число значительно превышает квоту в 160 паломников, которую власти ввели до пандемии COVID-19.

Вопрос, который не сойдет с повестки дня в ближайшее время, — это проект строительства столь желанного для Туркменистана трансафганского газопровода ТАПИ. Правда, режим талибов настаивает на том, что строительные работы возобновятся в течение ближайших четырех месяцев, но на какие деньги? Единственным надежным источником финансирования до сих пор был Азиатский банк развития (АБР), но, как отметил в марте представитель министерства энергетики Пакистана, эта организация приостановила свое участие в ТАПИ до тех пор, пока режим талибов в Кабуле не добьется международного признания.

Однако Ашхабад не теряет надежды. В начале этого месяца АБР назначил нового странового директора по Туркменистану. Им стал Артур Андрысяк. 23 июня Андрысяк встретился с министром иностранных дел Рашидом Мередовым и, разумеется, была затронута тема ТАПИ. Означает ли это, что АБР подумывает об отмене решения, общественности знать не дано.

Сотрудничество с китайцами в сфере энергетики носит более предсказуемый характер. Выступая на заседании правительства 24 июня, вице-премьер по вопросам ТЭК Шахым Абдрахманов отчитался перед президентом о процессе подготовки к заключению контракта с китайской государственной компанией Sinopec Group на выполнение специализированных услуг по повышению продуктивности скважин государственного концерна «Туркменнебит» («Туркменнефть»).

На этой неделе к Туркменистану приковано повышенное внимание, поскольку он принимает глав государств пяти прикаспийских государств — Азербайджана, Ирана, Казахстана и России. Шестой саммит прикаспийских государств, который состоялся 29 июня в Ашхабаде, вызывает интерес у международной общественности в основном из-за участия президента России Владимира Путина, который прибыл в Туркменистан после двухдневного визита в Таджикистан. Это его первая зарубежная поездка после начала войны в Украине.

В принципе саммит сам по себе должен стать важной новостью. Последняя встреча, состоявшаяся в августе 2018 года в Актау (Казахстан), завершилась подписанием долгожданной конвенции о правовом статусе Каспийского моря. Некоторые расценивают это событие как возможность для Туркменистана наконец-то построить транскаспийский газопровод (ТКГ) (или, точнее, попросить кого-то сделать это за них). Этот маршрут позволит Ашхабаду доставлять свое голубое топливо на европейский рынок.

Но без проблем не обойдется.

В своей статье, опубликованной в июне 2019 года, аналитик Азад Гарибов очень четко изложил проблемы, с которыми сталкиваются страны.

«Статья 14 Конвенции гласит, что ''стороны могут прокладывать подводные кабели и трубопроводы по дну Каспийского моря'' (раздел 2) ''по согласованию со стороной, через сектор дна которой планируется проложить подводный кабель'' (раздел 3), — пишет Гарибов. — Однако в том же разделе Конвенции говорится, что подобные действия могут осуществляться только “при условии соответствия их проектов экологическим требованиям и стандартам''». По мнению Гарибова, это означает, что любое из государств-участников сможет разыграть «экологический» козырь, если действительно захочет помешать строительству ТКГ.

Традиционно именно Россия чаще всего саботировала этот процесс.

Поэтому, когда Бердымухамедов в преддверии саммита заявляет, что Туркменистан «последовательно выступает за … эффективную реализацию огромного ресурсного, транспортно-транзитного, энергетического и промышленного потенциала, которым располагает Каспийский регион», но затем говорит о том, что Ашхабад также придает большое значение вопросам «экологии и охраны окружающей среды», он, вероятно, имеет в виду именно эту проблему.

Возможно, настал подходящий момент.

Россия отчаянно нуждается в друзьях и уже несколько лет активно обхаживает Туркменистан. В любом случае, если раньше несговорчивость Кремля имела смысл, поскольку Туркменистан когда-то мог сбить цену на российский газ, то теперь ситуация кардинально изменилась: Европа лихорадочно ищет способы отказаться от московского газа.

Иран также проводит активную дипломатию в отношении Центральной Азии, и прорыв в вопросе Каспия может способствовать продвижению этой повестки дня, а также помочь ему заработать себе очки в глазах Запада.

EurasiaNet

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью