Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
19.08.2022  
Аналитика

17.06.2022
Маски сброшены

Ахал-Теке

Одна на двоих с Россией паранойя, потепление в отношениях с Ираном и готовность налаживать деловые контакты. Это и многое другое в нашем еженедельном бюллетене.

Свой первый зарубежный официальный визит в качестве президента Туркменистана Сердар Бердымухамедов  совершил в Москву, где он встретился со своим российским коллегой Владимиром Путиным.

Ранее в этом месяце он побывал в Саудовской Аравии, но отправился он туда якобы с личной целью — совершить паломничество в Мекку.

Отдавая дань уважения Путину, нынешний президент продолжает традицию, заложенную его отцом, который совершил такую же поездку в апреле 2007 года вскоре после вступления в должность президента. Даже любезности, которыми обменялись стороны тогда и сейчас, чрезвычайно похожи.

В ходе состоявшейся 10 июня встречи Путин и Бердымухамедов в общих чертах говорили о том, как развивались двусторонние отношения на протяжении многих лет. Стороны отметили важность Договора о дружбе и сотрудничестве, подписанного между странами 20 лет назад. Однако невозможно отрицать тот факт, что пандемия COVID-19 нанесла серьезный урон по торговле между двумя странами.

«За пандемийный год, к сожалению, товарооборот у нас несколько сократился — на десять с небольшим процентов. Зато сегодня, несмотря на все внешние сложности, за первый квартал 2022 года увеличение — больше 40 процентов [по сравнению с предыдущим годом], и это очень серьёзное движение вперёд», — сказал Путин.

Российское государственное информационное агентство ТАСС представило более точные цифры. Товарооборот в первом квартале достиг суммы 171 миллион долларов, а это почти 45-процентный рост по отношению к аналогичному периоду. За весь 2021 год этот показатель составил 865,1 миллиона долларов.

Эти цифры не учитывают поставки туркменского газа в Россию.

Отношения между двумя странами не ограничиваются лишь экономической сферой. Путин отметил, что в настоящее время в российских учебных заведениях обучаются 30 тысяч туркменских граждан. Сообщается, что Бердымухамедов выразил интерес к идее создания туркмено-российского университета.

Речь зашла и о Каспии. Путин говорил о том, что Россия и Туркменистан придают большое значение совместной работе по вопросам, касающимся «обеспечения безопасности, углубления экономического партнерства, сохранения природных ресурсов и поддержания экологического благополучия» в богатом энергоресурсами Каспийском море. Россия в целом без энтузиазма относится к идее строительства транскаспийского газопровода, который позволил бы Туркменистану наладить экспорт своего газа в европейские страны. Похоже, эти чувства только усилились на фоне нарастания враждебности, которую Россия и Запад испытывают друг к другу. И неспроста Путин объединил темы безопасности и природных ресурсов Каспия.

Что в действительности объединяет эти два режима, так это общее чувство паранойи. Еще одной темой, которая нашла отражение в совместной декларации, подписанной по итогам визита, стала их общая обеспокоенность «использованием современных информационно-коммуникационных технологий в противоправных и вредоносных целях, в том числе для вмешательства во внутренние дела государств и подрыва их суверенитета». Совместная декларация предусматривает сотрудничество до 2025 года в области обеспечения безопасности в этой сфере.

Обычно Россия предпочитает не навязывать открыто свои антизападные позиции в диалоге с центральноазиатскими партнерами, но в этот раз Путин не смог удержаться от соблазна. Российский лидер заявил после переговоров с Бердымухамедовым, что США и их союзники по коалиции должны взять на себя основные обязательства по постконфликтному восстановлению Афганистана. В то же время Кремль выстраивает свою политику в отношении Афганистана в соответствии с тем, что он называет московский формат консультаций, который предусматривает участие специальных представителей от шести стран: России, Афганистана, Китая, Индии, Ирана и Пакистана. По словам Путина, Россия готова работать и с Туркменистаном в рамках этого формата, поскольку Афганистан интегрирован в «региональные инфраструктурные и логистические проекты».

Вашингтон не сидит сложа руки.

9 июня, накануне визита Бердымухамедова в Москву, заместитель министра иностранных дел Туркменистана Вепа Хаджиев провел беседу со специальным представителем Госдепартамента США по Афганистану Томасом Вестом.

«Стороны обсудили вопросы взаимодействия в двусторонних и многосторонних форматах по урегулированию ситуации в Афганистане», — говорится в заявлении МИД Туркменистана. — Была отмечена целесообразность выработки консолидированного подхода к обеспечению мира и безопасности в Афганистане и активизации экономического и гуманитарного сотрудничества с этой страной».

Подробности встречи не разглашаются.

Между тем режим талибов* заявил, что планирует возобновить строительство газопровода ТАПИ в течение ближайших четырех месяцев. Новостной сайт TOLO со ссылкой на Исматуллу Бурхана, представителя афганского Министерства горнорудной и нефтяной промышленности правительства, сообщил, что работы были приостановлены из-за вопросов, связанных с приобретением земель. О деньгах, которых у талибов не хватает, упомянуто не было.

Бердымухамедов тем временем продолжает путешествовать. 14 июня он вылетел в Иран с двухдневным официальным визитом. В последний раз он был в Тегеране совсем недавно — в январе, и тогда он отправился в Иран в качестве посланника своего отца, теперь уже бывшего президента.

Иранские государственные СМИ делают большой упор на потепление отношений между Ашхабадом и Тегераном. Агентство IRNA назвало Туркменистан «выходом для Ирана в… Центральную Азию, который обеспечивает доступ к четырем центральноазиатским странам через четыре пограничных перехода на границе Ирана и Туркменистана».

Дабы соседи по Персидскому заливу не нервничали из-за растущей заинтересованности Ирана в странах Центральной Азии, Министерство иностранных дел Туркменистана дало понять, что Бердымухамедов может нанести еще один визит в Саудовскую Аравию в конце этого года.

Все это, по-видимому, согласуется с позицией Бердымухамедова, который постоянно декларирует открытость Туркменистана для взаимодействия с представителями мирового бизнеса. И на этой волне связанные с COVID-19 ограничительные меры стремительно уходят в прошлое.

С этого месяца ношение медицинской маски на улице больше не является обязательным. В медицинской заметке, опубликованной 7 июня в газете «Нейтральный Туркменистан», говорится, что маски необходимо использовать только в зданиях и в общественном транспорте.

Однако, как отмечает базирующееся в Вене издание «Хроника Туркменистана», население все еще опасается снимать маски. По этой причине 11 июня Бердымухамедов счел необходимым отдать распоряжение правительству развернуть информационную кампанию в газетах и на телевидении и объяснить, когда и где необходимо носить медицинские маски.

На том же заседании правительства Бердымухамедов поручил директору Агентства транспорта и коммуникаций Мамметхану Чакыеву начать работу по восстановлению внешнего транспортного сообщения Туркменистана. В этом направлении уже были предприняты незначительные шаги, в то числе открытие пограничных переходов с соседним Ираном, возобновление регулярных рейсов в Казань (Россия) и Дубай. Такими темпами Туркменистан сможет вернуться к нормальной жизни. Точнее, относительно нормальной.

EurasiaNet

*Движение «Талибан» признано террористическим и запрещено в РФ.

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью