Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
23.04.2021  
Аналитика

13.12.2020
Туркменский «плов мира»

Брюс Паннье

В поиске выгод от нейтралитета 25 лет спустя

12 декабря в Туркменистане отмечается праздник, известный как День нейтралитета. В этом году исполняется 25 лет с тех пор, как ООН официально признала это авторитарное центральноазиатское государство нейтральной страной.

12 декабря Туркменистан отмечает 25-ю годовщину признания Организацией Объединенных Наций (ООН) нейтралитета этой страны. Туркменское руководство всегда считало это важным событием, но для ООН процедура была формальностью, и четверть века спустя сложно понять, что же выгадали туркмены, став «нейтральными».

Официальные лица Туркменистана, особенно президент Гурбангулы Бердымухамедов, предпочитают теперь использовать термин «позитивный нейтралитет», и это очень значимо для Туркменистана.

Это закреплено в Конституции страны, например в статье 2, где говорится: «Постоянный нейтралитет Туркменистана является основой внутренней и внешней политики» . А в статье 68 написано: «Президент Туркменистана является главой государства и исполнительной власти, высшим должностным лицом Туркменистана, выступает гарантом национальной независимости и статуса нейтралитета…»

В столице страны Ашхабате есть также 95-метровая «Арка нейтралитета», возведенная во время правления первого президента Сапармурата Ниязова и увенчанная его золотой статуей, которая вращается таким образом, что всегда обращена к солнцу.

Ниязов даже приказал переименовать месяцы года и называть декабрь Битараплык, что по-туркменски означает «нейтралитет».

Правительство громко и постоянно превозносит решение ООН предоставить Туркменистану статус нейтрального государства, хотя на самом деле, когда мировой орган одобрил его, это никакой проблемы для него не составило.

Как Туркменистану предоставили статус?

Согласно официальному отчету 50-й сессии (и 90-го пленарного заседания) Генеральной Ассамблеи ООН 12 декабря 1995 года, на повестке дня был 81 пункт, включая соглашения о разоружении, запреты на некоторые испытания ядерного оружия и запрет на разработку, производство и накопление биологического оружия.

Самым последним пунктом повестки того дня была просьба о признании Туркменистана нейтральной страной.

Текст, зачитанный президентом Генеральной Ассамблеи, по сути, прозвучал следующим образом: «Ассамблея сейчас примет решение по двум проектам резолюций (второй касался развития добрососедских отношений между балканскими странами)». Он продолжил: «Проект резолюции A [о нейтралитете] был принят Первым комитетом без голосования. Могу ли я считать, что Ассамблея желает поступить аналогичным образом? Проект резолюции A был принят [с согласием 50 из 80 присутствовавших стран]».

Вот и всё.

Однако на протяжении последних 25 лет — это бегло принятое решение о нейтралитете было центральным элементом политики Туркменистана, как внутренней, так и внешней.

Что значает нейтралитет Туркменистана?

Так что же это на самом деле означает?

Сложно сказать, но краткий ответ: «Немного».

В видении Ниязова нейтралитет, помимо прочего, должен был сделать Туркменистан нейтральным местом, где враждующие стороны могут встретиться и урегулировать свои разногласия.

На протяжении первых пяти лет так оно и было, поскольку в Туркменистане проходили переговоры между противоборствующими сторонами гражданских войн в Таджикистане и Афганистане.

Но прошло уже 20 лет с тех пор , как кто-либо принимал предложение Туркменистана о предоставлении площадки для того, чтобы разделить, как однажды сказал Ниязов, «плов мира».

Официальные лица Туркменистана неоднократно направляли приглашения, в одном из последних предлагалось проведение афганских мирных переговоров, которые в настоящее время проходят в Дохе.

Наслаждение полной изоляцией

Правительство Туркменистана использовало нейтралитет, чтобы избежать присоединения к многосторонним организациям, особенно организациям по безопасности, что в то же время практически отрезало Туркменистан от внешнего мира.

Руководство в Ашхабаде наслаждается полной изоляцией, в то время как население страны находится словно в коконе, получая лишь скудную информацию о мировых делах и постоянно цензурируемый и чрезмерно оптимистичный взгляд на внутренние дела несмотря на то, что граждане запросто распознают фальшь «страны чудес», которую им рисуют государственные СМИ.

Нейтралитет не оградил страну от реальной жизни и действительности — экономика находится в наихудшем состоянии с момента обретения независимости в 1991 году.

В стране наблюдается постоянная нехватка продовольствия, денежных средств, а также угроза самого серьезного в её короткой истории кризиса в области здравоохранения из-за распространения коронавируса, в то время как правительство шокирующим образом продолжает утверждать, что в стране не было ни одного случая заболевания, пандемия которого бушует в мире.

Границу Туркменистана с Афганистаном больше нельзя считать защищенной, и в некоторых сообщениях утверждается, что за последние годы в перестрелках с боевиками, действовавшими на севере Афганистана, погибли десятки туркменских солдат.

Боевики, будучи негосударственными субъектами, не считаются со статусом Туркменистана как нейтральной страны и, по некоторым данным, нападали и убивали туркменских солдат, чтобы захватить их оружие.

Каких-либо признаков того, что какая-либо из этих проблем будет решена в ближайшее время, не наблюдается. Напротив, вероятнее всего, ситуация усугубится в ближайшие недели и месяцы, поскольку с «позитивным нейтралитетом» Туркменистан остается без надежных союзников, которые могли бы помочь ему в трудную минуту.

По прошествии четверти века трудно представить себе хоть какой-то вариант того, каким же образом Туркменистан и его народ извлекли пользу из нейтралитета.

Radio Free Europe/Radio Liberty

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью