Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
12.07.2020  
Аналитика

31.05.2020
«В Багдаде все спокойно, спокойно, спокойно…»

Ахал-Теке

Власти заявляют, что хотят оживить торговлю, но продолжают препятствовать въезду в страну грузовиков с товарами первой необходимости. Это и многое другое в нашей еженедельном бюллетене о Туркменистане.

Табу на обсуждение экономических проблем, с которыми столкнулся Туркменистан, снято.

Однако, у президента Гурбангулы Бердымухамедова, похоже, нет ничего, что можно было бы назвать свежими идеями. Надежды на спасение от последствий пандемии коронавируса, обрушившей цены на энергоносители, возлагаются на «устойчивые темпы развития во всех сферах экономики».

Добавляя немного подробностей к этому скудному рецепту, президент на заседании правительства 20 мая заявил, что «следует придавать особое значение модернизации отраслей, сокращению нецелевых расходов, стабилизации финансовой системы, сохранению инвестиционной активности».

Определение «нецелевых расходов» оставили на усмотрение министерств, но опыт показывает, что госслужащих ждут увольнения и принудительные отпуска.

Расположенное в Вене издание «Хроника Туркменистана» сообщило 22 мая, что процесс уже начался. Государственные энергетические компании «Туркменгаз» и «Туркменнефть» начали увольнять работников. То же происходит и в Министерстве торговли и внешнеэкономических связей. Многие из увольняемых уже сидели на неполном рабочем дне и урезанных зарплатах, а теперь совсем потеряют работу, сообщается на сайте.

По сообщениям, в Ашхабаде у центров занятости начались выстраиваться очереди.

Есть надежда, что немного исправить ситуацию поможет частный сектор. Правительство, следуя примеру соседних стран, таких как Узбекистан и Казахстан, «рассматривает возможность» предоставления частным предприятиям кредитов, налоговых льгот и помощи в проведении экспортных операций. Между тем частный сектор в Туркменистане в значительной степени состоит из приближенных правительственных чиновников, так что появляется соблазн рассматривать подобную помощь как выгодную правящей элите.

Как бы то ни было, текстильная промышленность рассматривается как особо приоритетная с точки зрения экспортного потенциала. Россия считается многообещающим рынком, т.к. российские компании, надо думать, не так брезгливы, как Adidas, Levi Strauss, Nike, Columbia Sportswear и десятки других, присоединившихся к обещанию не использовать туркменский хлопок из-за обеспокоенности по поводу применения в Туркменистане принудительного труда.

Думая об экспорте, Ашхабад активно пытается оживить транспортные маршруты, которые в течение уже нескольких месяцев остаются заблокированными в рамках усилий по борьбе с пандемией. Министр иностранных дел Рашид Мередов 25 мая пообщался в формате видео-конференции со своим турецким коллегой, в рамках которой говорилось о необходимости «дальнейшего развития отношений, в особенности усилению их транспортно-транзитной и торгово-экономической составляющей». Актуальность данных вопросов подчеркивал тот факт, что днем ранее Бердымухамедов провел телефонный разговор с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Кроме того, ранее, 21 мая, были проведены трехсторонние переговоры между чиновниками железнодорожных ведомств Ирана, Узбекистана и Туркменистана по поводу обеспечения эпидемиологической безопасности при осуществлении трансграничных перевозок. Принимаемые меры призваны обеспечить «бесперебойное транзитное движение железнодорожного транспорта». В дополнение, в начале мая состоялись переговоры касательно «запуска дезинфекционных туннелей» для пересекающих границу грузов.

Между тем Туркменистан опять взялся за старое, отказывая во въезде грузовикам на своих северо-западных рубежах. Казахстанское деловое издание «Курсив» сообщило 25 мая, что десятки грузовиков застряли на казахстанско-туркменской границе у пункта пропуска «Темир-Баба», расположенного у каспийского побережья.

Эта ситуация восходит к введенным 24 марта карантинным ограничениям в связи пандемией COVID-19, согласно которым товары, перевозимые между пунктами пересечения на границах с Казахстаном и Узбекистаном, должны были доставляться только водителями из Туркменистана. Дальнобойщики из Беларуси уже на следующей неделе жаловались на дефицит еды и воды. По сообщениям, 28 марта один водитель умер по неизвестным причинам. Альтернативный вариант для дальнобойщиков — ехать через Азербайджан и затем переправляться через Каспийское море на пароме, но там тоже происходят задержки. Пока неясно, почему эти задержки продолжаются, и единственным возможным объяснением может быть излишне ретивое применение мер противодействия коронавирусу. Между тем факт этих задержек сводит на нет утверждения туркменского правительства о желании облегчить прохождение грузов.

Пока эти грузовики, многие из которых, по сообщениям, везут продукты питания, торчат на границе, приходят тревожные новости о дефиците продовольствия. Говорят, что особенно острая ситуация сложилась в Лебапском велаяте (области), сильно пострадавшем от ураганов в конце прошлого месяца. Как сообщают корреспонденты Радио «Азатлык», жители Ашхабада вынуждены были тайно отправлять проживающим в этой области родственникам посылки с едой и одеждой. В материале «Азатлыка» не упоминается, почему чиновники враждебно относятся к такой взаимопомощи, но, судя по всему, подобные низовые инициативы особо подчеркивают хроническую неспособность правительства обеспечить собственный народ. 22 мая Радио сообщило, что, не дождавшись помощи со стороны властей, люди вынуждены были продавать автомобили, скот и драгоценности, чтобы собрать деньги на еду и лекарства, не говоря уже о ремонте поврежденных домов.

Бердымухамедов, по всей видимости, по-своему смутно осознает, что существующая система производства и поставок продовольствия неадекватна. 21 мая он провел встречу с Эсенмырадом Оразгелдыевым, заместителем премьер-министра по вопросам сельского хозяйства, и Шамухамметом Дурдылыевым, своим любимым лизоблюдом, бывшим мэром Ашхабада, а ныне заместителем премьер-министра по строительству и промышленности, чтобы обсудить состояние дел в доверенных им областях. Они пришли к важному выводу, что было бы хорошо, если бы производилось больше фруктов и овощей, и что создание благоприятных условий для фермеров также могло бы быть полезным.

«Наша страна должна быть самодостаточным государством в производстве сельскохозяйственной продукции, рынки должны изобиловать разнообразными продовольственными товарами, обеспечивающими потребности туркменистанцев», — сказал Бердымухамедов.

Немного вдаваясь в подробности, Бердымухамедов заявил, что хотел бы выделить больше земель для увеличения производства картофеля, лука, «других овощей» и дынь, при этом позиционируя данную инициативу как меру по импортозамещению. Подобные действия соответствуют давней модели автаркии, которую большинство экономистов считают бесполезной, если ее проводить так же негибко, как это делает Туркменистан.

Повышенное внимание обеспечению самодостаточности является отражением понимания того, что поток иностранной валюты резко сокращается.

Как мы сообщали ранее в этом месяце, Бердымухамедов распорядился, чтобы отечественные компании начали сдавать правительству всю свою валютную выручку, а не 50%, как раньше. Дополнительная информация по этому поводу всплыла на заседании Кабмина 22 мая. Судя по сообщению государственного информационного агентства, на встрече говорилось только о том, что сдавать валюту, получая в обмен манаты, должны будут ориентированные на экспорт государственные предприятия. Будет ли это правило распространяться и на частные предприятия, пока неясно.

Поскольку «черный» курс доллара выше официального более чем в шесть раз, казначейство выиграет за счет экспортеров, которым придется экономить на всем, что можно.

Ахал-Теке — еженедельная колонка на сайте Eurasianet.org, в которой собраны новости и аналитические материалы из Туркменистана.

EurasiaNet

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью