Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
17.09.2021  
Современные угрозы

21.06.2021
«Кто сильнее, тот выживет»

Turkmen.news

С самого начала распространения в мире COVID-19 правительство Туркменистана заняло однозначную позицию: вирус в страну не проник. Считается, что любая негативная информация вредит имиджу страны.

Независимое издание turkmen.news выпустило доклад «Кто сильнее, тот выживет. Все о коронавирусе, которого в Туркменистане официально нет», в котором собрана и проанализирована информация «с целью описания эпидемической обстановки в Туркменистане с января 2020 года по май 2021 года», а также хронология «ковид-событий в стране на основе официальных публикаций, сообщений зарубежных дипломатов, работающих в Туркменистане», фактов, полученных от собственных источников turkmen.news, а также публикаций «Хроники Туркменистана», Радио «Азатлык», агентства «Fergana.news»  и других источников.

Доклад составлен в виде перечня целого ряда актуальных вопросов и ответов на эти вопросы. Он содержит последовательное описание событий указанного периода с конкретными примерами, именами заболевших и умерших граждан, оценку действий властей по сокрытию данных фактов, описание методов лечения и профилактики «неназванных инфекционных заболеваний», а также комментарии юриста и рекомендации, которые вытекают из представленной общей картины состояния здравоохранения Туркменистана и ее возможностей предотвратить распространение вируса COVID-19.

Особо подчеркивается опасность предпринимаемой правительством политики замалчивания фактов распространения коронавируса в Туркменистане, предоставления ложной информации в международные организации, а также отсутствие критической оценки данными организациями действий туркменских властей в условиях пандемии, что представляет опасность, в том числе, для сопредельных стран, а также ведет к неправомерным деяниям властей по ограничению прав и свобод граждан Туркменистана.

«Гундогар» предлагает читателям несколько глав этого доклада.

*********

Почему правительство Туркменистана не признает коронавирус в стране?

Для Туркменистана это норма. Точно так же в стране много лет скрывают наличие ВИЧ-инфекции (по официальной версии, за всю историю в Туркменистане зафиксировали только два случая ВИЧ). Это значит, что для государства инфицированные «не существуют» и не могут рассчитывать на антиретровирусную терапию.

Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов — медик по образованию, когда-то он работал стоматологом. Возможно, он считает, что раскрытие информации о наличии в стране опасных инфекций бросает тень на его имидж.

Весной, в самом начале пандемии, по пути отрицания наличия COVID-19 пошли две страны из Центральной Азии: Туркменистан и Таджикистан. В апреле глава МИД Туркменистана Рашид Мередов заявил, что страна готова принять у себя иностранных экспертов и показать отсутствие коронавируса. В тот же день ВОЗ объявила о желании посетить и Туркменистан, и Таджикистан. Через неделю после этого, 30 апреля, власти Таджикистана заявили о первых зараженных. В начале мая миссия ВОЗ нанесла визит в Душанбе, где от членов делегации уже ничего не скрывали. Следом специалисты должны были отправиться в Туркменистан. Но власти страны долго не могли согласовать въезд экспертов, и в итоге визит был отложен до июля.

В мае власти Туркменистана еще могли последовать примеру Таджикистана и без репутационных потерь сообщить, что «только что» выявили первых зараженных. В июле это было уже проблематично. Чиновникам пришлось бы заявить, будто вирус занесли в страну в начале лета, когда все уже были предупреждены об опасности. Это свидетельствовало бы о провале карантинной работы. Но и сказать, что вирус присутствовал в стране с начала эпидемии, они не могли. Это означало бы признаться во лжи.

К настоящему времени среди стран с населением более миллиона человек только Туркменистан и Северная Корея продолжают отрицать присутствие коронавируса. Информация о COVID-19 попала в Туркменистане в «серую зону»: все знают, что инфекция в стране есть, но открыто говорить об этом нельзя. Это далеко не единственная тема, о которой в Туркменистане не говорят открыто. В стране практически не публикуется статистика, а если таковая и выдается, то сомнительной достоверности: чиновники всех уровней могут озвучивать правила и нормы, вообще не отраженные ни в каких нормативно-правовых актах. Граждане привыкли жить в условиях непрозрачности. Еще одной причиной отказа от признания инфекции наблюдатели в Туркменистане называют экономические проблемы страны. Правительству пришлось бы выплачивать пособия людям, потерявшим из-за вируса работу или вынужденным сидеть дома в условиях строгого карантина.

Что предпринимают власти для предотвращения распространения инфекции?

Уже 31 января 2020 года Туркменистан закрыл границу с Узбекистаном. 1 февраля 2020 года авиакомпания «Туркменистан» приостановила полеты в Китай и Таиланд, была закрыта граница с Ираном и Афганистаном. В Лебапском велаяте обустроили карантинный лагерь для прибывших из-за рубежа.

В марте полностью было прекращено авиасообщение с зарубежными странами, введены ограничения на передвижение между регионами, на въездах во все крупные населенные пункты установлены блокпосты и палатки, в которых дежурили полицейские и врачи. На въезды в Ашхабад послали студентов столичных вузов с термометрами измерять температуру тела водителей и пассажиров, никаких защитных средств (даже масок) у них не было. При этом опасаться вируса внутри страны ношением масок не только запрещалось, но и грозило наказанием «паникеров».

Сообщалось о случаях выписывания штрафов за «распространение среди населения панических настроений». В середине мая власти запретили отдыхать на Авазе — морском курорте Туркменистана. Запрет действовал ровно год.

Эксперты ВОЗ во время июльского визита не стали настаивать на посещении неподготовленных к визиту больниц, независимом тестировании на COVID-19 и принятии других мер, которые позволили бы выявить наличие инфекции. Вместо этого члены миссии просто рекомендовали властям Туркменистана, на всякий случай, вести себя так, как будто вирус в стране все-таки есть.

После этого в Туркменистане были введены действительно жесткие карантинные меры. Передвижение между регионами почти полностью закрыли, многим учреждениям приказали приостановить работу, теперь уже за появление в общественных местах без медицинской маски стали штрафовать.

Учебный год в школах начался со строгими ограничениями: классы разбили надвое, детей обязали иметь при себе санитарные сумки с антисептиками. При этом карантинные меры не распространились на высшее руководство страны. В телерепортажах можно было видеть, что участники правительственных мероприятий, включая президента, не носили масок. В то же время герои репортажей о жизни «простых людей» (рабочие на заводах, студенты в аудиториях, сельчане на полях) поголовно были в масках. 63-летний президент неоднократно летал в командировки в регионы после того, как лицам старше 50 лет строго запретили межрегиональные поездки. Также соблюдению карантина мешала коррупция. Например, некоторые граждане давали взятки полицейским и проводили запрещенные семейные торжества во дворах домов, а поехать в другой регион можно было на машине обходными путями, часто через пески.

Для многих граждан соблюдение карантина означало потерю средств к существованию. Власти не оказывали помощи бизнесменам, которые были вынуждены приостановить работу. Поэтому многие парикмахерские, кафе и иные заведения работали нелегально, а торговцы с закрытых рынков начали ходить по учреждениям (включая больницы) и торговать вразнос.

Как лечат тех, кто заболел?

В редакцию turkmen.news поступали разные отзывы о работе туркменских врачей. С одной стороны, сообщалось о неэффективных и даже опасных для жизни схемах лечения. С другой стороны, в январе 2021 года врач, работающий непосредственно с зараженными коронавирусом, сообщил turkmen.news, что в стране научились лечить это заболевание. По словам медика, ситуация находится под контролем, для пациентов закупаются препараты, запротоколированные во всем мире. Врач заявил, что все летальные исходы связаны с поздней госпитализацией.

Почему пациентов поздно отправляли в больницы, наш собеседник не уточнил. Однако нам известны две причины отказа граждан от госпитализации:

Во-первых, качество медпомощи в Туркменистане неравнозначное. В некоторых больницах у отдельных специалистов на самом деле можно получить действенное лечение. Но в других учреждениях происходят инциденты, подобные тому, что произошел с майором Гурбангулыевым*. Зная о таких случаях, люди начинают бояться врачей.

Во-вторых, медицинская помощь в Туркменистане не является бесплатной. В стране есть медицинское страхование, но страховка лишь позволяет снизить стоимость лечения. Также эта сфера остро коррумпирована. С родственников пациентов часто требуют взятки за различные процедуры. У многих просто нет денег на лечение от COVID-19 в больнице. Сообщалось об острой нехватке кислородных баллонов, о необходимости платить 1400 манатов (на тот момент около 55 долларов США) в день (!) за возможность подышать. Полноценное лечение и пребывание в стационаре обходилось людям в 10000- 15000 манатов при средней зарплате в 1500 манатов.

8 июля 2020 года госинформагентство Туркменистана сообщило, что президент разрешил Минздраву «заключить в установленном порядке контракты с производителями лекарств Российской Федерации на закупку в необходимых объемах антивирусных препаратов». Turkmen.news стало известно, что на эти цели была выделена сумма в размере 10 млн долларов США. Однако больным в коронавирусном госпитале предлагали таблетки фавипиравира китайского производства.

Похороны умерших от коронавируса проводились в особом порядке. Тела выдавали в пластиковых пакетах, которые не разрешалось вскрывать, родным запрещали проводить поминки. После того как независимые журналисты по снимкам, сделанным из космоса, отследили рост числа могил на одном из кладбищ, к процедуре похорон предъявили еще одно требование: теперь могилы надо равнять с землей, чтобы они становились незаметными сверху.

*********

Полный текст доклада «Кто сильнее, тот выживет. Все о коронавирусе, которого в Туркменистане официально нет» на русском и английском языках опубликован на сайте turkmen.news.

*51-летний майор полиции Векильбазарского района Марыйского велаята Сапа Гурбангулыев скончался в начале июля 2020 года в инфекционной больнице пос. Йолотен в результате отсутствия должного лечения.

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью