Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
22.11.2017  
Современные угрозы

30.08.2017
Победит ли Аркадаг коррупцию в Туркменистане?

Атаджан Непесов

Все в руках Аркадага. Он способен легко отменить свое поручение, если «копатели Чакыева», распутывая коррупционные клубки, ненароком выйдут на кого-то из «клана» или на влиятельных людей из ближайшего окружения.

В мае 2017 года, спустя десять лет после прихода к власти, президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов объявил через местные телеканалы о начале борьбы с коррупцией. Случилось это в день, когда он уволил погрязшего во взятках генпрокурора Аманмырата Халлыева, а также некоторых его подчиненных и высокопоставленных офицеров полиции. Всего в тот день, по полученным от источников сведениям, сначала в отставку, а затем прямиком на скамью подсудимых были отправлены свыше 50 должностных работников прокуратуры и МВД.

Надо сказать, что в рейтинге стран по уровню коррупции за 2016 год Туркменистан со своими 17 баллами занял 169-е место из 174. Таков показатель в цифрах. А в реальности эти цифры выражаются в том, что население Туркменистана давно привыкло жить по основному принципу коррупции «ты — мне, я — тебе» и уже и не мыслит свою жизнь без дачи взятки должностным лицам. В связи с этим вспоминается такой случай. Туркменистанец приехал в Европу за медицинской консультацией. Заранее оплатив предъявленный госпиталем счет, мужчина после обследования собрался выложить непосредственно консультировавшему его доктору приготовленную сумму. Вот так прямо взять и из кармана в карман переложить завернутые в лист белой бумаги евро. И только расширенные от ужаса глаза сопровождавшего мужчину земляка, проживающего в европейском государстве, остановили туркменского гостя. «А что, — оправдывался он потом, — я же должен был отблагодарить, как же без этого?!»

Поэтому к словам Аркадага (покровителя, таков титул Бердымухамедова) о начале борьбы с коррупцией жители Туркмении отнеслись с недоверием. Ведь подобное заявление из уст разгневанного президента люди уже слышали: это происходило, в частности, в сентябре 2013 года, когда в отставку по причине своей коррумпированности были отправлены вице-премьер Акмурат Егелеев, прокуроры всех пяти велаятов (областей) и Ашхабада, глава государственной налоговой службы, а также руководители ведущих сельскохозяйственных госконцернов.

Тогда Бердымухамедов также заявил о взяточничестве среди госчиновников, но его слова прозвучали настолько неубедительно, что простые люди просто-напросто пропустили их мимо ушей, а потенциальные коррупционеры восприняли как пустой звук. И в самом деле, разве можно было серьезно отнестись к заявлению президента, если вице-премьера Акмурада Егелеева, уличенного в получении крупной взятки, президент уволил с формулировкой «за недостатки, допущенные в работе»? Как верить Аркадагу, если другой вице-премьер Баймурад Ходжамухамедов, до ноября 2015 года курировавший нефтегазовый комплекс Туркменистана и успевший к тому времени «хапнуть» 1,5 миллиона долларов США в виде взяток, был отстранен от должности… по состоянию здоровья и при этом получил благодарность от главы государства «за добросовестный труд на вверенном ему участке работы»?

Разумеется, спустя несколько месяцев после своей отставки, в марте 2016 года, уже в ходе проверки со стороны генпрокуратуры, Ходжамухамедов вернул эти полтора миллиона долларов, но осадок, как говорится, остался…

Кстати, именно за подобными формулировками власти страны скрывали все 25 лет независимости Туркменистана преступные и безнравственные поступки правительственных чиновников, руководителей силовых и специальных структур. Делалось это преднамеренно, чтобы не пугать обывателей и не подорвать окончательно доверие граждан к действующей власти в целом. Так было заведено еще при покойном Туркменбаши, так продолжается и поныне, при Аркадаге. Потому-то казнокрады, взяточники, а также правоохранители, допускающие судебно-полицейский произвол и систематическое нарушение конституционных прав и свобод граждан, отстраняются от должности «за недостатки, допущенные в работе», и в редких случаях — «за серьезные недостатки». В то же время сокрытие преступлений, совершенных должностными лицами во всех эшелонах государственной власти, сам народ называет не иначе как «закапыванием дерьма». Как ни старается власть закопать негатив поглубже, он все равно всплывает наружу и еще больше отравляет жизнь людей.

Коррупция давно поразила все сферы жизни в Туркменистане. Она приобрела такие масштабы, что не замечать ее, делать вид, что все нормально, было уже нельзя. Очевидно, в первую очередь именно по этой причине Аркадаг, чтобы убедить собственных граждан в том, что борьба со взяточничеством будет настоящей, бескомпромиссной, а не выльется в очередное «закапывание дерьма», несколько раз с экрана повторил, что сдержит свое слово. Заявив об этом, он распорядился создать специальную государственную службу по борьбе с экономическими преступлениями, назначив ее руководителем полковника Мамметхана Чакыева, который с марта 2016 года возглавлял государственную таможенную службу. В высших правительственных кругах Чакыев слывет принципиальным и неподкупным руководителем, что, очевидно, по предположению президента, должно придать вес его словам и действиям. К тому же новой госструктуре были предоставлены особые полномочия. Она независима от других правоохранительных и надзорных структур — МНБ, МВД, Генпрокуратуры и подчиняется лично президенту.

Напомню, подобную независимую от других ведомств и наделенную широкими полномочиями структуру — государственную службу по борьбе с наркотиками — Бердымухамедов создавал в январе 2008 года, когда наркомания в стране достигла угрожающих генофонду туркменского народа масштабов. Новая структура была призвана бороться с самым страшным наследием, доставшимся туркменскому обществу безвременьем Туркменбаши. Через восемь лет, в январе 2016 года, специальным распоряжением Аркадага она была присоединена к МВД — после переименования в Государственную службу охраны безопасности здорового общества. Местные СМИ сообщили, что это решение было принято «в целях усиления борьбы с проявлениями наркомании, обеспечения более эффективной пропаганды норм здорового образа жизни, защиты подрастающего поколения от пагубных для здоровья привычек, а также дальнейшего совершенствования деятельности правоохранительных органов».

Опыт борьбы с наркотиками Бердымухамедов, похоже, решил применить и в битве с коррупцией. Как и в первом случае, он поручил Госсовету безопасности и Меджлису (парламенту) Туркменистана разработать и представить ему на утверждение программу борьбы с коррупцией и взяточничеством. Ее главной целью должно стать устранение в обществе причин и условий возникновения этого пагубного явления, сказал Аркадаг на заседании правительства. Он также высказался за внесение в соответствующие законы поправки, предусматривающие отмену помилований для лиц, осужденных за взяточничество. По мнению специалистов, именно отмена помилования для торговцев наркотиками сыграла в свое время решающую роль в искоренении наркомании в Туркменистане. Сегодня, как говорят в стране, общество очистилось от наркотиков. Не до конца, правда, еще не полностью, но их теперь, как в ниязовские времена, уже не купить на каждом шагу.

Назначение честного и принципиального полковника Чакыева главным по борьбе с коррупцией, разработка специальной программы и, наконец, лишение взяточников возможности раньше срока выйти на свободу по амнистии или по условно-досрочному освобождению (УДО), — все это в понимании президента должно принести свои ожидаемые плоды. Принесет ли?

На этот вопрос собеседники в разных регионах страны отвечают неоднозначно. Сахетмырат, в прошлом сотрудник 6-го отдела УВД Ахалского велаята, считает, что Аркадаг победит коррупцию в том случае, если отправит за решетку, как минимум, треть населения страны.

«Борьба с коррупцией — это вам не борьба с наркотиками. Здесь масштабы куда более внушительные, ибо в коррупционных схемах, помимо самих взяточников, задействованы тысячи и тысячи взяткодателей, людей, привыкших за мзду решать свои житейские проблемы. К тому же имеется и другое существенное отличие. В наркобизнесе ближайшие родственники Бердымухамедова не были замечены, а поэтому борьба с героином и терьяком велась бескомпромиссно. С коррупцией будет посложнее, тут есть заинтересованные стороны в лице сестры и племянников Аркадага, других членов президентского клана, поэтому на каком-то уровне «закапывание дерьма» останется», — утверждает бывший сотрудник УВД.

Сахатмырата трудно переубедить. Жители Туркменистана уже не представляют свою жизнь без таких понятий, как «надо подмазать» или «нужно отблагодарить». Все убеждены в том, что без дачи денег никто ничего не будет делать, даже если это входит в прямую обязанность должностного лица, даже на уровне директора школы или заведующего детского сада. Родители, например, знают, что ребенка в сад, в лучший класс или в вуз можно устроить только за деньги. В головах обывателей прочно сидит мысль, что надо дать врачу за то, что он проявит к пациенту чуткость и возьмется за лечение; что деньги могут в разы ускорить процедуру получения нужной справки в госучреждениях, прохождения техосмотра в ГАИ. Все знают, что за конкретную мзду, примерно в 500 долларов, можно получить отсрочку от армии или вместо погранзаставы на туркменско-афганской границе оказаться в воинской части внутренних войск МВД Туркменистана. А если ставку поднять, скажем, до 5000 долларов, то военком лично выпишет документ, освобождающий призывника от обязательной двухгодичной службы в рядах вооруженных сил.

Между тем, новая госструктура по борьбе с экономическими преступлениями стала выдавать на-гора первые результаты — выявленные случаи взяточничества и злоупотребления высокопоставленными чиновниками своим должностным положением. На сегодня по представлению ведомства Чакыева, но опять-таки с формулировкой «за серьезные недостатки в работе», своего поста лишился министр строительства Чары Атаев, строгие выговоры от президента получили председатели правлений всех шести банков страны. По поручению Аркадага сотрудники Госслужбы по борьбе с экономическими преступлениями начали «глубоко рыть» в таких сферах, как агропромышленный комплекс, система торговли, энергетика и нефтегазовый комплекс. А это значит, что в ближайшее время мы станем свидетелями новых разоблачений существующих коррупционных схем. А может, и ничего не увидим. Ведь все в руках Аркадага. Он способен легко отменить свое поручение, если «копатели Чакыева», распутывая коррупционные клубки, ненароком выйдут на кого-то из «клана» или на влиятельных людей из ближайшего окружения.

Источник :: Международное информационное агентство «Фергана»
Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью