Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
05.08.2020  
Медицина и экология

17.07.2020
ВОЗ не вывез. Миссия побывала в Туркменистане

Кира Крамер

С первой недели пандемии стало понятно, что великий Аркадаг   никогда не признает в своей стране наличие смертельного вируса.

После двух с половиной месяцев ожидания в Туркменистан прибыла миссия ВОЗ. До приезда международных экспертов власти отказывались признавать наличие коронавируса, проводили массовые мероприятия и запрещали носить маски. Но в то же время оборудовали стационары для больных, дезинфицировали школы и торговые центры, измеряли температуру пассажиров общественного транспорта. После прибытия в ВОЗ власти обнаружили странную пыль, защитить от которой могут только маски, закрыли торговые центры и базары, и прекратили движение между регионами. Но так и не признали наличие COVID-19 в стране, а международная организация не стала перечить.

Туркменистан — страна особенная. Несмотря на повальную безработицу и нехватку базовых продуктов, его граждане живут «в эпоху могущества счастья», где запрещены любые негативные новости. Когда в мире обнаружили коронавирус и одна за другой страны выдавали сводки о количестве заряженных, выздоровевших и умерших, Туркменистан хранил молчание и продолжал жить обычной жизнью. С первой недели пандемии стало понятно, что великий Аркадаг никогда не признает в своей стране наличие смертельного вируса.

В начале Слова… не было

Первое заседание Чрезвычайной противоэпидемической комиссии по вопросам предупреждения и охраны Туркменистана от инфекционных заболеваний состоялась еще 20 января, однако в стране еще долго не упоминали слово «коронавирус». Спустя неделю, 30 января, уже президент Гурбангулы Бердымухамедов провел совещание с министрами и главами регионов. Для укрепления здоровья граждан страны, по словам президента, большое значение должно придаваться разъяснительной работе. Но в целом, говорил глава государства, «благодаря целенаправленной работе в Туркменистане поставлен надежный заслон опасным инфекционным заболеваниям».

В феврале прибывавших в страну людей помещали на карантин в палаточном лагере в Лебапе. Затем ввели запрет на выезд за рубеж туркменских граждан. Туркменистан начал потихоньку возвращать свих студентов. Однако до сих пор многие граждане, среди которых трудовые мигранты и уехавших на лечение, находятся за рубежом. Их положение осложняется введенными ограничениями по переводу денег.

Впервые слово «коронавирус» было упомянуто в начале февраля, когда жителям Ашхабада начали раздавать буклеты с информаций о COVID-19. Однако уже в следующих тиражах оно было удалено и речь шла лишь об «острых респираторных вирусных инфекциях». В этом же месяце полицейский патруль задержал и оштрафовал на 249 манатов жительницу Ашхабада за то, что та надела медицинскую маску и таким образом ставила под сомнение действия руководства страны и сеяла панику среди населения.

Благодаря Фэйсбуку посла Франции в Туркменистане Франсуа Делауса в первых числах марта стало известно, что теперь все международные рейсы прибывают не в Ашхабад, а в Туркменабат, а прилетевшие ими граждане в обязательном порядке сдают тест слюны.

Следом Туркменистан закрыл транзит через свою территорию и перестал принимать грузовые фуры из Ирана, что привело к резкому подорожанию продуктов питания. Только 24 июня Туркменистан открыл железнодорожную границу с Ираном. Сухопутная закрыта до сих пор.

Песне ты не скажешь «до свидания!»

В середине марта, когда все соседи по региону, кроме Таджикистана, фиксировали случаи заражения коронавирусом, и не только закрыли границы, но и вводили режим самоизоляции, отменяли массовые мероприятия и международные спортивные состязания, Туркменистан, казалось, живет в своей непроницаемой даже для вирусов зоне комфорта. Президент по очереди готовился к праздникам: массовому субботнику и Новрузу (21 марта), Дню здоровья и велопробегу (7 апреля), Дню ахалтекинца (26 апреля) и Ораза-байраму (24 мая). Словно бы в пику соседям в стране впервые провели парад Победы, который на несколько месяцев перенесла даже Россия.

В то же время страна принимала некоторые меры против распространения болезни. Например, с 19 по 22 марта был запрещен въезд в Ашхабад всем жителям других регионов, который продлился несколько дней. Ближе к концу марта на въездах в столицу появились медицинские посты и там, а также на железнодорожных вокзалах стали проверять температуру. В общественных местах людям обрабатывали руки антисептиком и ограничили количество гостей на свадьбах и посетителей в кафе. На неделю, с 30 марта по 6 апреля, продлили каникулы для школьников. В это время в стране массово дезинфицировали школы.

Когда современная медицина бессильна

Пока весь мир пытался придумать вакцину против коронавируса, лидер Туркменистана призвал население лечиться от вирусов народными средствами по своей книге — гармалой (юзарлик) и лапшой с перцем — унаш. После этого участников различных мероприятий стали окуривать дымом растения, а о пользе народных средств массово писали отечественные СМИ.

Чуть позже Академия наук Туркменистана сделает открытие, что гармалу можно использовать при реставрации книг. Следующей разработкой ученых стало производство гармалы в брикетах, а также жидкого мыло с ее семенами.

«You‘re fake news»

Кроме независимых СМИ, единственным источником достоверной информации все эти месяцы было посольство США в Ашхабаде. В середине февраля оно выпустило свое первое после начала всемирной изоляции сообщение, в котором рекомендовало своим гражданам «отказываться от любых инвазивных медицинских процедур, таких как забор крови, так как не может гарантировать, что медицинские протоколы соответствуют стандартам США».

В конце февраля дипмиссия предупредила, что «граждане США могут быть помещены на карантин и при отсутствии симптомов, а также если они не следуют из/в страны с подтвержденными случаями заболевания 2019-nCoV». Сообщалось, что стоимость медицинских анализов и карантинная госпитализация, обойдется в $300 и должна оплачиваться только наличными.

Тогда же корреспонденты «Хроники Туркменистана» сообщали, что избежать карантина можно заплатив взятку в $100- $150 или 2000-3000 манатов полицейскому или медработнику.

В середине апреля ХТ стало известно, что семь человек с положительным анализом на COVID-19 содержатся в отдельной палате в карантинной зоне Туркменабада, а спустя пару дней американцы сообщили, что «правительство Туркменистана не склонно подтверждать наличие коронавируса в стране даже в случае выявления заражения COVID-19».

Спустя еще некоторое время в карантинной зоне Туркменабата охрана задержала врача, у которого в кармане оказался мобильный телефон. Власти опасались, что он передает какие-либо данные за рубеж и отстранили его от работы. Правда, потом вернули. Сказалась нехватка квалифицированного персонала.

23 июня посольство США в Туркменистане сообщило, что туркменских граждан, у которых выявлены симптомы COVID-19, принудительно отправляют в карантин на неопределенный срок в инфекционные клиники и другие учреждения за счет самих больных.

Тут уже не выдержал туркменский МИД, который заявил, что подобные «информационные фейки необъективны и несостоятельны». Более того, внешнеполитическое ведомство рассказало, что официальные представители министерства «неоднократно уведомляли посла США о недопустимости распространения тенденциозной и не подтвержденной фактами информации». Американцы выпад проигнорировали.

Доверительные отношения

Остальные представители международных организаций оказались более покладистыми. Так, представитель ООН в Туркменистане Елена Панова дважды, в апреле и июне, говорила о том, что в ситуации с коронавирусом полагается на официальные данные правительства.

Между тем туркменский МИД каждые несколько недель проводил брифинги для международных организаций. На одном из них, 22 апреля, Постоянный координатор ООН в Туркменистане, глава странового офиса ВОЗ, специальный представитель Генсека ООН по Центральной Азии, глава странового офиса ЮНИСЕФ, а также глава Центра ОБСЕ в Ашхабаде Наталья Дрозд дружно «отметили эффективность реализуемых в Туркменистане действий в области здравоохранения, включая высокий уровень иммунизации населения в стране, а также программы по борьбе с инфекционными и неинфекционными заболеваниями».

МИД приглашает

В конце апреля настойчивое отрицание корнавируса заинтересовало международные организации. На очередном брифинге МИД его глава Рашид Мередов отверг подозрения в сокрытии информации о наличии в стране зараженных COVID-19 и предложил международным организациям посетить карантинный центр.

«Если бы был хотя бы один подтвержденный случай заражения коронавирусом, мы бы незамедлительно сообщили об этом Всемирной Организации Здравоохранения. Мы ничего не скрываем», — заявил Мередов. Ему вторил министр здравоохранения Нурмухаммед Аманнепесов, который рассказал, что в стране обустроены три карантинные зоны.

Планировалось, что ВОЗ посетит две страны, где до того времени официальные власти не подтверждали коронавирус, по очереди: Таджикистан и Туркменистан. Душанбе за несколько дней до приезда делегации, 30 апреля, заявили сразу о 15 выявленных случаях заражения. Туркменистан оставался непреклонен.

К нам едет ревизор

Изначально планировалось, что ВОЗ посетит страну в течение недели после приглашения Мередова. 5 мая директор Европейского регионального бюро ВОЗ Ханс Клюге сообщил в своем твиттере, что организация получила приглашение от правительства Туркменистана и готова направить миссию по изучению ситуации с коронавирусом как можно скорее. 3 июня он заявил, что поездка в Туркменистан будет организована в течение пары недель. В итоге в Туркменистан пять членов миссии прибыли лишь 6 июля. А на следующий день Гурбагулы Бердымухамедов и весь Кабинет Министров ушли в месячный отпуск.

Эти два месяца Туркменистан усиленно готовился к приезду высоких гостей. На прошедшем в начале мая Кабмине президент поручил чиновникам пополнить запасы лекарств, медоборудования и обеззараживающих средств для лечения острой пневмонии; продолжить учебные занятия с медработниками по профилактике, диагностике и лечению острого вирусного воспаления легких; закупить лабораторные тест-системы; на всех КПП госграницы создать карантинные зоны и ограничить отдых в Авазе.

Уже в середине мая независимые СМИ стали сообщать о зараженных людях, которые начали поступать в инфекционные больницы Ашхабада и регионов. В городах наскоро оборудовали стационары. В тоже время самые презентабельные медицинские учреждения готовили к визиту миссии — закупали оборудование, обустраивали новыми койками, снабжали врачей необходимыми лекарствами и средствами защиты. У Ашхабада появились палатки, где замеряли температуру у въезжающих в город. В начале июня «Туркменские железные дороги» сообщили, что пассажиры поездов, следующих в приграничные районы, должны иметь справки о состоянии здоровья. В конце июня жителям Ашхабада начали бесплатно раздавать противовирусные таблетки, а в Туркменабате — дезинфицировать улицы.

Пневмония и коронапыль

В середине июня опять же независимые СМИ начали сообщать о вспышке острой пневмонии и переполненных больницах, затем, что больницы стали закрывать на карантин. Стало известно о смерти турецкого дипломата, в диагнозе которого также была указана «пневмония». Аналогичная ситуация имела место в Таджикистане — до визита в страну миссии ВОЗ власти отрицали наличие зараженных COVID-19, но говорили о заболевших острой пневмонией.

Однако самое интересное началось сразу после прилета миссии. Буквально на следующий день туркменский Минздрав неожиданно обнаружил в воздухе Ашхабада и велаятов Туркменистана повышенное содержание пыли, в связи с чем рекомендовал носить одноразовые медицинские маски, мыть руки и полоскать нос. В то же время согласно данным метеостанции Посольства США в Ашхабаде, существенного ухудшения состояния атмосферного воздуха не было.

Причем, когда ранее страну действительно накрывали соляные бури, ни правительство, ни государственные медиа никакого значения этому не придали, проигнорировав их, как и любые другие природные катаклизмы, происходящие в Туркменистане.

В Ашхабаде вновь стали дезинфицировать места скопления людей. С 9 июля гостелеканалы Туркменистана показывали ролики, объясняющие, как правильно носить медицинские маски.

Получалось, что для экспертов ВОЗ ношение масок представляли, как одну из предпринимаемых правительством мер профилактики распространения коронавируса, в то время как местному населению это пытаются объяснить наличием некой пыли в воздухе.

13 июля в стране был введен обязательный масочный режим, отменены массовые мероприятия «по техническим причинам», были закрыты торговые центры и рынки, с 16 июля прекращено железнодорожное сообщение между регионами. В связи с ростом количестве умерших от пневмонии, среди населения началась паника, люди скупали в аптеках маски и любые противовирусные препараты.

Без ВОЗражений

15 июля эксперты ВОЗ провели брифинг по итогам работы. Итоги оказались разочаровывающими для многих, возлагавших надежды, на то что эксперты расследуют загадочные случаи пневмонии и расскажут, что коронавирус в стране все же есть. В реальности же миссия посетила заранее согласованные объекты, объявила, что здравоохранение страны находится на должном уровне, а в связи с выявленными случаями пневмонии надо больше тестировать население. Самой важной фразой стало рекомендация ВОЗ правительству Туркменистана «вести себя так, словно коронавирус уже в стране».

Ситуация с коронавирусом оказалась точь-в-точь как и с обрушившимся 27 апреля на Лебап ураганом. Были жертвы, разрушения и митинги недовольных граждан по всему миру, при полном молчании властей. Так и тут, переполненные больницы и смерти на фоне тотально игнорирования властями эпидемии.

Что касается ВОЗ, то это не политическая организация и не стоило ждать от экспертов политических заявлений. Их задача — надеть на людей маски и ввести другие меры профилактики, не указывая пальцем на ошибки правительства, поэтому едва ли стоило ожидать сеанса с разоблачением. Вывернулись, надо признать, изящно, порекомендовав действовать так, как будто вирус уже проник в страну.

Однако, подыгрывание и, пусть и не прямая, но все же поддержка странных объяснений Ашхабада и заметание проблемы COVID-19 под коврик вкупе с привычной туркменской показухой еще может аукнуться всему региону, если страна превратится в рассадник коронавируса, к чему есть все предпосылки — сокрытие достоверных сведений о заболевших, отсутствие финансовых возможностей государства держать людей в самоизоляции, а следовательно, и малый шанс, что таковая будет введена и плачевное состояние разрушенной за годы «могущества и счастья» медицины.

Но в этом случае, как мы помним из пресс-релиза главы миссии экспертов госпожи Кэтрин Смолвуд, ответственность будет возложена на туркменское правительство, которое «в полной мере осознает опасность, которую в настоящее время представляет вирус», а ВОЗ пожмут плечами, сказав, что свою работу, которая заключалась в помощи Туркменистану подготовить адекватные меры реагирования на эпидемию, они выполнили.

«Хроника Туркменистана»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью