Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
19.08.2022  
Общество и религия

14.07.2022
Возрождение ислама в Туркменистане

Мердан Аманов

Хотя ислам был частью туркменской культуры на протяжении веков, общественная практика ислама была в значительной степени подавлена во времена Советского Союза, а также в начале эпохи независимости.

Судя по неподтвержденным данным, в последнее десятилетие популярность ислама в туркменском обществе растет. Чем объясняется этот очевидный рост религиозности в Туркменистане?

Ислам был введен на территории современного Туркменистана в 9-м и 10-м веках после исламских завоеваний Центральной Азии. По оценкам правительства США, по состоянию на 2021 год 89 процентов населения страны составляют мусульмане (в основном сунниты), в то время как 9 процентов населения исповедуют православие, а остальные 2 процента идентифицируют себя как «другие». Согласно конституции страны, Туркменистан является светским государством, что обеспечивает отделение религии от государства и его политики. Конституция также предусматривает свободу вероисповедания и право отдельных лиц выбирать свою религию, выражать свои религиозные убеждения и участвовать в религиозных обрядах и церемониях.

Во времена Советского Союза (1925-1991) исповедание ислама для населения Туркмении было сильно ограничено. Большинство мечетей и религиозных школ были закрыты. Советские чиновники сжигали арабские книги и не позволяли мусульманам занимать политические посты. В результате ислам был в значительной степени удален из общественной жизни. К 1970-м годам большинство ограничений на религиозные обряды были несколько ослаблены, но границы все еще ощущались и были очевидны. Например, окончание священного месяца Рамадан и другие религиозные праздники разрешалось отмечать публично. Хотя некоторые мечети были вновь открыты, деятельность религиозных школ, большого числа мечетей и религиозных организаций по-прежнему была ограничена.

В годы, последовавшие за распадом Советского Союза, первый президент Туркменистана Сапармурат Ниязов заменил советскую пропаганду националистической туркменской идентичностью, которая имела некоторые общие ценности с исламом. Религиозные праздники и ритуалы были разрешены и объявлены государственными праздниками. Мечети также были вновь открыты. Тем не менее, религия по-прежнему жестко контролировалась государством, и после обретения независимости ограничения снова значительно возросли. Отращивание бороды для мужчин, которое поощряется в исламе, было запрещено в Туркменистане в 2004 году, и это ограничение ослабло только в последние годы.

Согласно Закону Туркменистана о свободе совести и религиозных организациях 1991 года, все религиозные группы обязаны зарегистрироваться в Министерстве юстиции. Процесс регистрации является долгим и утомительным. Незарегистрированная религиозная деятельность стала правонарушением по статье 205 Кодекса об административных правонарушениях. Более того, только зарегистрированные религиозные организации могли ввозить религиозную литературу из-за рубежа, практически запрещая ввоз любых религиозных книг частным лицом. Муфтии, исламские священнослужители назначаются правительством, что фактически позволяет Ашхабаду контролировать религиозный нарратив.

С 2014 года Государственный департамент США неоднократно объявлял Туркменистан страной, вызывающей особую озабоченность (CPC), за серьезные нарушения религиозных свобод. 15 ноября 2021 года госсекретарь США вновь включил Туркменистан в список CPC, но также в очередной раз отказался от санкций в связи с неуказанными «важными национальными интересами Соединенных Штатов».

Элиты принимают ислам

Сердар Бердымухамедов был введен в должность нового президента Туркменистана 19 марта 2022 года во время продолжающихся карантинов, связанных с пандемией (несмотря на то, что в Туркменистане официально не зарегистрировано ни одного случая заболевания COVID-19). Вскоре после этого, 29 марта, Бердымухамедов издал приказ об ослаблении карантина в стране, включая возобновление работы мечетей, которые были закрыты с весны 2020 года. 23 апреля новый президент подписал указ о помиловании 514 заключенных в честь священной Гадыр Гиджеси (известной в исламе как Лейлят аль-Кадр). 3 мая Сердар одобрил предложения глав пяти регионов страны по строительству новых мечетей, а 1-2 июня Бердымухамедов совершил свою первую зарубежную поездку в качестве президента, отправившись в Саудовскую Аравию, для совершения Умру Хадж — малого паломничества в Мекку и Медину.

Все эти жесты были сделаны в течение первых 74 дней его президентства. После прихода Сердара к власти племянники отца президента, экс-президента Гурбангулы Бердымухамедова Шамырат Реджепов и другие, которые контролируют крупные отрасли промышленности в стране, начали регулярно публиковать религиозные посты в своих публичных аккаунтах Instagram. Некоторые люди утверждают, что растущее внимание политиков к религии связано с растущей популярностью ислама среди широких слоев туркменского общества, и Сердар использует это в своих интересах, применяя религию как инструмент для повышения собственной популярности.

Хотя туркмены веками отождествляли себя с исламом, практика и публичные проявления религии не были столь очевидны, поскольку национальная культура всегда была более приоритетна, чем исламская практика (несмотря на многие сходства). Виктория Клемент (Victoria Clement) отмечает, что туркмены создали интенсивную и богатую религиозную практику, но она часто смешивалась с доисламской практикой или оттачивались в соответствии с кочевым образом жизни. Однако в последнее десятилетие ислам становится все более популярным среди как простых туркмен, так и элиты. Среди туркменских родителей стало широко распространено наречение новорожденных арабскими и исламскими именами. Более того, не только простые туркмены, но и представители элиты, поп-звезды, артисты и известные блогеры начали пропагандировать ислам, регулярно делясь цитатами из Корана. Пост в течение месяца Рамадан также стал более популярным. Такого быстрого и децентрализованного распространения ислама среди населения не наблюдалось со времен Советского Союза.

Чем объясняется растущая популярность ислама среди простых туркмен?

Мы можем вспомнить создание турецких частных школ, управляемых сторонниками движения Фетуллаха Гюлена, первая из которых открылась в Туркменистане еще в 1993 году, что вызвало больший общий интерес к исламу. В общей сложности в Туркменистане было открыто и управлялось ими 17 школ, 10 образовательных центров (обучение иностранным языкам, математике и технологиям) и один университет. Эти школы считались одними из лучших в стране; они были популярны как образцовые школы для детей элиты. В них преподавались в основном наука и техника, но они также знакомили своих учеников с проповедями ислама и настраивали их на соблюдение основных исламских принципов. За без малого 20 лет своего существования вплоть до закрытия в 2011 году школы Гюлена выпустили десятки тысяч выпускников. Те, кто учился в этих учебных заведениях, неизменно оказывали влияние на свою семью, друзей и соседей.

За последнее десятилетие Турция также стала крупнейшим получателем туркменских трудовых мигрантов, и эти мигранты делились тем, что они узнали об исламе, в своих социальных сетях. Наконец, турецкие телеканалы и телешоу также стали более популярными среди туркмен, которые также знакомили туркменскую аудиторию с турецкой культурой, а также с турецким пониманием ислама.

Хотя ислам был частью туркменской культуры на протяжении веков, общественная практика ислама была в значительной степени подавлена во времена Советского Союза, а также в начале эпохи независимости. Несмотря на это, можно наблюдать возрождение и рост популярности ислама как среди обычных, так и среди элитных слоев туркменского общества, возможно, отчасти из-за углубляющихся связей с турецким обществом и турецким пониманием и практикой ислама. В результате новый президент страны понял, что было бы выгодно воспользоваться этой популярностью и, возможно, усилить свою собственную.

Мердан Аманов — псевдоним туркменского аналитика, специализирующегося на экономике.

«The Diplomat»

Перевод «Гундогар»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью