Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
05.08.2020  
Общество и религия

18.05.2020
Талоны на продукты

Виталий Волков

Туркмении грозит голод из-за пандемии коронавируса?

В Туркмении жителям выдают талоны на продукты питания: муку, масло, сахар и другие. Виноват ли в этом мировой кризис, вызванный пандемией, или причины в системе хозяйствования?

.

В Туркмении, которую 20 лет назад несведущие называли «социальным раем», веря в легенды о бесплатном газе и воде для всех жителей республики , сегодня населению выдают талоны на продукты питания. Глава Республиканской партии Туркмении в изгнании Нурмухаммед Ханамов в интервью DW поделился информацией об этом, полученной от источников в Туркмении.

В Туркмении введены талоны на муку и другие основные продукты

«С 11 мая в Туркмении широко введена практика, когда жителям нужно в жилищной конторе брать справку о составе семьи, тогда там им выдается талон на определенное количество сахара, муки, масла. Хлеб в эту карточку не входит, но в магазинах с ним частые перебои, если с утра купить не успел, то уже не купишь. Поэтому с утра большие очереди. Но они быстро рассасываются, потому что хлеб быстро заканчивается», — рассказал туркменский оппозиционный политик.

А информационный ресурс Turkmen.news рассказал своим читателям о том, что в Балканабаде, а также в ряде других районов республики, с конца апреля действует система выдачи талонов на получение жителями продуктов первой необходимости. Согласно сведениям Turkmen.news, эта система действует так: в местном домоуправлении владельцу того или иного жилья при предъявлении документов всех его домочадцев выдают листок с указанием того магазина, к которому эта семья приписывается.

Что говорит Ашхабад о дефиците продуктов питания?

Этот листок, который Turkmen.news называет продуктовой карточкой, выдается на полгода. По нему можно получить месячный паек риса, муки, хлопкового масла, куриных окорочков. Услуга, кстати, не бесплатная. А паек — скромный, по крайней мере, с точки зрения тех, кто в республике не живет — к примеру, 500 граммов риса и муки на месяц на семью из четырех и менее человек.

Впрочем, Нурмухаммед Ханамов считает, что населением эта система может быть воспринята иначе, чем посторонними наблюдателями, потому что для людей лучше гарантированно получать хоть крохи, чем остаться вообще ни с чем. «Вопрос, хватит ли этих пайков на семью, или нет», — говорит он.

По словам эксперта международного Центра исследований кризисных ситуаций CSRC Натальи Харитоновой, карточная система, про которую в других странах бывшего СССР успели позабыть с 1990-х годов, в современной Туркмении в той или иной форме все еще используется.

«Поэтому информацию о талонах не вижу оснований подвергать сомнению. Особенность нынешней ситуации не столько в том, что талоны или карточки введены, а в том, что власти не успевают быстро купировать острейший дефицит продуктов. И, как обычно, публично Ашхабад молчит о проблеме, никаких указаний о том, что используется инструмент карточек или талонов, не обнародует», — продолжает она.

Поэтому не ясно, действуют ли местные руководители на свой страх и риск, вводя или не вводя жесткую распределительную систему, или же она все же введена пусть и тайно, но централизованно, подчеркивает Наталья Харитонова.

Виновата ли в туркменской проблеме пандемия коронавируса?

У руководителя НПО «Туркменская инициатива по правам человека» (ТИПЧ) в Вене Фарида Тухбатуллина свой взгляд на ситуацию. «Сейчас она столь острая, что каждый руководитель администрации, хяким, начиная от районных, и областных, выкручивается, как может. Количество продуктов они увеличить не могут, и пытаются разными уловками сократить спрос в системе государственной торговли», — объясняет он. По словам Тухбатуллина, кто-то из местных начальников постановляет требовать массу справок с места работы и жительства, а, если их нет, то и продукты не выдаются: «Кто-то просто вводит ограничение на продажу хлеба или муки в одни руки».

Кто же виноват в экстренной ситуации? 8 мая президент страны Гурбангулы Бердымухамедов выступал перед кабинетом министров. О продовольственном кризисе внутри страны он ни слова не сказал, но упомянул мировой кризис.

Оппозиционер Нурмухаммед Ханамов, в свою очередь, называет и другие причины. Например, систему приписок. «Чиновники из страха перед руководством рапортуют о выполнении плана по сбору зерна, власти решают, что закупать зерно за границей не надо, а через три-четыре месяца зерна нет, не говоря уже о запасах », — поясняет он. Но эта проблема хроническая, она существовала и в прежние годы. Однако сейчас она обострена тем, что страны-соседи закрыли границы из-за пандемии коронавируса, а многие сельхозпродукты шли оттуда. Граница с Ираном закрыта до сих пор , а Иран — очень важное направление поставки продуктов в Туркмению. «Это серьезно подкосило обеспечение населения продуктами первой необходимости», — дополняет Фарид Тухбатуллин.

Эпидемия коронавируса подстегнула кризис в Туркмении

«Возможно, Казахстан, Иран и Россия, которые раньше спасали Туркмению в таких ситуациях экстренными поставками зерна, сейчас, из-за эпидемии, не имеют этого ресурса или распоряжаются им иначе — в помощи, к примеру, нуждаются и Таджикистан, и Киргизия», — рассуждает Наталья Харитонова.

Еще одна причина — это стихийные бедствия. «В начале мая Амударья вышла из берегов, плюс ураган, в Лебапе люди остались без крова. При этом местные власти открыто говорят, чтобы от них люди помощи не ждали», — напоминает Нурмухаммед Ханамов. В то же время, продолжает он, население считает, что система талонов введена властями для того, чтобы даже в этой ситуации сэкономить продукты питания на своих жителях, но сделать красивый жест и собрать гуманитарную помощь для Афганистана, и для Узбекистана, где прорвало дамбу «Сароба».

«Система талонов, конечно, потребовалась не для гуманитарной помощи, а для того, чтобы сохранить для населения хоть минимальную долю продуктов, которые оно может купить не по рыночным, а по государственным ценам. Но слухи о некоей помощи зарубежью за счет населения — это опасный признак», — полагает Наталья Харитонова.

Фарид Тухбатуллин указывает на то, что ТИПЧ фиксирует все более частые факты, когда жители, стоя в очередях, открыто выражают свое недовольство. «Часто оно выражается в том, что достается продавцам. Но есть и случаи нападений на хякимов», — делится информацией правозащитник.

«Немецкая волна»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью