Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
27.10.2020  
Общество и религия

05.05.2020
«Господа, вы звери!»

Нургозель Байрамова

Не предупрежден — значит безоружен

Стихия вновь показала свою неуправляемость. Она обрушилась шквальным ветром на Лебапский и Марыйский велаяты. Но как и 20 лет назад в Небитдаге и Казанджике, власти демонстрируют беспомощность и пренебрежительное отношение к гражданам.

Среднеазиатский регион никогда не был островом безопасности в океане природных катаклизмов. Разрушительные сходы сели, уносящие вместе с потоками грязи и камней строения, автомашины и домашний скот, прорывы дамб, затопляющие населенные пункты и сельскохозяйственные угодия кубометрами вырвавшейся из плена воды, песчаные бури, смерчи. Но, безусловно, самые страшные и разрушительные явления природы, приносящие наибольшее число жертв, — это землетрясения. Природа будто посылает нам свои предупреждения: люди, будьте бдительны, не расслабляйтесь, помните об ответственности за свою безопасность и безопасность своих ближних.

Почти не осталось в живых свидетелей ашхабадской трагедии 1948 года, унесшей жизни такого страшного количества жертв, что реальные данные об их численности по каким-то необъяснимым причинам были и остаются похороненными в самых секретных архивах. Но рассказы о страшной «ночи желтого быка» и по сей день живут во многих семьях бывших и нынешних ашхабадцев.

Менее, чем через год после ашхабадского, Таджикистан потрясло хаитское землетрясение, позднее, в 1966 году почти полностью был разрушен Ташкент.

Несмотря на то, что по старой недоброй традиции советские власти замалчивали, а если это все же не удавалось, то хотя бы приуменьшали размеры человеческих и материальных потерь, более или менее достоверная информация все же доходила до населения страны. Были публикации в центральной прессе, позднее подключилось телевидение, снимались документальные и даже художественные фильмы, созывались научные конференции, создавались соответствующие государственные органы. В спорах и разнообразии мнений рождались идеи прогнозирования наиболее угрожающих природных явлений и их последствий, программирования спасательных и восстановительных работ, а главное — создания повсеместной, экстренной, безотказной системы обеспечения безопасности населения. Каждая новая трагедия давала толчок к выработке адекватных ответных мер на вызовы коварной природы.

А сколько на долю среднеазиатских республик выпало других, больших и малых землетрясений — не перечесть! И с соседями нам (чего уж скрывать!) явно не повезло: Иран, Афганистан и более дальние — Турцию, Сирию, Пакистан, Китай трясет регулярно и сильно.

Но многие ли знают, что в 2000 году, в холодный вечер 6 декабря подземная стихия обрушилась на Балканский велаят? Эпицентр землетрясения находился в 100 километрах от города Набитдаг (ныне Балканабад). В эпицентре сила подземных толчков составила 7-8 баллов, в Ашхабаде — 4, ощущалось они также в Баку, Самаре, Ставрополе и даже в Москве и Санкт-Петербурге. Возможно, именно поэтому об этом землетрясении стало известно за пределами Туркменистана.

На этот раз даже туркменские власти, против обыкновения, побоялись отмолчаться, и уже наутро 7 декабря Государственное информагентство ТДХ распространило соответствующее сообщение. В нем, однако, подчеркивалось, что «в результате землетрясения [в Балканском велаяте]жертв и разрушений нет». Сам факт публикации, тем не менее, свидетельствовал о том, что ситуация, к сожалению, куда более серьезная. Оптимизма не прибавило даже выступление президента Сапармурада Ниязова, лично заверившего, что подземные толчки «не имели каких-либо катастрофических последствий».

Однако последствия были — и немалые. Пострадал не только Небитдаг. В городе Казанджик пришло в негодность или было разрушено более 60 процентов жилых зданий, обрушилось здание казармы воинской части, почти полностью вышли из строя несколько железнодорожных станций, железнодорожное сообщение между Ашхабадом и Красноводском (ныне Туркменбаши) было на несколько дней прервано.

Стало очевидно: власти намеренно скрывают данные о жертвах и разрушениях, более того, они оказались неспособны организовать необходимую помощь пострадавшим и не желали принять гуманитарную поддержку извне. Их скудной фантазии хватило лишь на то, чтобы распорядиться, как ни в чем не бывало, проводить массовые праздничные мероприятия в связи с Днем нейтралитета Туркменистана, отмечаемым 12 декабря. Это демонстративное пренебрежение последствиями стихийного бедствия особенно возмутило местных жителей. Они начали открыто выражать свое недовольство действиями властей, публично сжигали портреты Ниязова и даже напали на главу местной администрации.

Различные источники дают противоречивую информацию о том, была ли использована сила при подавлении «беспорядков». Однако сообщалось, что особо пострадавшие населенные пункты Балканского велаята, а также столица Туркменистана были буквально наводнены сотрудниками полиции и КНБ, перед которыми была поставлена задача выявлять и наказывать тех, кто пытается передавать данные о жертвах и разрушениях за рубеж и критиковать власти.

С этих трагических дней прошло уже без малого 20 лет, и что мы видим сегодня?

Стихия вновь показала свою неуправляемость. На этот раз она обрушилась шквальным ветром на Лебапский и Марыйский велаяты. Но снова, как и 20 лет назад, власти Туркменистана демонстрируют беспомощность, преступную халатность и бессовестно пренебрежительное отношение к гражданам. Они настолько трусливы, что побоялись даже упомянуть о страшном урагане, пронесшимся над населенными пунктами восточной части страны вечером 27 апреля 2020 года.

… Случалось ли вам, друзья, в прекрасный весенний вечер испытать неведомое доселе чувство уходящей из-под ног земли, увидеть, как черной стеной надвигается на вас нечто, похожее то ли на грозовое облако, то ли на дымовую завесу? Думали ли вы о том, как поведете себя в экстремальных условиях, представляли ли, куда побежите, где спрячетесь? Укроют ли вас от порывов штормового ветра и потоков хлынувшего дождя, перемежающегося крупным градом, вмиг потерявшие часть листвы, оголенные кроны деревьев? Может, лучше укрыться под крышей какого-нибудь дома, магазина, кафешки или автобусной остановки? Но и крыши не спасают, их срывает оголтелая стихия. Куски черепицы, листового железа, пластика, как перышки, летают вокруг, режут, ранят беспомощных людей, опрометчиво понадеявшихся на защиту, вырванные с корнем деревья падают поперек дороги, хрустит под ногами разбитое стекло, рушатся бетонные столбы, их обломки мешают бежать. Телефон не работает, редкие такси проносятся мимо…

Скорее, скорее добраться до дома, узнать, уцелел ли он, а главное, где в это время находятся ваши близкие. Дома ли старики, собиравшиеся, как водится в священный месяц Ораза, после вечерней молитвы завершить день скромной трапезой в кругу своей семьи, дома ли дети, которые (говори им-не говори!) при первой же возможности выбегают во двор поиграть, погонять мяч, а то и убежать подальше от дома, в парк, где работают аттракционы и главное чудо — колесо обозрения.

Неспроста же его в прошлом веке называли «чертово колесо»! С первыми порывами ураганного ветра отключилось электричество, и десятки взрослых и детей оказались в безвыходном положении высоко над землей. Тех же, кто был на самом верху, порывом ветра сбросило вниз, сообщают очевидцы. К счастью, колесо устояло, рухни оно под напором стихии, жертв могло быть намного больше.

Кирпичные постройки буквально рассыпались как песочные башни, с домов срывало крыши и уносило за несколько километров, рассказывают очевидцы. Линии электропередачи были порваны упавшими столбами, как огрызки веревки, болтались провода, прекратилась подача газа. Больницы были переполнены, врачи не успевали оказывать помощь раненым, пострадали дети, много людей числилось пропавшими, счет погибших шел на десятки или даже сотни…

Осведомленные источники утверждают: местные власти и правоохранительные органы были оповещены о надвигающемся шторме за 7 часов (!) до его начала и, таким образом, имели возможность предупредить население, по крайней мере, рекомендовать всем оставаться дома. Однако, по-видимому, трезво оценивая свое бессилие в случае возникновения паники, они сочли за лучшее… сделать вид, что никакого предупреждения получено не было. А в центре, как обычно, сделали вид, что ничего экстраординарного и не происходило. Хотя нет, не только. Еще перекрыли дороги, ведущие из зоны разрушений в столицу, да наводнили города полчищами сотрудников так называемых «правоохранительных органов», которые, вместо того, чтобы оказывать помощь пострадавшим и пресекать акты мародерства, отлавливали «смутьянов», снимающих на свои телефоны поваленные деревья и снесенные крыши. Телефоны, разумеется, забирали себе в качестве гонорара. Помните, 20 лет назад в Казанджике и Небитдаге происходило все то же самое. Дежа вю!

Если подобное предупреждение в действительности имело место, то скорее всего, оно могло исходить от Главного управления гражданской обороны и спасательных работ Министерства обороны Туркменистана — того самого Главного управления, начальник которого замминистра обороны подполковник Оразмамедов в мае 2018 года был уволен за неспособность предотвратить затопление столицы в результате многодневных проливных дождей. То, что это подразделение Минобороны и ныне существует в реальности, а не является фантомом, подтверждается фактом включения его, наряду с Минздравом, МИДом, Госпогранслужбой, Национальным обществом Красного полумесяца и рядом других госслужб и ведомств в реализацию плана по обеспечению готовности и реагированию на коронавирусную инфекцию, подготовленного туркменской стороной в партнерстве с агентствами ООН, о чем было сообщено проправительственным новостным источником «Ориент». К слову сказать, данное называющее себя «независимым» издание о постигшем Лебап и Мары несчастье даже не обмолвилось.

Были ли задействованы силы этого управления, нам не известно, так как никаких официальных заявлений и указаний президента и правительства озвучено не было, несмотря на то, что, в соответствии с законами Туркменистана «О гражданской обороне» и «О чрезвычайном положении», которые имеются в свободном доступе на сайте Минобороны Туркменистана, какие-никакие меры экстренного порядка несомненно должны были быть приняты. Ну, на худой конец, должен был бы собраться Госсовет безопасности или Кабинет министров, или оба вместе, чтобы дать оценку события, наметить мероприятия по поддержке населения пострадавших районов и оказания гуманитарной и материальной помощи наиболее нуждающимся семьям. Я уже не говорю о словах соболезнования, которые любой уважающий себя человек, а тем более — глава государства выражает в подобной ситуации.

Если президент Бердымухаммедов реально глух и слеп, это, несомненно, большой минус для руководителя страны, но если он лишь притворяется глухим и слепым, а на деле проявляет себя жестоким и бездушным — это уже трагедия, катастрофа, стихийное бедствие из разряда тех бедствий, которые как раз и являются основанием для введения режима чрезвычайного положения. Такое отношение президента причиняет вред здоровью и даже жизни людей, служит источником материальных потерь, нарушения условий жизнедеятельности населения и требует проведения масштабных аварийно-спасательных и других неотложных работ (см.: Закон Туркменистана «О режиме чрезвычайного положения», статья 3, пункт 1.)

Более того, такое поведение главного лица государства вводит в полнейший ступор все правительство, всех зампредов, министров, чиновников среднего и низшего звена, затыкает рот средствам массовой информации, омбудсмену Яздурсун Курбанназаровой и даже свое родной сестре — председателю Национального общества Красного полумесяца Гульнабат Довлетовой (предположим, что они, будучи, во-первых, женщинами, а во-вторых, в соответствии со своими должностями, поборниками гуманитарного права, позволили бы себе проявить профессиональные и гендерные преимущества и уговорить президента не нарушать статью 4 Конституции Туркменистана, которая гласит: «В Туркменистане наивысшей ценностью общества и государства является человек. Защита, поддержка человека и служение ему являются главными задачами органов государственной власти»).

Ко всем названным, к большому сожалению, относятся также представители международных организаций, сделавшие вид, что глубоко погрузились в проблемы обеспечения готовности и реагирования на коронавирусную инфекцию, которой, как сказал президент и велел говорить всем остальным, в Туркменистане нет, «но мы готовы поделиться своим опытом с другими странами». Захотят ли другие страны перенять отточенный годами опыт Туркменистана, как наилучшим образом скрывать истину от международного сообщества — еще большой вопрос.

Ради справедливости, следует сказать, что, хотя и с опозданием, помощь населению Лебапа и Мары все же пришла. Первыми очнулись от шока работники коммунальных служб. Постепенно стало восстанавливаться электроснабжение, в первую очередь свет провели в помещения хякимликов, а также в медицинские учреждения. Как сообщают источники, все больницы переполнены, туда поступают пациенты не только с полученными во время урагана травмами, но также с сердечными приступами, гипертоническими кризами и другими симптомами, спровоцированными сильнейшими эмоциональными перегрузками.

В аптеках не хватает элементарных медикаментов и перевязочных средств, мобильная связь работает с перебоями, цены на стройматериалы на рынках выросли в 2-3 раза, ощущается нехватка продуктов и товаров первой необходимости. Чиновники разводят руками, максимум, на что они решаются без санкции центра — это предложить людям подавать письменные заявления о полученном ущербе и жертвах. Люди выражают свое возмущение отсутствием внимания к их проблемам со стороны государства, они недоумевают, почему своевременно не были предупреждены о надвигающемся смертоносном урагане.

«Praemonitus, praemunitus» — «предупрежден значит вооружен». А не предупрежден — значит безоружен, значит вновь может пострадать, вновь окажется неспособным противостоять угрозе, обеспечить безопасность себе и своим близким. Ведь успокаиваться пока рано: природа еще не совсем угомонилась. Узбекские метеорологи обещают в ближайшие дни сильные дожди и грозы, порывы ветра могут достигнуть 23-28 метров в секунду.Туркменские метеослужбы по-прежнему хранят молчание.

Эпилог

… Уставшие люди, мужчины и женщины, присели отдохнуть в скудной тени по-осеннему голых деревьев. Уже который день они самостоятельно расчищают от обломков кирпича и принесенного ураганом мусора прилегающую к их дому территорию. Мужчина средних лет, счастливчик, которому повезло вытащить из-под рухнувшей кровли свою уцелевшую «тарелку», рассказывает новости соседнего Узбекистана. Там ураган прошелся по трем областям, тоже были повреждены дома, нарушилось газоснабжение, прервалась подача электричества, но жертв было значительно меньше. Уже наутро следующего дня в Бухарскую область, наиболее пострадавшую от стихии, прибыл президент Шавкат Мирзиёев. Он встретился с руководством и жителями области, выслушал их жалобы и распорядился о немедленной ликвидации последствий.

 — Вот бы наш президент тоже приехал к нам, — задумчиво сказал пожилой мужчина.

 — Наши начальники не то что руины разгребли бы перед его приездом, они бы дома срочно отремонтировали и цветы везде посадили, — смеясь, добавила его жена.

 — Кто его тут не видал? — возмутился другой сосед. По сердитому выражению его лица можно было понять, что только присутствие женщин удерживает его от не вполне литературных выражений.

 — Я недавно хорошее кино видела, «Раба любви» называется, — неожиданно сказала стоящая в стороне молоденькая девушка, оказавшаяся дочерью счастливого обладателя «тарелки».

«Аудитория» слегка оживилась: этим девчонкам лишь бы про любовь поговорить!

 — Нет, вы не поняли, — покраснела девушка. — Там героиня говорит своим врагам: «Господа, вы звери! Вы будете прокляты своей страной!» Я запомнила эти слова, и мне хотелось бы передать их нашему президенту, пусть и он о них не забывает…

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью