Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
21.10.2018  
Общество и религия

10.10.2018
В силу различных обстоятельств...

Арслан Мамедов

Я вообще с трудом могу представить себе, чтобы кто-то в здравом уме мог добровольно отказаться, например, от российского паспорта и переехать жить в Мары.

1 октября 2018 года 735 лиц без гражданства, проживающих в Туркменистане, получили туркменские паспорта. Церемония состоялась в актовом зале Государственной миграционной службы Туркменистана в праздничной торжественной обстановке с участием почетных старейшин и уважаемых матерей, представителей министерств и ведомств, дипломатов из ООН, журналистов и (почему-то) студентов военных вузов.

Мероприятие во всех подробностях продемонстрировали по телевидению, после чего стало ясно, что на праздник паспортизации приглашены не все 735 человек, а лишь пара десятков избранных. По какому принципу их отбирали, неизвестно. По еще более загадочным критериям из всех присутствовавших выбрали шестерых, давших «интервью» газете «Нейтральный Туркменистан».

Именно эти шестеро и дают нам относительный шанс разобраться в том, что за люди были приняты в гражданство Туркменистана, почему именно сейчас и, главное — зачем.

Трое из собеседников «Нейтрального Туркменистана» носят туркменские имена, однако объединяет их не только это. Аннагозель Джумаева, Бегназар Халлыев и Тазегуль Бегдурдыева, по их же собственным рассказам, переехали в Туркменистан достаточно давно.

Аннагозель Джумаева: «По воле обстоятельств мы с семьей приехали в 90-х годах из Таджикистана. С тех пор туркменская земля стала для нас второй родиной. Мы нашли здесь понимание наших проблем и почувствовали всю глубину гостеприимства народа. И вот теперь Указом уважаемого Президента Гурбангулы Бердымухамедова я стала полноправным гражданином Туркменистана. От всего сердца хочу выразить слова огромной благодарности национальному лидеру за решение проблем лиц без гражданства».

Обратите внимание — приехала семья в 90-х годах, а паспорт получила одна Аннагозель и только сейчас. С 90-х она жила в Туркменистане без документов — постарайтесь представить, сколько ей пришлось помытариться, если, конечно, вся эта история не выдумана.

Похожая ситуация и у Бегназара Халлыева.

Бегназар Халлыев: «Моя семья приехала из Узбекистана. Мы живем в Лебапском велаяте. Несмотря на то, что у меня не было гражданства, я получил бесплатное среднее образование, мне доступны медицинские услуги. А паспорт гражданина Туркменистана придает мне уверенность в завтрашнем дне, открывает широкие возможности в реализации прав человека и гражданина. Спасибо за это уважаемому Президенту Гурбангулы Бердымухамедову».

Опять же, человек окончил среднюю школу в Туркменистане, то есть переехал не вчера. Как и Джумаевы из Таджикистана, Халлыевы переехали из Узбекистана семьей, но паспорт получил только Бегназар. Остальные получили туркменское гражданство раньше? Или так и остаются лицами без гражданства? Кстати, доступность медицинских услуг — весьма сомнительный повод для отдельной благодарности. Они, видите ли, лечат людей и без паспорта тоже!

Наконец, еще одна туркменка, нашедшая счастье на земле предков. На этот раз — из семьи переселенцев из России, однако история, как под копирку…

Тазегуль Бегдурдыева: «Моя семья переехала из России, когда я еще была ребенком. И как все дети, я ходила в школу, получила аттестат о среднем образовании. Сегодня особенный день в моей жизни — я получила паспорт гражданина Туркменистана. Большое спасибо за это уважаемому Президенту Гурбангулы Бердымухамедову».

Вообще довольно странно, что туркмены называют Туркменистан своей «второй родиной». Обычно так говорят ностальгирующие иностранцы, но наши герои получили туркменские паспорта, будучи лицами без гражданства. С учетом национальности для Аннагозель, Тазегуль и Бегназара Туркменистан — родина первая, заставившая людей десятилетиями ожидать, прежде чем они смогут стать полноправными членами общества. (Простите за применение термина «право» в отношении граждан Туркменистана).

Среди граждан, получивших туркменские паспорта и рассказаваших о своей радости газете «Нейтральный Туркменистан», были не только туркмены, и в их рассказах также есть одна общая черта — они все дружно умолчали о том, откуда и когда они переехали в Туркменистан.

Юлия Порешная: «Трудно подобрать слова, чтобы выразить все те чувства, которые меня сейчас переполняют. Это и радость, и счастье, и волнение. Мне приятно, что вручение паспорта гражданина Туркменистана прошло в торжественной обстановке. Это придает еще большую значимость такому событию. Быть гражданином для каждого человека — огромная честь и гарантия его всемерной защиты. Туркменистан — страна, где Президент сделал девизом своей политики ''Государство — для человека!'', и я горжусь, что стала гражданином такой страны».

Денис Кукуруза: «Получение гражданства позволяет человеку чувствовать себя под защитой государства, активно участвовать в жизни общества, пользоваться широким кругом прав. Поэтому для всех тех, кто сегодня получили паспорт гражданина Туркменистана, этот день навсегда останется в памяти. Понимая, насколько важно для каждого человека иметь гражданство, мы от всей души благодарим уважаемого Президента Гурбангулы Бердымухамедова, который своим Указом принял нас в гражданство Туркменистана».

Геннадий Ганиев: «Сегодня я стал полноправным гражданином Туркменистана. И я горжусь этим. Благодаря мудрой политике уважаемого Президента Гурбангулы Бердымухамедова народ Туркменистана живет в мире и согласии. Лидер нации делает все во имя и на благо человека. Став гражданином, я буду стараться внести свой вклад в процветание Туркменского государства. Желаю уважаемому Президенту здоровья и успехов в его неустанном труде на благо народа».

Эти люди беженцы? Каким образом они оказались в Туркменистане без гражданства? Когда они заявили о своем желании стать гражданами Туркменистана, и сколько им пришлось после этого ждать? Почему три человека с туркменскими именами рассказали, когда и откуда они приехали в Туркменистан, а Юлия, Денис и Геннадий — нет?

И тут нам на помощь приходят социальные сети. Многого мы, конечно, не узнаем, но то, что Геннадию Ганиеву 42 года, вполне можем с легкостью обнаружить. Он живет в Мары, женат на гражданке Туркменистана, имеет 19-летнюю дочь. До переезда в Туркменистан проживал в небольшом городке Славянск-на-Кубани Краснодарского края Российской Федерации. Вряд ли он проживал там без паспорта, а значит, по действующему в Туркменистане закону «О гражданстве», Геннадий Ганиев должен был сначала оформить отказ от российского гражданства, затем подать заявление о вступлении в гражданство Туркменистана и ждать, без паспорта не только не имея возможности покидать территорию Туркменистана, но и вообще без проблем выезжать из Мары. Странная история, согласитесь. Впрочем, сегодня мы не об этом.

По официальной туркменской статистике, с 1992 года и по сегодняшний день более 24 тысяч человек были приняты в гражданство Туркменистана либо получили вид на жительство. Большинство из этих людей — беженцы и вынужденные переселенцы. Как пишут о них в туркменских газетах, «граждане соседних государств, которые в силу различных обстоятельств были вынуждены покинуть свои дома и переехать в Туркменистан».

Сколько граждан Туркменистана за это же время покинули свои дома и отправились на чужбину в поисках лучшей жизни, официальная туркменская статистика стыдливо умалчивает. Сказать точно никто не сможет, особенно с учетом сложностей, связанных с бывшими легальными бипатридами — обладателями туркменского и российского гражданства. Не боясь ошибиться, можно утверждать, что Туркменистан покинуло чуть больше людей, чем «в силу различных обстоятельств» в Туркменистан наоборот приехало. Больше раз эдак в… двадцать пять!

Я вообще с трудом могу представить себе, чтобы кто-то в здравом уме мог добровольно отказаться, например, от российского паспорта и переехать жить в Мары.

«В силу различных обстоятельств были вынуждены» — идеальная формулировка. Действительно, в наше время только тяжелые обстоятельства непреодолимой силы могут вынудить людей выбрать Туркменистан местом своего постоянного проживания.

Наконец, необходимо отметить участие в церемонии вручения туркменских паспортов двух высокопоставленных барышень из Организации Объединенных Наций: Постоянного координатора ООН в Туркменистане Елены Пановой и Специального представителя Генерального секретаря ООН Натальи Герман.

Панова и Герман не просто наблюдали за происходящим, но самолично вручали людям документы. Разумеется, не обошлось и без комментариев с их стороны.

Спецпредставитель Генсека ООН, она же руководитель Регионального центра ООН по превентивной дипломатии в Центральной Азии Наталья Герман лицемерно заявила, что, получив туркменские паспорта, бывшие лица без гражданства получат доступ к демократическим процессам. Очевидно имея в виду выборы, госпожа Герман сделала вид, что ей неизвестно, какую оценку по шкале демократичности выборам в Туркменистане неоднократно давали независимые эксперты, в том числе из ООН.

Интересно, знает ли госпожа Герман старый анекдот о том, как очнувшийся от наркоза больной обратился к хирургу с вопросом: «Скажите, доктор, а после этой операции я смогу играть на скрипке?» — «Господи, подумаешь, простой аппендицит… Конечно, сможете!» — «Вот здорово! А до операции не мог!»

Сможет ли Денис Кукуруза, став гражданином Туркменистана, участвовать в демократических процессах? Конечно сможет, на голубом глазу отвечает представляющая Генерального секретаря ООН Наталья Герман.

Ирония судьбы заключается в том, что пока эти самые 735 человек, получивших 1 октября туркменские паспорта, оставались лицами без гражданства, их хотя бы пересчитали и включили в статистику. Теперь же, став «полноправными» гражданами независимого нейтрального Туркменистана, они растворятся, практически перестанут существовать для всего остального мира, и вряд ли хоть какой-нибудь самый завалящий чиновник из ООН побеспокоится об их судьбе.

Сколько их всего — верноподданных слуг «лидера нации» Бердымухаммедова? Есть ли у них крыша над головой, еда, лекарства? Не вынуждают ли их жен и матерей драться в очередях за хлебом? Живы ли их мужья и отцы, упрятанные за решетку? Имеют ли их дети возможность ходить в школу, вместо того чтобы ползать по ядовитым хлопковым полям? Никому это все не интересно, в том числе и самим верноподданным. Главное, как говорится, чтобы уважаемый президент был здоров.

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью