Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
23.09.2017  
Общество и религия

03.07.2017
Нужен ли нам День победы?

Азат Реджепов

Авторитарные режимы не могут позволить людям объединяться вокруг даже самой благородной идеи, опасаясь утратить тотальный контроль, считая любую самоорганизацию граждан массовыми беспорядками...

По злой иронии судьбы, именно 22 июня, в день нападения гитлеровской Германии на Советский Союз, нижняя палата парламента Польши, проголосовала за внесение поправок к закону о запрете пропаганды коммунизма или другого тоталитарного строя в названиях зданий и объектов. Закон предусматривает снос памятников, прославляющих коммунизм, в том числе мемориалов в честь Красной армии, которых на территории Польши ни много ни мало 250.

И если «война с памятью» о коммунизме и его исторической роли в контексте Второй мировой войны на территории некоторых бывших стран соцлагеря — в Балтийских странах, Грузии, Украине — ведется в открытую, то в бывшей советской Центральной Азии о ней стараются вообще не говорить. К примеру, в этом году СМИ центральноазиатских республик 22 июня даже не вспомнили о дне начала великой битвы народов СССР с гитлеровской Германией.

9 мая президент России Владимир Путин поздравил лидеров Азербайджана, Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Молдавии, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана, Абхазии, Южной Осетии, а также граждан Грузии и Украины с годовщиной Победы в Великой Отечественной войне. Путин призвал коллег к совместной борьбе против искажения истории, оправдания преступных деяний фашизма и нацизма.

Российский лидер выразил уверенность, что традиции братской дружбы и взаимовыручки, закаленные в войне, останутся надежной основой для развития союзнического партнерства, взаимодействия стран в обеспечении региональной стабильности и безопасности.

Налицо, некогда основной идеологический термин СССР — Дружба народов, дал глубокую трещину в сознании простых людей, ныне проживающих в независимых государствах. Несмотря на то, что Россия называет республики Центральной Азии стратегическими партнерами, последние вовсю стараются покинуть постсоветскую систему. Историческая обида за то, как Российская империя, а затем Советская Россия, устанавливала свою власть в Центральной Азии, осталась. Причем, тон в агрессивной борьбе с историческим прошлым задают не обыватели, а именно политические лидеры. И небезуспешно, поскольку в их руках сосредоточены все рычаги управления идеологией авторитарных режимов.

К примеру, в Туркменистане абсолютно все СМИ «заточены» на прославление Аркадага и его «ратного труда», а говорить о войне, героях-ветеранах сегодня здесь считается неуместным или даже вредным. Как итог: «Это уже не наш праздник, для России мы чужие люди. Очень жалко туркмен, которые погиблили за освобождение русской земли», — считает мой знакомый, учитель из туркменского города Мары.

Поэтому призыв президента России против искажения истории, скорее всего, повиснет в воздухе. Вы когда-нибудь слышали, чтобы МИД хоть одной из центральноазиатских стран выразил недовольство по поводу вандального акта на могилах воинов Советской Армии, погибших во Второй мировой войне? Я — нет. А ведь там похоронены не только русские, но и туркмены, и казахи, и узбеки, и киргизы и люди других национальностей.

О чем говорить, если войну 1941-1945 годов в Туркменистане запретили называть «Великой отечественной», а Монумент Славы в парке Алма-Аты в Казахстане закидали яйцами? В Таджикистане, Узбекистане и Туркменистане власти запретили проводить марш «Бессмертный полк». Хорошо хоть инициативные ученики российской школы при посольстве РФ в Ашхабаде вышли с портретами героев войны, и еще несколько человек попели песни военного времени в парке перед памятником Кемине. И все, тишина… Так постепенно предается забвению героизм миллионов советских граждан, отдавших жизнь ради нашего существования. Авторитарные режимы не могут позволить людям объединяться вокруг даже самой благородной идеи, опасаясь утратить тотальный контроль, считая любую самоорганизацию граждан массовыми беспорядками.

Безусловно, вопрос праздновать ли 9 мая как День победы или обьявить его Днем скорби и памяти погибших, спорный. Однако отношение к еще живым ветеранам и погибшим воинам должно быть подобающим их неоценимому вкладу. Знаете, где самое низкое денежное вознаграждение ветеранам войны в честь дня Победы? В Туркменистане. 26 долларов. При этом показатель ВВП на душу населения в Туркменистане гораздо выше, чем в Таджикистане и Кыргызстане, где ветераны войны получили 349 и 220 долларов, соответственно.

По мнению жителя Ашхабада Гельдымурада (имя изменено), бывшего офицера туркменской армии, «сколько бы Россия ни называла Туркменистан стратегическим партнером, последний наплевательски относится к совместным межправительственным соглашениям в политической, военной, экономической и других сферах. События в Грузии и Украине заставляют Аркадага опасаться своего северного соседа. Аркадаг боится парадов Победы, на которых демонстрируется российская военная мощь».

Бывший дипломат, проработавший несколько лет в Туркменистане, считает, что Москва никак не может определиться в своих отношениях с Туркменией, поэтому у Кремля нет четкой политики в отношении Ашхабада. «Долгие годы игнорирования своего “подбрюшья” привели к тому, что Россия ныне ощущает острую нехватку грамотных специалистов, которые бы понимали и анализировали реальную ситуацию в странах Центральной Азии, особенно в Туркменистане. Поэтому Кремль все еще не выработал четкую стратегию по Ашхабаду. Отсюда и невнятная позиция, которой вовсю пользуется туркменская элита».

На слабость политики России в Туркменистане сослался в интервью «Немецкой волне» и туркменский оппозиционер Нурмухаммед Ханамов: «Почему-то интересы своих граждан Россия в Туркменистане не защищает, хотя декларирует, что готова это делать, указывая на Украину и на Прибалтику. Этот вопрос был задан президенту Путину в ходе последней “прямой линии”, однако в эфир он не попал и ответа мы не получили».

Другой туркменский диссидент, проживающий за рубежом, считает нужно напомнить Аркадагу, что без России не было бы туркменской государственности, и дать понять, что безопасность Туркменистана всецело зависит от России, а не от пресловутой политики нейтралитета.

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью