Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
23.08.2017  
Общество и религия

24.08.2016
Ашхабад — мертвая зона

Наталья Шабунц

Когда стали повсеместно вырубать зеленые зоны между домами, стало понятно, что идет целенаправленная война со старыми зелеными насаждениями, этакий безумный экологический фашизм.

«Фергана» не раз писала о вырубке многолетних деревьев, уничтожении парков и скверов в Узбекистане. Множатся такие случаи и в соседнем Туркменистане. Одновременно в обеих странах ведется масштабная реконструкция главных городов, бьющая по интересам рядовых жителей и обогащающая нерядовых. О том, как это происходит сегодня в Ашхабаде, — в документальном репортаже Натальи Шабунц.

* * *

Разрушительное «благоустройство» по-бердымухамедовски превратило некогда уютный, утопающий в целительной зелени, тенистый в зной и благоприятный для жизни Ашхабад в энергетический, асфальтово-бетонный могильник, где массово болеют и умирают люди. Как в единообразных, облицованных некачественным мрамором, помпезно-гламурных домах-казармах на элитных улицах, так и в превращенных в концлагерные бараки домах в обычных районах. Часть этих домов, выходящих на центральные улицы, покрывают к тому же ядовитыми, легко воспламеняющимися синтетическими плитами «под мрамор».

По необъяснимой логике президента страны и одновременно ее главного архитектора, дизайнера, садовода и завхоза, вечнозелеными деревьями, большинство которых вскоре гибнет, упорно засаживаются пустынные территории под столицей. При этом уничтожаются многолетние лиственные деревья и кустарники там, где их десятилетиями, борясь с ветрами пустыни, любовно выращивали жители Ашхабада.

Во время массового расширения дорог безжалостно уничтожают вековые деревья. Никому в руководстве страны не пришло в голову закупить спецтехнику и пересадить их. А когда стали повсеместно вырубать зеленые зоны между домами, стало понятно, что идет целенаправленная война со старыми зелеными насаждениями, этакий безумный экологический фашизм.

Сейчас с маниакальной настойчивостью власти уничтожают остатки деревьев около домов. Их уже не вырубают, а вырывают с корнями, используя бульдозеры. Смертный приговор им вынес президент, велев выложить вокруг всех неэлитных домов бетонные «фартуки» двухметровой ширины, которые стали для жителей столицы удавкой. Ради «фартуков» уничтожается не только последняя растительность, но и уже существующие покрытия: всюду гремят отбойные молотки и лежат груды строительного мусора. Наиболее безжалостно и варварски деревья уничтожают в Беркарарлыкском (бывший Азатлыкский) этрапе (районе), где «рулит» влиятельная сестра президента. И если в Копетдагском этрапе могут сделать лунки для деревьев, которым придется расти в бетонной зоне, то беркарарлыкские коммунальщики безжалостно рубят все деревья подряд.

До прихода к власти Бердымухамедова считалось большим везением получить квартиру на первом этаже. Как правило, вполне на законных основаниях жильцы первых этажей расширяли веранды и активно озеленяли территорию. В последние годы власти неоднократно обращали внимание на такие пристройки: сначала их ограничили тремя метрами, затем — полутора, а сейчас их сносят до основания. Растительность при этом уничтожали всегда.

Так же уперто власти борются с травой, вольно растущей около домов. Эти бои местного значения начинаются весной, когда буйная свежая зелень пробивается в местах, где земля еще не убита асфальтом. «У нас может расти только законно посеянная трава, а дикорастущая — нет», — объясняет коммунальное начальство, заставляя своих работниц руками рвать траву, несмотря на протесты жильцов.

И повсеместно там, где еще недавно росли деревья, кусты и трава, сейчас — асфальт или груды мусора. А чтобы зелень не пробивалась, землю засыпают песком, который разлетается при малейшем ветре.

Тем временем вдоль дорог высаживают чахлые деревца, преимущественно вечнозеленые, а в парках регулярно прореживают деревья, чтобы не было густых крон и все просматривалось на просвет. Несколько лет назад вырубили плакучие ивы и другие лиственные деревья за скамейками, на их место посадили ели, которые тени не дают. У оставшихся в городе ив подрезали ветви, чтобы в столице не было печальных деревьев. В сквере перед новым зданием правительства скамейки вообще не предусмотрены. Повсеместно создают такие зеленые ландшафты, на которые приятно смотреть из машины с кондиционером, но по которым невозможно гулять под палящим солнцем.

Но туркменскую власть это не беспокоит: простой люд пусть живет в бетонных джунглях без растительности, задыхаясь от пыльного воздуха, без возможности отдохнуть, как в советское время, в курортном местечке Фирюза, которое во имя народного счастья президент присвоил себе, превратив в семейную резиденцию. И уже невозможно отдохнуть по доступным ценам в Авазе или поселке Тарта на берегу Каспия. В детских лагерях в Чули отдыхают только дети определенного круга чиновников. Власти даже не озабочены созданием детских площадок в микрорайонах, и ребята играют среди строительного мусора в мертвых зонах без растений. Между тем, тонкое эстетическое чувство президента продолжают оскорблять кондиционеры на стенах бетонных домов. Их жильцы уже задыхаются и умирают от духоты. Но власти продолжают свои поистине карательные акции. В середине июля после насильственного демонтажа кондиционеров в микрорайоне Мир-4 умерли четыре человека, и акции временно приостановили. На месте стертого с лица земли вместе с деревьями поселка Чоганлы возводятся стройными, но тесными рядами коттеджи-клоны с зелеными крышами и небольшой асфальтированной территорией вокруг них. И никакой живой зелени.

«Общеизвестно, что растения — единственные на планете производители кислорода. А земная жизнь, в том числе жизнь человеческая, существует единственно потому, что зеленая растительность улавливает энергию солнца, которая претерпевает в живых организмах бесчисленные преобразования. Дерево, кроме того, поглощает углекислый газ, дает тень, осаждает на себя пыль, пригашает городские шумы, ионизирует воздух, убивает фитонцидами болезнетворных микробов, улавливает и аккумулирует некоторые вредные излучения. Благородное величие стволов и крон дает отдохновение глазу, а их безмолвие и покой лечат душу от суетливости. И есть в отношениях человека с живым деревом такое, что он не может пока назвать словом. Мы, должно быть, инстинктивно понимаем свою зависимость от этого кроткого, беззащитного и безмолвного существа, в котором таятся бездонные тайны жизни», — так писал Владимир Чивилихин.

Но этого не понимают безграмотные дикари в туркменской власти. А наш второй временно великий властелин, увы, «не читатель, а писатель».

Все эти безобразия творятся во имя «Азиады-2017», ставшей для президента честолюбивой декоративной игрушкой, а для населения Ашхабада -инфернальным испытанием.

Разрушения и выкорчевки регулярно сопровождаются повреждением электрокабелей, водопроводных и канализационных труб. Да и без этого в столице постоянно отключают свет, воду и газ. Десятилетиями не обновляются внутренние электрощиты, а сплит-системы, которые переносят с внешних стен в подъезды, увеличивают опасность пожаров. В девятиэтажных домах в микрорайонах Мир не меняют старые лифты. Но продолжают ломать, сносить, рубить, долбить.

Никто не озаботился расширением сферы услуг, созданием многочисленных кафе и ресторанчиков, сувенирной продукции, карт и схем города хотя бы для гостей. И что они смогут посмотреть интересного, кроме беломраморного олимпийского гетто и безлюдных элитных улиц?! Или им разрешат любоваться громадиной президентского дворца в историческом центре Ашхабада, мимо которого нельзя ни проходить, ни проезжать? Символ непомерного человеческого тщеславия…

Или повезут в Фирюзу? О, есть еще один интересный объект для демонстрации — общественный туалет на территории облицованного мрамором железнодорожного вокзала. Его запах оставит неизгладимое впечатление. Стоимость посещения этого заполненного фекалиями антисанитарного объекта поднялась недавно с 20 до 50 тенге (0,06 — 0,14 доллара), что как нельзя лучше отражает финансовый коллапс последних экономических достижений эпохи могущества и счастья.

…Двадцать первого августа в Туркменистане прошли выборы депутатов Меджлиса (парламента), членов Халк маслахаты (народных советов) и генгеши (советов) вместо выбывших. С 6 часов утра на избирательном участке возле моего дома звучала бодрая лирическая музыка. Особое впечатление своими интимными интонациями произвела песня «Аркадагым, менин Аркадагым» — «Покровитель, мой покровитель» (Аркадаг — официальный титул президента Гурбангулы Бердымухамедова. — Прим. «Ферганы»). Но радостно голосующих за народных депутатов не наблюдалось в течение дня. Нерадостных тоже.

Источник :: ИА «Фергана»
Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью