Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
25.01.2021  
Диктатура

28.12.2020
Бердымухаммедов Vs Пандемия:
Кто кого?

Нургозель Байрамова

Рецепты от Аркадага

Смогут ли туркменские власти по-прежнему убеждать мировую общественность в отсутствии в стране смертоносного вируса, при этом вводя карантинные меры, «как будто он есть»?

Как же не повезло в нынешнем году Курбанкули Бердымухаммедову! Этот злополучный 2020 год — год 25-летия провозглашения нейтралитета Туркменистана, обещавший быть годом его глобального триумфа, стал всего-навсего годом малочисленных заочных мероприятий, интересующих, по большей части, лишь их прямых участников. В этих условиях контингент зарубежных дипломатов, ограничивающийся минимальным количеством лиц, включая послов, консулов и еще нескольких сотрудников, и представители международных организаций должны были имитировать «широкую международную общественность» и ее безграничный интерес к означенной выше знаменательной дате.

Между тем, как грандиозно все задумывалось! Ведь еще год назад никто и не предполагал, какие необратимые последствия будет иметь для нас эта небольшая заметка, опубликованная 17 ноября прошлого года в китайской газете South China Morning Post, о том, что в этот день в больницу с диагнозом «коронавирус» поступил 55-летний житель провинции Хубэй…

В Багдаде все спокойно!

В этот день, 17 ноября 2019 года президент США Дональд Трамп в рамках ежегодного медицинского осмотра посетил Национальный медицинский центр имени Уолтера Рида.

Белорусский диктатор Александр Лукашенко, комментируя результаты состоявшихся местных парламентских выборов, заявил, что не будет держаться за власть «посиневшими пальцами».

Российская газета «Ведомости» со ссылкой на результаты опроса, проведенного «Левада-центром», сообщила в этот день о снижении доли россиян, симпатизирующих Владимиру Путину, что, очевидно, было вызвано не популярной в обществе пенсионной реформой.

Президент Киргизии Сооронбай Жеенбеков, отмечавший накануне свой 61-й день рождения, отдыхал в кругу семьи, ничуть не подозревая о том, что через год под влиянием целого ряда обстоятельств будет вынужден подать в отставку.

Словом, этот день ничем особым не выделялся, и ничто не предвещало, что он перевернет жизнь практически всех стран и всех населяющих их народов.

Нам доподлинно не известно, чем занимался в этот воскресный день президент Туркменистана. Местные СМИ не сообщали ни о велосипедной прогулке, ни о посещении спортзала или конно-спортивного комплекса, ни о музицировании с внуками, ни об играх с внучками и котятами. Скорее всего, он предавался своему любимому занятию — написанию новой книги. Приближалась знаменательная дата — 25-летие нейтралитета, и пора было задуматься о том, какой же подарок преподнести своему народу и родине в этот замечательный день.

Две книги о нейтралитете Бердымухаммедовым уже были не только представлены, но и переведены на иностранные языки, дабы занять свое достойное место среди сочинений выдающихся людей современности. В 2015 году он порадовал читателей сборником своих высказываний о туркменском нейтралитете, а в 2019 году — сборником выступлений, содержащих все те же высказывания, только в развернутом виде. Теперь настала очередь более масштабного полотна. Забегая немного вперед, отметим, что президент, будучи в буквальном смысле человеком слова (именно слова, а не дела!) выполнил своё обязательство. Он, как говорят шахтеры, выдал на-гора очередную «нетленку», свой личный «гроссбух» — книгу «Туркменистан — родина нейтралитета», радостно уведомив об этом свой Кабинет министров и по-отечески благославив последующую за этим презентацию. Без лишней скромности автор отметил, что постарался в своей новой книге раскрыть национальные истоки и историческое значение туркменского нейтралитета.

Однако не торопитесь посетить электронную бибилотеку книг президента Туркменистана, так как новая книга еще не появилась там ни на одном из заявленных языков. Возможно, автор намеренно взял техническую паузу с целью сохранить интригу и дать возможность любопытствующим читателям самим догадаться, каким же образом Туркменистан мог стать родиной нейтралитета при, как говорится, ныне здравствующих Австрии, Швеции и Швейцарии, и что по этому поводу думают в Европе.

Также небезынтересно было бы узнать, из каких источников автором почерпнуты знания о том, как рождался туркменский нейтралитет. Описал ли он предысторию, весь трехлетний подготовительный процесс, сообщил ли его подробности и имена причастных к этому людей, и достаточно ли доходчиво объяснил, почему туркменский нейтралитет стали именовать новым, уникальным явлением в международной практике нейтрализма.

Разумеется, автор мог и не знать всех этих подробностей, так как в первой половине 90-х годов был не только далек от политики и дипломатии, но, вероятно, даже не планировал когда-либо ими заниматься. Сферой его интересов были вопросы сугубо медицинско-стоматологического характера, хотя, как утверждают знавшие его по «прошлой» жизни люди, был он, несомненно, «дюже амбициозным».

Именно это качество, не считая, конечно, покровительства «сверху», способстововало его головокружительной карьере, сделавшей из доцента туркменского мединститута не только академика и почетного доктора целого ряда зарубежных университетов, но и главу государства, якобы лично стоявшего у колыбели туркменского нейтралитета:

«Для Туркменистана, обретшего независимость в сложнейших условиях коренного изменения всей системы международных отношений, вопрос выбора внешнеполитического курса стал одним из самых главных. Каким будет этот курс, как НАМ (выделено автором–Н.Б.) выстраивать отношения с мировым сообществом, на каких принципах развивать международное сотрудничество? От ответов на эти вопросы, от правильности НАШЕГО выбора во многом зависела судьба туркменской государственности, независимости и суверенитета… МЫ стали целенаправленно проводить суверенную, нейтральную, но при этом активную и конструктивную внешнюю политику. Поэтому неудивительно, что в мире доброжелательно и с пониманием отнеслись к НАШИМ усилиям по закреплению нейтралитета Туркменистана как международно-правового статуса…» (Из выступления К. Бердымухаммедова на международной конференции «Туркменистан и международные организации: сотрудничество во имя мира и развития», декабрь, 2015 г.)

Новоявленный отчим

Реальность же такова: в феврале 2007 года Бердымухаммедов получил нейтралитет, как подарок, как своеобразное приложение к другим президентским атрибутам и полномочиям, доставшимся ему после кончины предшественника. Можно даже сказать, что нейтралитет был преподнесен ему, как на блюдечке, не беспомощным новорожденным, но вполне себе сформировавшимся явлением, на двенадцатом году жизни, снабженным к тому же официальным документом — резолюцией Генеральной ассамблеи ООН № 50/80А от 12 декабря 1995 года «Постоянный нейтралитет Туркменистана».

Многие в наше время задаются вопросом, зачем понадобилось вторично обращаться в ООН по поводу признания нейтрального статуса туркменского государства. Ответ прост: постоянный нейтралитет Туркменистана, нравится нам это или нет, был связан с именем Сапармурада Ниязова. Спустя 20 лет, 3 июня 2015 года Генассамблея ООН по просьбе Туркменистана приняла вторую, одноименную резолюцию № 69/285, которая, говоря официальным языком, «отражала двадцатилетний опыт нейтралитета Туркменистана», и последние восемь лет были уже связаны с именем нового президента. Туркменский нейтралитет был как бы «усыновлён» Бердымухаммедовым, а усыновитель, как известно, предпочитает давать пасынку свою фамилию.

Кроме того, приятно щекотало самолюбие «отчима» упоминание в этой резолюции о Региональном центре ООН по превентивной дипломатии для Центральной Азии, открытом уже в его, Бердымухаммедова эпоху, о лично озвученных им инициативах, касающихся стабильного транзита энергии и развития надежных транспортных и транзитных коридоров, объявления 2015 года «Годом нейтралитета и мира» и проведения международной конференции на тему «Политика нейтралитета: международное сотрудничество во имя мира, безопасности и развития»…

К слову сказать, в этой же Резолюции был подчеркнут «вклад нейтрального Туркменистана в проводившиеся под руководством ООН межтаджикские переговоры, выразившийся в том, что он инициативно выступил принимающей стороной непрерывного раунда межтаджикских переговоров в Ашхабаде в 1995 и 1996 годах, и его вклад в урегулирование конфликта в Афганистане, выразившийся в том, что он выступил принимающей стороной межафганских переговоров и международного форума по Афганистану в 1997 году». Бердымухаммедов, видимо, интуитивно почувствовав, куда дует ооновский ветер, поспешил упомянуть об этом в своем выступлении на все той же конференции в Ашхабаде в дни празднования 20-летия нейтралитета, заявив, что Туркменистан вновь готов стать площадкой для переговоров по мирному урегулированию ситуации в Афганистане.

…В тот год праздник удался на славу. Как в самом Туркменистане, так и за ребежом проходили конференции, выставки, презентации, спортивные и другие мероприятия, по подсчетам главы МИД Рашида Мередова, общим числом около 500.

Главные торжества состоялись 12 декабря. Для участия в международной конференции высокого уровня и последующих мероприятий в Ашхабад прибыли главы Беларуси, Киргизии, Молдовы, Грузии, Афганистана, Турции, делегация Российской Федерации во главе с председателем Совета Федерации Валентиной Матвиенко и другие зарубежные гости. Для развлечения гостей и хозяев были приглашены Полина Гагарина, Дима Билан, Таркан и даже сам Тото Кутуньо! В честь 20-летия нейтралитета были выпущены памятные золотые и серебряные монеты достоинством в 50 манатов. О подарке президента своей стране — книге «Нейтральный Туркменистан» мы уже упоминали. Гости были довольны. Вернувшаяся домой Валентина Матвиенко посоветовала россиянам… ехать отдыхать в Туркменистан.

За праздничными мероприятиями не забыли и о делах. 13 декабря в Марыйском велаяте при участии президента Туркменистана Курбанкули Бердымухаммедова, президента Афганистана Ашрафа Гани, премьер-министра Пакистана Наваза Шарифа и вице-президент Индии Мохаммада Хамида Ансари был дан старт строительству газопровода Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия (ТАПИ) и объектов третьей очереди промышленного освоения газового месторождения «Галкыныш»…

Вполне очевидно, что вдохновленный подобным успехом, Бердымухаммедов намеревался отметить 25-летний юбилей нейтралитета с еще большей помпой. Идей и проектов было — хоть отбавляй! Но… за год до предполагаемого торжества в нашу жизнь вошел зловещий Ковид-19.

Когда нельзя, но очень хочется…

Сказать, что Бердымухаммедов был огорчен, значит не сказать ничего. Срочно закрыв границы, невзирая на то, что одни сограждане остались по ту сторону в положении вынужденных эмигрантов, а другие — по эту в положении заключенных под домашний арест, туркменские власти стали искать пути выхода из этой непростой ситуации.

Не могу сказать, кому первому пришла в голову мысль «идти в отказ»: нет у нас ковида — и точка! Но пользы от этого было мало. Погасли хрустальные люстры многочисленных пустующих отелей, отчаявшихся дождаться хотя бы нескольких состоятельных зарубежных гостей, сложил распростертые крылья аэропорт-лачин, грозя повиснуть непосильным финансовым грузом на бедствующей по причине отмены всех рейсов авиакомпании, позакрывались мелкие и средние частные магазины и предприятия, больницы переполнились, начались перебои с продуктами питания и товарами первой необходимости — словом, все случилось так же, как и в целом ряде других стран.

Но умные правительства признали наличие проблем и приняли адекватные меры помощи и подержки населения. Наши же власти продолжали все отрицать. Уж не знаю как, но факты заражения и больных с симптомами Ковид-19 удалось скрыть даже от миссии врачей Всемирной организации здравоохранения(ВОЗ), в чем Бердымухаммедову явно посодействовали находящиеся в стране посланцы международных организаций. Однако, вопреки всему, его душа просила праздника, а возможность достойно организовать его в нынешней ситуации грозила превратиться в неосуществимую мечту.

Но не такой человек президент Бердымухаммедов, чтобы пасовать перед трудностями! Вопреки всем преградам, бросая вызов разбушевавшемуся вирусу и окружающим Туркменистан дружественным и не вполне дружественным странам, он 27 сентября, в День независимости проводит в Ашхабаде второй за время повсеместного введения карантинных мер военный парад, выпуская из казарм сотни обалдевших от муштры военнослужащих, специализированный женский батальон, грозную технику и конную гвардию.

Первый парад в условиях пандемии Бердымухаммедов провел 9 мая в присутствии единственного, но оттого особенно дорогого гостя — заместителя министра обороны Российской Федерации генерал-полковника Александра Фомина, который прибыл в Ашхабад не с пустыми руками, а с боевым знаменем 748-го стрелкового полка 206-й стрелковой дивизии 2-го Украинского фронта, под которым якобы воевал дед президента — Бердымухаммед Аннаев. А благодарный президент, в свою очередь, уже на следующий день сделал ответный жест — отправил в Россию гуманитарный груз весом в 1000 тонн в качестве безвозмездной помощи в условиях пандемии.

В нарушение всех рекомендаций ВОЗ о соблюдении хотя бы минимальных мер защиты от заражения участники и зрители обоих военизированных представлений игнорировали ношение защитных масок и соблюдение социального дистанцирования. Факт проведения в Туркменистане парада 9 мая 2020 года вызвал дополнительный, хотя и неоднозначный интерес к личности туркменского президента, никогда ранее не проводившего парада по случаю Дня Победы, на что, по-видимому, и была сделана ставка.

Поразмыслив немного, большинство сошлось на мнении, что объяснялось это достаточно неожиданное и однозначно неадекватное в известных условиях решение тем самым «боевым знаменем», которое прибыло в Ашхабад в сопровождении путинского генерала. Сам же Путин провел парад в честь 75-летия Победы не 9 мая, а 24 июня, чем также вызвал некоторое недоумение.

Одному Богу известно, что у этих президентов в головах! Ему же, вероятно, известно также и то, скольких людей потеряли мы после этих показушных мероприятий.

Теперь же все думы президента Бердымухаммедова обращены в будущее: смогут ли туркменские власти по-прежнему убеждать мировую общественность в отсутствии на территории Туркменистана смертоносного вируса, при этом вводя, по совету чиновников ВОЗ, некоторые карантинные меры, «как будто он есть», и бросить все силы на подготовку к предстоящему в будущем году 30-летию независимости. Не сомневаемся, что если потребуется, Бердымухаммедов безвозмездно, в качестве гуманитарной помощи обеспечит все лечебные учреждения во всем мире отменной гармалой и отборным солодковым корнем. Ведь так хочется праздника!

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью