Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
10.12.2018  
Диктатура

13.12.2017
Для чего деспотичному президенту Туркменистана понадобилось изображать демократию?

Абель Полесье,
Доннака О’Бакойн

Президент Туркменистана Курбанкули Бердымухаммедов был переизбран в феврале 2017 года с результатом близким к 98 процентам. Для чего человеку, столь крепко удерживающему власть, а правит он с 2007 года, вообще утруждаться проведением выборов?

Для чего нужны альтернативные кандидаты и оппозиция, пусть даже беспомощная? Абель Полесье  и Доннака О’Бакойн  из Городского университета Дублина рассмотрели возможные причины, заставившие Бердымухаммедова изображать политический плюрализм.

Для чего стране, где никогда не было альтернативных выборов, и вообще выборов, как их понимают во всем остальном мире, вдруг понадобилась президентская кампания с регистрацией кандидатов, партиий и реверансами в сторону политического плюрализма — неужели нет конкретной причины?

Вставшему у власти после смерти Ниязова в 2006 году, Курбанкули Бердымухаммедову приписывают впечатляющую поддержку населения. Государственные СМИ изображают его спортсменом, мастером всевозможных дисциплин, включая верховую езду, автогонки, велоспорт и поднятие тяжестей. Он является автором более 30 книг на самые разные темы. В октябре 2011 года ему присвоили звание Героя Туркменистана, а в 2015 году в Ашхабаде была открыта 21-метровая бронзовая скульптура Бердымухаммедова верхом на лошади.

И уже после всего этого в было объявлено, что к президентским выборам в феврале 2017 года будут допущены канидаты не только от бердымухаммедовской Демократической партии Туркменистана. Закон, допускающий регистрацию политических партий, был принят в 2012 году, и созданная тогда же Партия промышленников и предпринимателей Туркменистана как раз поспела к парламентским выборам 2013 года. В сентябре следующего года была создана Аграрная партия Туркменистана. Все эти партийные структуры были созданы президентской администрацией и никаким образом друг с другом не конкурируют.

Ну, и далее, 12 февраля 2017 года Бердымухаммедов был переизбран президентом Туркменистана с результатом 97.7 процентов голосов при неправдободобной явке в 97.28 процента.

Для чего Туркменистану понадобилось изображать политический плюрализм? Так или иначе все находится под контролем президента. Туркменистан — президентская республика, и разделение властей на исполнительную, законодательную и судебную формально закреплено в конституции. Однако Бердымухаммедов самолично увольняет министров, губернаторов и судей, в том числе из Верховного суда.

С точки зрения политического выживания действия президента выглядят нелогично. Зачем ему все это понадобилось? Зачем тратить деньги, время и усилия на пустые действия? И самое интересное — для чего рисковать? Новые политические партии так или иначе зависят от режима, поэтому вряд ли что-то изменят. Но предоставляя выбор, хотя бы и формально, режим может подсказать оппозиции правовую основу для разработки альтернативных идей и подходов.

В конце концов, даже однопартийные режимы не застрахованы от диссидентского вируса. Вспомните площадь Тяньаньмэнь 1989 года и междоусобицу реформаторов и консерваторов в Коммунистической партии Китая. В тот раз конфликт решили внутри партии, реформаторов изгнали. Однако так ли просто было бы это сделать, если бы они принадлежали к другой партии?

В Туркменистане оппозиция существует де юре, но не де факто. Тем не менее, пустая раковина теперь есть, и, как только сложится благоприятная ситуация, краб-отшельник ее непременно займет. Так зачем же искусственно создавать такую ситуацию? Зачем рисковать? И зачем тратить на это деньги? Можно только предположить, что из каких-то стратегических соображений понадобилось сообщить о желании развивать в стране плюрализм или видимость плюрализма.

Под выборы замаскировали поддержку и раскрутку действующего президента

Государство профинансировало не только само голосование, но и избирательные кампании кандидатов, их появление на телевидении, радио и перед прессой. В то же время государственные СМИ в предвыборный период больше освещали текущие достижения правителя Бердымухаммедова, но не его планы на следуюший президентский срок.

С целью избежать подрыва авторитета действующего президента в ходе компании избегали упоминаний об экономических проблемах. Альтернативных данных о популярности президента среди населения нет, однако возможно, прошедшие выборы стали попыткой подтвердить эту популярность не только через выборы в стиле советской демократии, но и в условиях хоть какой-нибудь конкуренции, как это принято на Западе.

Международное признание

Несмотря на официально проводимую политику нейтралитета, Туркменистан не прекращает попыток добиться поддержки на международном уровне. Многие мировые лидеры проигнорировали результаты выборов в Туркменистане, однако президенты Турции — Реджеп Тайип Эрдоган, Китая — Си Цзиньпин, и России — Владимир Путин, поздравили Бердымухаммедова с победой. Вдобавок миссия наблюдателей от СНГ похвалила открытость и прозрачность туркменских выборов. И пусть все это не позволило Туркменстану быть причисленным к компании демократических государств, его теперь относят к «альтернативным демократиям», где официально провозглашаются демократические принципы, но с элементами экзотики, якобы обусловленной местными ценностями, культурой, историей и традициями.

Безопасность и непрерывность

Победа на выборах за ширмой легитимности позволяет президенту консолидировать свои внутренние и внешние позиции до следующей кампании 2024 года. До того времени много воды утечет. Собирается ли Бердымухаммедов уйти в 2024 году, когда ему будет уже 66? У него диабет. Кроме того, вероятно существует и план «Б». В ноябре 2016 года, за три месяца до президентских выборов, единственный сын Бердымухаммедова Сердар стал депутатом Меджлиса — туркменского парламента. Пусть и неофициально, но это позволит ему находиться близко к власти в режиме ожидания.

К чему приведет все происходящее? Нужно ждать и наблюдать. В конце концов, как сказал Нильс Бор, «предсказывать очень трудно, особенно предсказывать будущее». Альтернативные формы демократии набирают популярность в мире. Ситуация в Туркменистане безусловно заслуживает внимания на ближайшие годы.

Материал отражает точку зрения авторов, но не Democratic Audit.

Абель Полесье — старший научный сотрудник Городского университета Дублина и Таллинского университета технологий.

Доннака О’Бакойн — доцент Школы права и управления Городского университета Дублина.

Перевод — «Гундогар»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью