Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
28.06.2017  
Диктатура

03.12.2016
Сделай себя сам

Леонид Колосов

Тернистый путь «туркменской демократии» (продолжение)

Ошиблись те, кто предрекал после смерти Ниязова борьбу за власть в Туркменистане. Борьбы не получилось. Пока все, кому не лень, подшучивали над стоматологическим прошлым президента, он, «в рабочем порядке» избавлялся от возможных конкурентов.

Также ошибались и те, кто практически с первого дня утверждал, что вот, мол, на смену культу личности Ниязова пришел культ личности Бердымухаммедова. До культа было еще далеко. На первый план выдвигалось создание личности.

Существует расхожее мнение о том, что «короля делает свита». Однако для большей пользы дела дальновидный «король» предпочитает сам направляет «свиту» в нужном ему направлении.

30 марта 2007 года состоялось ХХ заседание Халк Маслахаты, на котором председателем избрали 49-летнего К. Бердымухаммедова. И только затем делегаты внесли изменение в Конституционный закон «О Халк Маслахаты Туркменистана», касающееся возрастных ограничений для председателя: нижний порог — 40 лет, а не 55 лет, как прописано в Конституционном законе законе «О Халк Маслахаты Туркменистана». По сути получается, что избран Бердымухаммедов был в нарушение действующего закона. Но кого же это может волновать?! К тому же, как показывает практика, в Туркменистане подобные нарушения встречаются на каждом шагу. Более того, даже сам президент как-то разоткровенничавшись, заявил в одном интервью, что, в отличие от общемировой практики, где сначала пишется закон, а потом начинается его исполнение, в Туркменистане закон лишь «закрепляет уже существующие правила».

Вторая поправка касалась полномочий Совета государственной безопасности решать вопрос об экстренном созыве Халк Маслахаты «в случае если Председатель Халк Маслахаты Туркменистана или Президент Туркменистана по тем или иным причинам не может исполнять свои обязанности», также принятая единогласно.

Этого маслахата в Туркменистане ожидали со смешанным чувством. С одной стороны, была, хотя и слабая, но все же надежда на некоторую либерализацию режима. Памятуя об историческом XX съезде КПСС (февраль 1956 г.), на котором прозвучал знаменитый доклад Никиты Хрущева, положивший начало развенчанию культа личности Иосифа Сталина и началу периода «оттепели», по аналогии с этим событием, некоторые наблюдатели поспешили назвать XX заседание Халк Маслахаты «туркменским XX съездом». С другой стороны, казалось маловероятным проявление такой «слабости» молодого президента. Большинство считало, что и он, подобно покойному Туркменбаши, поспешит сосредоточить в своих руках как можно больше полномочий и других рычагов власти, что, по сути дела, и произошло.

В тот же день, 30 апреля председатель Меджлиса Акджа Нурбердыева подписала постановление Меджлиса о присвоении президенту Туркменистана Курбанкули Бердымухаммедову воинского звания генерала армии.

В мае увидела свет первая книга, принадлежащая перу Бердымухаммедова «Научные основы развития здравоохранения в Туркменистане». «Нет сомнения в том, что эта фундаментальная научная работа главы государства даст мощный импульс в деле совершенствования и развития сферы здравоохранения в стране», — сообщило государственное информагентство.

Тогда же, в мае 2007 года начали появляться первые ростки на генеалогическом древе президента: в выпущенном ко Дню победы очередном томе книги «Шохрат» («Слава»), рассказывающем об участниках войны — жителях Ахалского велаята подробно рассказывается биография уроженец села Изгант Геоктепинского района Бердымухаммеда Аннаева — деда президента по отцовской линии.

28 июня того же 2007 года в Ашхабаде состоялась презентация книги «Избран и уполномочен народом» — первой книги о новом президенте, приуроченной к его 50-летию. Также выходит в свет официальная биография Бердымухаммедова, содержащая архивные материалы, газетные и журнальные публикации, фотографии, а также (за временным отсутствием других «научных» работ) перечень его статей, рефератов и рационализаторских предложений в области стоматологии. Книга открывалась статьей «Преданный соратник великого Сердара, активный продолжатель его дел».

Примерно к этому же времени относится трансформация его родового признака — фамилии: ее в Туркменистане стали писать без сдвоенной «м» — «Бердымухам(м)едов».

Первый этап формирования личности нового президента завершился 28 июня 2007 года подписанием им первого в истории Туркменистана Закона «О президенте Туркменистана». Документом определялись правовые, экономические, организационные и иные основы деятельности президента, а также обеспечивались гарантии президенту, прекратившему исполнение своих полномочий.

В соответствии с данным законом, президент является Верховным главнокомандующим Вооруженных сил, руководит деятельностью Госсовета безопасности, имеет полномочия единолично формировать состав Кабинета министров, с согласия Меджлиса назначает на должность и освобождает от должности председателя Верховного суда, генерального прокурора, министра внутренних дел и министра адалат (юстиции). Президент также назначает и освобождает от должности всех судей и прокуроров страны.

Закон гарантирует неприкосновенность президента, прекратившего свои полномочия, и членов его семьи. Экс-президент может быть лишен неприкосновенности в случае совершения им тяжкого уголовного преступления решением Халк Маслахаты по представлению Генерального прокурора страны. Решение Халк Маслахаты об отказе дать согласие на лишение экс-президента неприкосновенности является обстоятельством, исключающим производство по соответствующему уголовному делу. В случае нарушения Конституции и законов Туркменистана действующим президентом Халк Маслахаты может выразить недоверие президенту и вынести вопрос о его смещении.

Воистину всесильный этот загадочный туркменский Халк Маслахаты! Появившийся на свет как орган представительный и совещательный, скорее всего, призванный демонстрировать единство власти и народа, он постепенно принимал на себя полномочия, не являвшиеся изначально его прерогативой, — от вынесения постановления о пожизненном пребывашии у руля государства покойного Ниязов до объявления граждан, не согласных с проводимой властями политикой, «изменниками Родины» и применения к ним отсутствующей в Уголовном кодексе высшей меры наказания — пожизненного заключения.

Но с этими новыми полномочиями, пожалуй, получился явный перебор: по существу, президент попадал под прямую зависимость от решения Халк Маслахаты, и хотя по сложившейся традиции он сам и возглавлял этот «всесильный» орган (а следовательно, мог напрямую влиять на принимаемые им решения), но чем черт ни шутит! К тому же эта расплывчатая формулировка «в случае нарушения президентом Конституции и законов Туркменистана»… А это кто будет решать? Тот же Маслахат или Верховный суд? Ведь, как известно, конституционного суда в Туркменистане не было и по сей день нет. Вдруг возьмут да и выразят недоверие и вынесут вопрос об отставке? А потом найдутся среди 2,5-тысячного контенгента «народных избранников» желающие поквитаться с бывшим главой государства, инициируют разборки, найдут слабые места да как лишат его неприкосновенности!..

Не могу поручиться, что именно эти причины стали поводом к роспуску Халк Маслахаты в сентябре 2008 года, а затем внесение поправок в различные законы, в том числе, и в новую, 2008 года редакцию Конституции Туркменистана, но факт остается фактом: этого органа больше не существует. 26 сентября на внеочередном XXI заседании Халк Маслахаты президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов заявил, что Народный Совет «полностью выполнил свою миссию в духовном и экономическом возрождении страны, становлении национальной государственности», и «сегодня целесообразно отказаться от этого органа на уровне государства». Немногим ранее, на одном из заседаний возглавляемой им самим конституционной комиссии по «совершенствованию» Конституции образца 2006 года, президент Бердымухаммедов заявил, что некоторые ее статьи и положения «устарели, отстали от жизни и даже стали тормозом в нашем движении вперед», подразумевая, в том числе, и пресловутый Халк Маслахаты. А посему его надо освободить от функции принятия законов и права законодательной инициативы, лишить статуса постоянно действующего органа и распустить «народный представителей», а законодательные и прочие государственно важные функции передать в ведение Меджлиса (парламента), «как принято в цивилизованных странах», а заодно увеличить численность депутатского корпуса с 65 до 125.

Самому президенту тоже перепало кое-что из «богатого» наследства Маслахата: инициативы по формированию Центризбиркома, изменению административно-территориального деления страны, а также утверждению программ по основным направлениям ее политического, экономического и социального развития.

Странное и уродливое детище Туркменбаши — Народный совет, прекратил свое существавание. Увидев появляющееся время от времени в средствах мссовой информации упоминание Халк Маслахаты, невольно вздрагиваешь, пугаясь, не фантом ли это! Но нет, так теперь именуется Совет старейшин Туркменистана, и функции, которые определены для него подписанным президентом Положением, дают старейшинам лишь право согласно кивать убеленными сединами головами, дружно поднимать руки «за» и бессчетное количество раз вставать с мест, одобрительно хлопая в ладоши и имитируя участие общественности в принятии важных государственных решений.

Спустя месяц с момента роспуска Халк Маслахаты, 23 октября 2008 года президент подписал закон «О Государственном совете безопасности Туркменистана», в котором определялись основные задачи, структура и полномочия этого органа. В его состав вошли министры иностранных дел, обороны, внутренних дел, безопасности, юстиции, экономики и развития, финансов, председатели Госпогранслужбы и Госсслужбы по борьбе с наркотиками, генпрокурор, председатель Врховного суда и главы администрации пяти областей и г. Ашхабада. Руководит работой Госсовета президент Туркменистана.

В разделе полномочий закреплялось право Госсовета возлагать на одного из заместителей Председателя Кабинета министров временное исполнение обязанностей Президента Туркменистана, если он по тем или иным причинам не может исполнять свои обязанности вплоть до избрания нового президента.

Бросив беглый взгляд на перечень законов Туркменистана, изданных в 2007-начале 2008 года, замечаешь, что большинство из них озаглавлены либо «О внесении изменений…», либо «О внесении изменений и дополнений…». Становится ясно: законодательство Туркменистана претерпевает значительные поправки, знаменуя этим приход нового руководства.

Наступало время приниматься за Конституцию…

(Окончание следует)

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью