Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
30.04.2017  
Диктатура

23.11.2016
Явление стоматолога

Леонид Колосов

Тернистый путь «туркменской демократии» (продолжение)

Бердымухаммедову мало было избавиться от конкурента в борьбе за пост временно исполняющего обязанности президента, надо было подвести под этот в высшей степени сомнительный с точки зрения законности акт юридическую базу...

Как сообщило Государственное информационное агентство Туркменистана, 29 сентября 2016 года состоялось заседание Центральной комиссии по выборам и проведению референдумов в Туркменистане, главным пунктом повестки дня которого было обсуждение задач по организованному проведению предстоящих в феврале 2017 года выборов Президента Туркменистана.

Казалось бы, никакого особого смысла данная информация не несла. Обычная рабочая встреча, предворяющая предвыборную кампанию. Но это, если бы она происходила в какой-либо другой стране, а не в независимом нейтральном Туркменистане, где что ни событие — то либо праздник, либо очередной триумф гениального неутомимого Аркадага, претворяющего в жизнь цели и задачи эпохи могущества и счастья. Ведь это именно он заявил 16 сентября на заседании правительства о необходимости начать подготовку к выборам главы государства. А если бы не заявил?..

В решении, принятом Центризбиркомом, подчеркивалось, что Туркменистан, неуклонно следует взятым на себя обязательствам, предпринимая все меры для «последовательной реализации положений основополагающих документов, касающихся обеспечения прав человека в сфере добровольного участия в выборах, создания равных возможностей для выдвигаемых кандидатов, свободы агитации в ходе избирательной кампании, защиты избирательных прав граждан, гласности и прозрачности.

И вот с этим-то как раз и хотелось бы поспорить.

В свое время много говорилось о том, что Туркменистан шагает в будущее, руководствуясь своим уникальным пониманием демократии, выработанным многолетней историей туркменского народа, которому она была, оказывается, «издавна органически присуща». Ниязов говорил, что туркмены обладают, с одной стороны, богатейшим опытом демократических традиций, а с другой — защитными механизами сбережения своей самобытности. А поэтому «не нужно сломя голову бежать туда, куда можно дойти».

Ниязову легко было так говорить! Он мог позволить себе не бежать, сломя голову, к вершине власти: на его пути не было даже тени реальных конкурентов, никто и помыслить не мог о смещении его с президентского поста. А те люди, которые в 2002 году вознамерились доказать, что многолетнее ниязовское единовластие есть ни что иное как мохровый тоталитаризм, жестоко поплатились за свое «отступничество» годами заточения и пыток.

Однако всему на свете приходит конец, пришел он и «архитектору Золотого века туркмен», оставившего бренную землю и «обездоленный туркменский народ», не назвав имени преемника. Сомневаюсь, что он имел в виду какого-то конкретного человека, когда говорил, что уступит место подрастающим «другим ребятам». И менее всего допускаю, что среди этих неназванных «ребят» лидировал вице-премьер и министр здравоохранения Курбанкули Бердымухаммедов, сила которого, как справедливо было замечено, заключалась как раз в его слабости: решительность этого человека, проявившаяся уже в первые дни после кончины Ниязова, была явно недооценена.

Восхождение к вершинам власти у Бердымухаммедова было настолько скоротечным, что соперники (если они и были!) не успели опомниться, как оказались в тисках так ловко «реформированного» законодательства, что лишились всякой возможности вмешаться в ситуацию, не будучи обвиненными в нарушениях закона.

Прежде всего, на руках у претендента на высший государственный пост была ниязовская заготовка — компромат на действующего председателя Меджлиса Овезгельды Атаева, который в соответствии с Конституцией без каких-либо специальных процедур должен был стать временно исполняющим обязанности президента вплоть до выборов нового главы государства.

В документах, обвиняющих Атаева в доведении до попытки суицида «нежелаемой по родоплеменным мотивам» избранницы его сына, содержались сведения, в том числе, медицинского характера: девушка была госпитализирована по причине преднамеренного отравления большой (60 таблеток!) дозой димедрола. «Дело» было сфабриковано заранее и представлено на рассмотрение Ниязова еще в сентябре 2006 года, однако тот не счел необходимым возбуждать уголовное преследование спикера, оставив папку с обвинительными документами «на потом». (К слову сказать, таких папок в личном архиве Ниязова был не один десяток: отец туркменской демократии любил собирать компромат на своих подчиненных.)

Обвинения пришлись весьма кстати и переданные «для принятия мер» в Генеральную прокуратуру облегчили Бердымухаммедову первый шаг к власти. 22 декабря на экстренном заседании депутаты Меджлиса с готовностью единогласно «сдали» своего председателя, проголосовав за освобождение его от обязанностей «в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела». Одновременно Атаев был освобожден от обязанностей заместителя председателя Халк Маслахаты «за поступки, несовместимые с доверенным высоким постом».

К этому времени Бердымухаммедов уже сутки исполнял обязанности президента Туркменистана, так как накануне, 21 декабря, в тот самый день, когда от внезапной остановки сердца скончался Сапармурад Туркменбаши Великий, Кабинет министров и Государственный совет безопасности в обход Конституции утвердили его на этом посту, а также поручили возглавить комиссию по организации похорон.

Никаких законодательных актов относительно полномочий Кабинета министров и Госсовета безопасности принимать такие решения на тот момент не существовало. Более того, Госсовет безопасности в годы правления Ниязова считался совещательным органом при президенте, и о его деятельности практически ничего не было известно. Секретарем Совбеза был министр обороны генерал армии Агагельды Мамедгельдыев, однако не последнее место в его иерархии занимал также начальник Службы безопасности президента генерал Акмурад Реджепов, который спустя чуть больше года после кончины Ниязова был смещен с должности, осужден и отправлен в места лишения свободы.

В те самые последние дни уходящего 2006 года Бердымухаммедову пришлось именно «бежать, сломя голову». Мало было избавиться от конкурента в борьбе за пост временно исполняющего обязанности президента, надо было подвести под этот в высшей степени сомнительный с точки зрения законности акт юридическую базу, а уже после этого думать о том, как действовать дальше.

Похороны Ниязова состоялись 24 декабря. 26 декабря ВрИО Президента Туркменистана Курбанкули Бердымухаммедов подписал одобренный Меджлисом закон «О выборах Президента Туркменистана». В тот же день состоялось экстренно созванное внеочередное заседание Халк Маслахаты — обезглавленного Народного совета Туркменистана (бессменный председатель был захоронен в семейном мавзолее, а заместитель взят под стражу). Тем не менее, в соответствии с действующей Конституцией в редакции 2003 года этот орган являлся постоянно действующим высшим представительным органом народной власти, обладающим полномочиями высшей государственной власти и управления, к компетенции которого относилось, в том числе, принятие Конституции, назначение выборов президента, выдвижение кандидатов на выборы президента, а также утверждение кандидатуры на должность президента по итогам всенародных выборов. Посему делегаты были настроены воинственно: им предстояло кардинально изменить действующую Конституцию, чтобы облегчить новому претенденту путь в президентский дворец. И они сделали это! Был принят конституционный закон «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Туркменистана».

Изменения коснулись четырех статей, но наиболее серьезные поправки претерпела часть 2 статьи 60 главы «Президент Туркменистана». В прежней редакции она гласила следующим образом:«Если президент по тем или иным причинам не может исполнять свои обязанности, впредь до избрания нового президента его полномочия переходят к председателю Меджлиса (парламента). Выборы президента в этом случае должны быть проведены не позже двух месяцев со дня перехода его полномочий к председателю Меджлиса. Лицо, исполняющее обязанности президента Туркменистана, не может быть предложено на должность президента».

В новой редакции та же статья кардинально преобразилась: «Если президент по тем или иным причинам не может исполнять свои обязанности, впредь до избрания нового президента на основании решения Государственного совета безопасности на должность временно исполняющего обязанности президента Туркменистана назначается заместитель председателя Кабинета министров Туркменистана. Выборы президента в этом случае должны быть проведены не позднее 60 дней со дня перехода его полномочий к временно исполняющему обязанности президента Туркменистана».

Приняв закон об изменениях, делегаты заседания немедленно применили его новую норму, позволяющую кандидатуре ВрИО быть выдвинутой на президентские выборы. По предложению первого секретаря Политсовета Демократической партии Туркменистана Онжика Мусаева (как он умолял Ниязова отказаться от проведения выборов!) Бердымухаммедов был выдвинут кандидатом на пост главы государства и единогласно поддержан всеми участниками заседания. В пылу верноподданического порыва Мусаев даже слегка перестарался: он предложил делегатам Халк Маслахаты немедленно утвердить Бердымухаммедова на президентском посту без всяких выборов.

Кроме Бердымухаммедова, было выдвинуто еще пять кандидатур: заместителя министра нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов Ишанкули Нурыева, мэра города Абадан Оразмурата Караджаева, мэра города Туркменбаши Аширнияза Помманова, первого заместителя хякима Дашогузского велаята Аманнияза Атаджикова и хякима Карабекаульского района Лебапского велаята Мухаммедназара Гурбанова.

Бердымухаммедов выступил на заседании с речью, в которой подчеркнул выдающуюся роль Сапармурада Ниязова и призвал граждан Туркменистана активно участвовать в выборах, проведение которых было назначено на 11 февраля 2007 года. Комментируя выдвижение Бердымухаммедова одним из кандидатов в президенты, председатель ЦИК Каррыев заявил, что выборы можно считать уже состоявшимися, но «необходимо следовать закону» и все-таки их провести.

Кроме решения вопроса о выборах президента, делегаты заседания Халк Маслахаты внесли изменение в порядок избрания своего председателя: если раньше им мог стать претендент старше 55 лет, то новые правила позволяли избрать председателем человека старше 40 лет. Это нововведение было применено на практике в марте 2007 года, когда Халк Маслахаты избрал своим председателем 49-летнего Курбанкули Бердымухаммедова.

В течение трех месяцев после смерти Ниязова место председателя Халк Маслахаты оставалось вакантным, и высказывалось предположение о том, что его займет не президент, а кто-то другой, что позволит этому представительному органу получить хотя бы некоторую, пусть даже просто видимую, самостоятельность. Назывались возможные претенденты на пост председателя, в частности, уже отправленный на скамью подсудимых 56-летний Овезгельды Атаев и 60-летний министр обороны Агагельды Мамедгельдыев. Но чуда не произошло: Халк Маслахаты возглавил Бердымухаммедов.

28 декабря МИД Туркменистана распространил сообщение для средств массовой информации, в котором говорилось, что «в российских средствах массовой информации появились клеветнические заявления и статьи отдельных так называемых ''политологов'' о якобы имевшем место военном перевороте в Туркменистане и происходящих нелегитимных процессах передачи власти в стране». В этой связи МИД заявлял, что указанные сообщения абсолютно не соответствуют действительности и носят откровенно провокационный характер.

«Нет ничего более постоянного, чем временное»

…Начиная с самых первых чисел января, кандидаты на пост президента ездили по стране, проводили встречи с электоратом, рассказывали о своих программах, подчеркивая, что намерены следовать курсу, намеченному Сапармуратом Ниязовым. Туркменское ТВ и газеты тщательно тиражировали предвыборные обещания претендентов, особое внимание уделяя главному кандидату. А поскольку эфир и страницы бумажных СМИ и без того были полны сообщений о заседаниях Кабинета министров и прочих официальных мероприятий с участием ВрИО, он счел нужным отказаться от предоставленного ему по закону эфирного времени, отметив при этом, что просит Центризбирком разделить его между остальными кандидатами.

Из предвыборных обещаний Бердымухаммедова наблюдатели выделяли реформы в области образования, пенсионного обеспечения и поддержки материнства и детства, создание в Балканском велаяте мощной индустрии отдыха и туризма при сохранении экологического благополучия, развитие социальной сферы, транспортных коммуникациий, электрификацию железных дорог, реализацию градостроительной программы, возврат 10-летнего среднего образования и полноценного высшего образования, предоставление возможности получать образование за рубежом, доступ всем желающим к пользованию интернетом.

Накануне выборов в Ашхабад прибыли официальные делегации Секретариата ООН и Парламентской ассамблеи ОБСЕ, а также группа экспертов по вопросам выборов Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ ОБСЕ).

Выражавшие желание прнять участие в выборах президента Туркменистана в качестве наблюдателей представители стран СНГ, в том числе, России, приглашения от туркменской стороны не получили. Мониторинг избирательного процесса на местах осуществляли «национальные наблюдатели» — представители Института демократии и прав человека при Президенте Туркменистана и общественных организаций, входящих в Общенациональное движение «Галкыныш».

К 12 часам дня 11 февраля на выборах главы государства проголосовало почти две трети всех зарегистрированных избирателей, окончательные данные по явке населения на избирательные участки — 98,65 процента. Центризбирком заявил, что выборы президента Туркменистана считаются состоявшимися.

Член делегации ОБСЕ испанский депутат Хесус Лопес-Медель сообщил, что туркменские власти не позволили членам делегации действовать на выборах в качестве наблюдателей и даже присутствовать при подсчете голосов, так как «все было решено заранее». «Президентские выборы в Туркменистане представляли собой скорее спектакль, нежели выборы, фарс вместо подлинного участия граждан в избирательном процессе», — заявил испанский депутат.

В свою очередь, президент Парламентской ассамблеи ОБСЕ Горан Леннмаркер отметил, что выборы в Туркменистане «не совсем удовлетворяли европейским нормам», однако подчеркнул, что они стали «важным шагом в политической жизни страны», учитывая, что ранее ею руководил пожизненный президент.

Окончательные итоги первых «альтернативных» выборов президента Туркменистана состоялись 14 февраля в ходе заседания Халк Маслахаты, для участия в котором прибыли президенты Казахстана, Украины, Таджикистана, Грузии, Афганистана, Ирана, главы правительств России, Турции, Азербайджана и другие зарубежные гости — всего около 30 делегаций.

По данным Центральной избирательной комиссии по проведению выборов и референдумов, оглашенным председателем ЦИК Мурадом Каррыевым, за кандидатуру Курбанкули Бердымухаммедова проголосовало 89,23 процента избирателей. Остальные 10,77 процента голосов распределились между пятью другими кандидатами. Вновь избранный президент произнес клятву, положив руку на внушительных размеров том Конституции Туркменистана, приложился устами к Государственному флагу и принял Президентский знак и удостоверение Президента Туркменистана. «Все наказы избирателей под моим постоянным контролем будут выполнены», — заверил Бердымухаммедов, пообещав «всегда опираться на поддержку народа Туркменистана».

Эпоха Сапармурада Туркменбаши закончилась. Началась эпоха Курбанкули Бердымухаммедова.

(Продолжение следует)

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью