Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
05.02.2023  
Политика

29.11.2022
Туркменистан едут уламывать

Сердар Айтаков

Эрдоган и Алиев намерены говорить с отцом и сыном Бердымухамедовыми

Туркменские власти с какого-то времени стали отходить от любви к геополитическим лозунгам и оценивают ситуации более трезво и прагматично.

На начало декабря был заявлен визит в Туркменистан сразу двух президентов: Турции — Реджепа Тайипа Эрдогана  и Азербайджана — Ильхама Алиева  и проведение тройственного саммита Турция–Азербайджан–Туркменистан. Сделано это было немного странно, на одной из пресс-конференций президент Турции заявил о скором визите в Туркменистан, при этом туркменская сторона высказалась весьма расплывчато: «Если будет стремление, то Туркменистан готов организовать встречу на высшем уровне». Чуть позднее турецкий лидер конкретизировал цель поездки в Туркменистан и встречи «тройки» –«информирование своих партнеров об идее создания газового хаба в Турции и подключении их к его инфраструктуре» .

Столь невнятная позиция сторон перед предстоящим саммитом говорит о том, что его участники все еще продолжают искать пути для достижения своих целей. А они довольно прозрачны. Для президента Эрдогана крайне важен факт формального провозглашения полноценного членства Туркменистана в Организации тюркских государств (ОТГ) (сейчас Туркменистан является страной-наблюдателем) и «пристегивания» Туркменистана к планам по созданию энергетической и логистической структур в рамках реализации концепции «Великого Турана». Туркменистан же всячески старается дистанцироваться не столько от формы Организации тюркских государств, сколько от ее довольно агрессивного содержания. Первый звонок для туркменских властей прозвучал тогда, когда все страны — члены ОТГ, тогда еще Тюркского совета, консолидированно поддержали Азербайджан в ходе войны за Нагорный Карабах, фактически перешедшей в войну с Арменией. Ашхабад же всегда имел с Ереваном дружеские отношения. Стоит сказать, что посол Армении в Туркменистане продолжительное время являлся дуайеном всего дипкорпуса в стране пребывания. А власти Туркменистана всегда подчеркивали «исторические связи между туркменским и армянским народами». После единогласной поддержки Тюркским советом победы Азербайджана в Карабахской войне в Ашхабаде был устроен ряд мероприятий с участием деятелей армянской культуры и искусства, а посол Армении удостоился отдельной аудиенции у первых лиц государства.

Эта фронда туркменских властей до последнего держала в напряжении одну из главных интриг прошедшего 11 ноября в Самарканде саммита глав ОТГ — поднимет ли Туркменистан свой статус в организации до полноценного членства или нет. Причем первые лица Турции — вице-президент и председатель парламента — заранее говорили об этом почти как о свершившемся факте, оказывая на туркменские власти максимальное политическое давление. Но туркменские власти вышли из ситуации по-восточному хитро — на саммит в Самарканд отправился экс-президент и ныне председатель верхней палаты парламента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов. Он, с одной стороны, обозначил довольно высокий уровень представительства Туркменистана, с другой — просто не мог в силу своих конституционных полномочий заявить о присоединении своей страны к ОТГ в качестве полноценного участника.

Позиция Туркменистана в этой игре абсолютно беспроигрышна — статус «постоянного и позитивного нейтралитета», закрепленный в Конституции страны и принятый ко вниманию Генассамблеей ООН, не позволяет ему занимать чью-либо сторону в конфликтах. А позиция, которую навязывает Турция другим участникам ОТГ, как раз заточена на использование организации в качестве средства политического вспоможения, как минимум, в проведении и реализации политики Турции, которая странным образом не обходится без обострения межгосударственных отношений.

Красноречивым примером служит силовое проталкивание Турецкой Республики Северного Кипра (ТРСК) в состав стран — наблюдателей ОТГ, когда еще до принятия основных документов саммита в Самарканде министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу заявил о том, что Северный Кипр принят в состав ОТГ. И неважно, что министр иностранных дел Узбекистана (страны-хозяйки) Владимир Норов говорил о том, что никаких решений относительно приема ТРСК на саммите принято и подписано не было, а президент Казахстана Касым-Жомар Токаев вообще резко высказался против принятия непризнанных государств в состав ОТГ, в Итоговой декларации саммита организации существует пункт 7, в котором «приветствуется принятие Турецкой Республики Северного Кипра в состав Организации тюркских государств в качестве страны-наблюдателя». Фактически Турция игнорировала мнение других членов ОТГ, проведя нужное ей решение. И этот прецедент (и инцидент) еще больше отшатнул туркменские власти от сомнительных соблазнов полноценного членства в ОТГ и ,фактически, попыток посягнуть на принципы нейтралитета, которым так дорожит туркменская власть и который уже не раз позволял ей выходить из сложных политических ситуаций.

Вот и сейчас президент Эрдоган при поддержке президента Алиева едут в Туркменистан с твердым намерением решить все эти проблемы и дожать туркменские власти, используя все «кнуты и пряники», имеющиеся в их распоряжении, чтобы устранить двоемыслие и покончить с фрондерством Туркменистана и не допустить подобного в ОТГ в будущем.

Но, как показывает практика, Турции просто нечего предложить туркменской стороне, кроме неких пантюркистских идеологем — ни крупных инвестиционных программ, ни конкретных проектов в Туркменистане Анкара не осуществляет и не планирует. Как считалось, большим «подарком» являлось согласие Азербайджана пойти на уступки Туркменистану в вопросе спорного месторождения в акватории Каспия. Дошло до законотворческого казуса: было осуществлено странное действо — утверждение парламентами стран Меморандума о совместном освоении и использовании упомянутого месторождения «Достлук». Но прошло время, и это месторождение так и остается «чемоданом без ручки», у Туркменистана нет ни финансов, ни технологий для его освоения, переговоры с руководством российской компании ЛУКОЙЛ и азербайджанской SOCAR не закончились подписанием даже меморандума о намерениях. Да и власти Азербайджана прекрасно понимали, уступая Туркменистану часть месторождения, что его нефть все равно пойдет на Запад через Азербайджан. А то, что именно западное направление транспортировки углеводородов из Туркменистана является столь желанным для Эрдогана (и Алиева), не скрывает никто — даже представители Европейского союза, говоря о закупках газа в Азербайджане, держат в уме туркменский газ.

Отцу и сыну Бердымухамедовым во время предстоящего саммита тройки предстоит выдержать серьезный натиск. И от их стойкости к соблазнам и угрозам зависит не только судьба и репутация туркменского нейтралитета, но и целый ряд других международных и межгосударственных обязательств. В Ашхабаде прекрасно отдают отчет в том, что в условиях геополитической поляризации пойти на поводу политики Турции означает полную потерю политической инициативы или даже самостоятельности. Но самое главное, и об этом упоминалось выше, — ни Турция, ни Азербайджан, ни Европейский союз не предлагают реалистичного проекта по транспортировке туркменского газа на европейские рынки. А позиция Азербайджана и вовсе является вызывающей в отношении Туркменистана. «Со стороны туркменских властей нет никакой инициативы по вопросу прокладки Транскаспийского трубопровода и транзита туркменского газа по территории Азербайджана и с использованием его инфраструктуры», — говорят представители Баку. А подобная форма выражения «предложения о сотрудничестве» для Востока является оскорбительной.

Нет и никаких предложений о формировании гипотетического оператора проекта по строительству Транскаспийского трубопровода, нет принципиального согласия выделения кредитов под подобное строительство, нет и политических гарантий, нет гарантий расширения трубопроводной системы по территории Азербайджана, Грузии и Турции. В конце концов, нет никаких намеков на заключение долгосрочных контрактов на покупку туркменского газа европейскими потребителями. Более того, приезжавшая в Туркменистан в конце 2021 года делегация Европейской комиссии прямо заявляла туркменской стороне, что Европа не заинтересована в покупке туркменских углеводородов, а самому Туркменистану стоит подумать над диверсификацией экономики, проще говоря — начать отказываться от основы основ его экономики — добычи газа — и начать ее сокращение.

Смогут ли Эрдоган и Алиев переиграть отца и сына Бердымухамедовых? Скорее нет, чем да, и дело не в том, что саммит «тройки» состоится на их территории. Туркменские власти с какого-то времени стали отходить от любви к геополитическим лозунгам и оценивают ситуации более трезво и прагматично. Но это как раз не соответствует интересам Эрдогана и Алиева. Поэтому туркменскую власть будут ломать и уламывать.

«Независимая газета»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью