Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
19.08.2022  
Политика

30.03.2022
Сердар Бердымухамедов ищет поддержки Нью-Дели

Виктория Панфилова

Ашхабад готовится к визиту индийского коллеги президента Туркменистана

Визит индийского президента, по существу, протокольный, но для Туркменистана символичный и подчеркивает его прежнюю приверженность к нейтралитету.

Президент Индии Рам Натх Ковинд 1 апреля посетит с четырехдневным государственным визитом Ашхабад. Это первый визит иностранного лидера после состоявшихся в Туркменистане президентских выборов, победителем которых стал Сердар Бердымухамедов — сын второго туркменского президента. В повестке переговоров на высшем уровне вопросы развития транспортных и энергетических маршрутов.

В Ашхабаде рассчитывают, что Индия, зависящая от импорта энергоресурсов, проявит больший интерес к строительству газопровода Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия (TAPI). Оперативная реакция Нью-Дели на приглашение новоизбранного туркменского лидера говорит о том, что индийская сторона придает важное значение налаживанию связей с Туркменистаном. Это особенно актуально в условиях продолжающегося шторма мировой экономики.

И если визит будет удачным, весьма вероятно, что в обозримой перспективе Индия и Туркменистан приступят к разработке серьезных и масштабных экономических и логистических проектов. Пока же визит индийского политика, имеющего в своей стране статус формального, а не реального руководителя, носит характер зондажа.

«В политической системе Индии президент — фигура с малыми полномочиями. Основные властные полномочия принадлежат премьер-министру, в данный момент Нарендре Моди, а имя президента, за исключением узких специалистов, мало кто вспомнит навскидку. Это говорит о его статусе. Этот визит — некая демонстрация связей двух стран. Для Туркменистана, как принимающей стороны, выбор Индии — это демонстрация нейтралитета Туркменистана и демонстрация дистанцирования от более значительных мировых центров силы, которые находятся сегодня в конфронтации», — сказал «НГ» профессор, эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев. Индия, по его словам, в стороне от происходящего и выдерживает с Западом, Россией и Китаем ровные отношения.

«Но поскольку десятилетиями существует интерес Ашхабада к строительству TAPI, то эта тема, несомненно, будет обсуждаться в ходе переговоров, будут даже сделаны декларативные заявления. Но повлиять на существующие проблемы в реализации этого проекта стороны не смогут»,  — считает Князев.

Напомним, что TAPI — это второй крупнейший проект в сфере энергоресурсов, призванный связать Центральную и Южную Азию. Межправительственное соглашение между Туркменистаном, Афганистаном, Пакистаном и Индией было подписано в 2010 году. Туркменистан рассчитывает экспортировать 33 млрд куб. м газа в год, из них по 14 млрд куб. м газа (42%) получат Пакистан и Индия, 5,11 млрд куб. м газа (16%) — Афганистан, который также будет иметь возможность получения оплаты за транзит через свою территорию в сумме около 400 млн долл. ежегодно. Оценочная стоимость проекта составляет 7,5 млрд долл.

Координатором проекта TAPI выступил АБР. Однако в начале марта нынешнего года международная финансовая организация приостановила свое участие в проекте «до официального признания правительства, сформированного в Афганистане радикальным движением «Талибан» (запрещено в РФ). Как считают пакистанские чиновники, начало строительства газопровода откладывается на неопределенный срок. Вопрос признания правительства «Талибана» находится далеко за пределами предстоящего визита и в целом двусторонних отношений Индии и Туркменистана. Поскольку Индия занимает особую позицию по отношению к талибам, достаточно негативную. Поэтому, как считает Князев, Индия вряд ли может оказаться в числе тех стран, которые первыми смогут признать «Талибан». Хотя индийцы, по его мнению, стали гибче и даже контактируют с талибами, но пока очень осторожно. «Сейчас идет процесс поиска возможностей, контактов, без которых не обойтись, тем более что Индия за последние 20 лет оставила в Афганистане большие инвестиции», — отметил Александр Князев. Он считает, что Ашхабад может стать одним из первых участников признания талибов. Хотя в этом контексте уже прозвучала пакистанская инициатива. Исламабад предложил соседям Афганистана признать правительство «Талибан» на региональном уровне. Этот вопрос обсуждался на переговорах премьер-министра Пакистана Имран Хана с президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым. Вообще такое признание, по мнению эксперта, пока гипотетично. Россия, например, признание талибов привязывает к Совету Безопасности ООН.

Поэтому Александр Князев ставит под сомнение реализацию TAPI: «Это символический проект для взаимоотношений Туркменистана с теми странами, которые присутствуют в названии проекта, в том числе с Индией. Будет символично говорить о сотрудничестве и дружбе между Ашхабадом и Нью-Дели. Визит индийского президента, по существу, протокольный, но для Туркменистана символичный и подчеркивает его прежнюю приверженность к нейтралитету. Для Сердара Бердымухамедова это удачный пиар-ход для утверждения его в туркменском общественном сознании внутри страны и на международном уровне».

Гораздо реальнее выглядит реализация транспортных проектов. На январском саммите глав государств «Индия–Центральная Азия» обсуждалось предложение о включении порта Туркменбаши в коридор «Север–Юг», который свяжет Индию и Иран с Россией, странами Центральной Азии и Северной Европы. Индия рассматривает этот коридор как возможность увеличить экономическое взаимодействие со странами Центральной Азии, а также создать альтернативу китайской инициативе «Один пояс–один путь».

Доступ к этому маршруту Индия планирует проложить через иранский порт Чабахар, а затем через сухопутные коридоры через Афганистан. В последние годы Индия вложила огромные средства в развитие порта Чабахар. С другой стороны, страны Центральной Азии также стремятся получить выход к морю, поэтому проект дороги в Индию через порт Чабахар представляет для них большой интерес.

«Смещение внимания стран Центральной Азии к южному региону и, наоборот, внимание Пакистана и Индии, Ирана к Центральной Азии подразумевает некую стабилизацию в Афганистане. Изменение ситуации тоже может подталкивать к региональному признанию «Талибана», поскольку территорию Афганистана не объедешь», — сказал в заключение Александр Князев.

«Независимая газета»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью