Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
05.06.2020  
Политика

13.03.2020
Бердымухамедов пробивает коридор в Европу

Виктория Панфилова

Транзитный маршрут через Каспий могут использовать военные США

Ашхабад и Баку будут развивать сотрудничество в транспортно-транзитной сфере по маршруту Каспийское море–Черное море с использованием портовой инфраструктуры двух стран.

Договоренность об этом была подтверждена на переговорах глав Туркменистана и Азербайджана Гурбангулы Бердымухамедова и Ильхама Алиева. Президенты также высказались за создание сбалансированной многовариантной системы поставок энергоносителей на европейские рынки, основанной на диверсификации маршрутов.

Среди приоритетных направлений сотрудничества двух стран были названы энергетика, транспорт и коммуникации, агропромышленный комплекс, химическая и текстильная промышленность, строительство, технологии, сфера услуг и ряд других. Об этом по итогам визита в Баку заявил Гурбангулы Бердымухамедов. По его словам, Баку и Ашхабад направят усилия на формирование транспортно-транзитных коридоров по линии Восток–Запад через территории двух государств и использование портовой инфраструктуры двух стран на Каспийском море для налаживания автомобильно-паромного и железнодорожно-паромного сообщений.

В марте прошлого года в Бухаресте была подписана декларация о развитии международного транспортного коридора Каспийское море — Черное море. Маршрут пройдет из туркменского порта Туркменбаши в Азербайджан, далее по железной дороге в Батуми или Поти (Грузия) и по Черному морю в порт Констанца (Румыния). «Выгодное географическое расположение Туркменистана, граничащего с Ираном и Афганистаном, может вывести его в категорию привилегированных партнеров. Тем более что цель этого коридора — транзит грузов через Туркменистан в Афганистан — входит в интересы НАТО и может стать козырем в отношениях с Европой», — сказал «НГ» туркменский эксперт Сердар Айтаков.

Однако, по мнению эксперта, реализация одного проекта может нанести удар по другому — строительству транскаспийского трубопровода.

Одним из маршрутов, тормозящих строительство газопровода, стал транспортный коридор Lapis Lazuli («Лазуритовый коридор») участниками которого являются Афганистан–Туркменистан и Азербайджан–Грузия–Турция.

Эксперты не исключают, что по этому коридору пойдут грузы американской армии, которая должна покинуть Афганистан в рамках подписанного в начале марта 2020 года соглашения между США и «Талибаном» (запрещен в РФ). Но не факт, что США уйдут из Афганистана, тогда этот маршрут нужен будет для поставки оружия и продовольствия для войск НАТО. Важен контекст вероятного транзита грузов в интересах военного и прочего присутствия стран Запада в Афганистане, через Каспий. По мнению эксперта Айтакова, не исключено, что все грузы будут оформляться как коммерческие и гуманитарные: «Они не должны, судя по замыслу организаторов, привлекать внимание России и Ирана, и факт их перемещения через Каспий не должен вызывать ни подозрений, ни возражений».

Второе, не менее важное заявление, которое прозвучало в ходе переговоров в Баку, касалось сотрудничества в сфере энергетики. Речь идет о поставках туркменского газа на европейский рынок. Бердымухамедов на фоне внутренних проблем, финансового кризиса, ищет возможность подключиться к проекту «Южного газового коридора» (ЮГК).

Напомним, что Еврокомиссия включила транскаспийский газопровод в список приоритетных проектов. Временный поверенный в делах представительства Евросоюза в Туркменистане Любомир Фреборт сообщил, что в первом квартале 2020 года в Ашхабаде планируется проведение симпозиума для обсуждения конкретных действий по реализации в этой стране Стратегии ЕС по Центральной Азии, которая была принята в 2019 году. Одно из ее направлений — энергетическое. Фреборт считает, что Туркменистан получит выгоду от активного взаимодействия с ЕС.

Проект транскаспийского газопровода, который должен связать Туркменистан и Азербайджан, обсуждается с 1990-х годов и призван обеспечить экспорт туркменского газа в западном направлении. Однако ситуация застыла, и для этого есть несколько причин. «Одного желания Еврокомиссии или Ашхабада построить транскаспийский трубопровод недостаточно. Хотя осуществить его с технической точки зрения несложно. Для этого требуется всего лишь прокладка 300 км трубопровода между туркменским сектором Каспийского моря и азербайджанским сектором Каспия. Например, газопроводы ''Северный поток'' и ''Турецкий поток'' построены в более сложных природных условиях. Если эти проекты удалось реализовать, то транскаспий сложности не представляет. Вопрос в другом: кто выступит строителем этого газопровода? Кто инвестирует в эту трубу? Часто говорят, что можно проект реализовать за счет средств международных финансовых организаций, таких как Европейский банк реконструкции и развития или Азиатский банк развития. Но пока желающих нет», — сказал «НГ» руководитель клуба «Южный Кавказ» Ильгар Велизаде.

Эксперт также обратил внимание на то, что за много лет не создан консорциум, нет данных по объемам поставляемого газа на западные рынки, поэтому неизвестно, каким должен быть диаметр трубы. Это важный вопрос. Неизвестно, по какой цене будет поставляться туркменский газ. Нет также цены транзита. Да и в целом нет конкретных переговоров.

Предполагается, что транскаспий будет подключен к системе ЮГК, который отводит для внешний условных поставщиков определенные объемы, но они небольшие. Речь может идти максимум о 10 млрд куб. м газа. Сама система рассчитана на прокачку азербайджанского газа. Если будет принято решение о прокачке туркменского газа, то необходимо говорить об усилении мощности ЮГК.

«Принципиальный вопрос заключается в том, что туркменская сторона до сих пор не вела предметных переговоров с европейскими покупателями на предмет поставок своего газа на рынки конкретных стран. Были общие заявления по итогам визита президента Гурбангулы Бердымухамедова в Германию и ряд других европейских стран. Но пока о конкретных договоренностях информации нет», — отметил Велизаде.

Стоит также учитывать и то обстоятельство, что в последние годы в прикаспийских государствах не наблюдается резкого роста добычи углеводородного сырья. Все данные и прогнозы говорят о том, что пока не стоит ожидать появления дополнительных объемов газа в Туркменистане. Более того, ситуация с загрузкой уже действующих экспортных трубопроводов, в которые поступает туркменский газ, не столь радужна. По газопроводу Туркменистан–Китай экспортировалось 36 млрд куб. м газа, а мощность трубы — 55 млрд куб. м. Трубопроводы в иранском направлении простаивают, хотя были рассчитаны на 20 млрд куб. м газа. Началось строительство трубопровода TAPI (Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия), который тоже потребует дополнительных объемов газа. Что остается для транскаспийского проекта — не совсем ясно.

«Независимая газета»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью