Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
15.12.2018  
Политика

21.03.2018
Бердымухамедов встретился с Роухани, но на «долг Ирана» это не повлияло

EADaily

Конфликт между Ашхабадом и Тегераном нарастает. Стороны не могут решить вопрос по оплате задолженностей иранской стороны за поставленный туркменский природный газ, а также по спорным вопросам Каспия.

Затягивание проблемы может привести к срыву подписания соглашения по статусу Каспия на саммите глав прикаспийских государств, который должен состояться нынешней весной в Астане. Для решения этих вопросов в Ашхабаде второй день находится министр нефти Ирана Бижан Зангане. А несколько дней назад здесь с краткосрочным неофициальным визитом побывал президент Ирана Хасан Роухани.

Приезд иранского лидера держался в секрете. Официальной информации по поводу визита президента Ирана нет. Известно только, что иранский президент должен был прибыть в Ашхабад 15 марта. В эти дни глава Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов находился с визитом на Ближнем Востоке — Кувейте и ОАЭ. Однако два независимых друг от друга источника сообщили EADaily, что визит Хасана Роухани все же состоялся — главы двух государств ограничились общением в здании ашхабадского аэропорта.

Доктор политических наук, член научного совета Института исследований Центральной Азии и Афганистана «Иран-Восток» (Иран) Игорь Панкратенко считает: это означает, что стороны не договорились по спорным вопросам. Ашхабад настаивает на выплате долга за поставки газа. Тегеран же настаивает на том, что никакой задолженности не существует, а если и существует, то долг мизерный, и если пересчет его наличие подтвердит, то иранская сторона расплатится по бартерной схеме — товарами народного потребления. Ашхабад этот вариант не устраивает.

Основная часть долга за поставленный туркменский газ образовалась зимой 2007-2008 года. Из-за холодов Иран был вынужден увеличить объем импорта туркменского газа. Ашхабад, воспользовавшись ситуацией, повысил расценки с действовавших 40 долларов США за 1 тыс. кубометров до 360 долларов. Таким образом, как утверждает туркменская сторона, Иран оказался должен около 2 млрд долларов. Иран предлагал пересчитать полученные дополнительные объемы газа по прежней цене, но Ашхабад отказался, и в январе 2017 года в нарушение 25-летнего соглашения в одностороннем порядке прекратил поставки газа в Иран. Теперь Туркменистан намерен решать вопрос в международном арбитражном суде.

Иранская сторона, отказываясь признать долг, придумывает различные отговорки. На днях в госкорпорации National Iran Gas Co. (NIGC) заявили, что Ашхабад некоторое время поставлял некачественный газ. Потом прозвучало заявление о том, что деньги Туркменистану были переведены, но не дошли до адресата, поскольку Иран находился под санкциями, и деньги, очевидно, затерялись. Недоволен Тегеран и тем, что Ашхабад наращивает объемы экспорта своего газа в Китай. В частности, строительство четвертой ветки газопровода Туркменистан—Китай вызывает настороженность, поскольку, как представляется иранской стороне, это может лишить ее возможности импортировать туркменский газ в будущем, когда противоречия с Ашхабадом будут нивелированы.

Нервирует Тегеран и проект газопровода Туркменистан—Афганистан—Пакистан—Индия (ТАПИ), поскольку держит в уме поставки в Пакистан и Индию газа своего газа с месторождения «Южный Парс». Прокладка соответствующего газопровода «МИР» на иранской территории завершена, но строительство пакистанского участка заморожено по соображениям безопасности.

Плюс традиционное уже недовольство Тегерана по статусу Каспийского моря — иранские предложения о принципах деления крупнейшего водоема не проходят, но и торпедировать договоренности между другими прискаспийскими странами не получается. Остается одно — извлечь максимум выгоды из тех раскладов, которые есть.

По словам Панкратенко, на Каспии «ситуация складывается довольно любопытная». Идут сепаратные консультации между прикаспийскими странами. Есть интересные проекты, есть международные инвесторы, которые ожидают согласования статуса Каспия. Все стараются договориться, чтобы получить хоть что-нибудь, поскольку проекты начинают «гореть». Особенно спешат Азербайджан, Туркменистан, их «подталкивает» Турция, видящая себя в роли крупнейшего газового хаба.

«Тегеран пробовал договориться по разграничению Каспия вначале с Азербайджаном. Потом такой же заход сделал и Ашхабад. Но из-за проблем долга диалог не сложился. Я не исключаю, что в ходе предстоящего саммита соглашения по статусу Каспия подписаны опять не будут. Все ограничится протоколами о намерениях. В лучшем случае будут подписаны временные протоколы по сферам биоресурсами и другим. Но никакого общего итогового документа свет не увидит — 25 лет ждали, и еще подождут», — сказал Игорь Панкратенко.

Удалось ли сегодня договориться иранскому министру Зангане с министром иностранных дел Туркменистана Рашидом Мередовым, неизвестно. Согласно официальной информации, стороны тепло поздравили друг друга с праздником Навруз и обменялись мнениями по вопросам нынешнего состояния и перспективам расширения двустороннего торгово-экономического и энергетического сотрудничества. Зангане и Мередов выразили необходимость активно сотрудничать в энергетической сфере в дальнейшем, поговорили о предстоящем в ближайшие дни в Ашхабаде туркмено-иранском бизнес-форуме, который «будет способствовать активизации контактов между государственными и частными структурами двух соседних государств». О газовом противостоянии — ни слова.

Руководитель Клуба политологов «Южный Кавказ» Ильгар Велизаде, оценивая ситуацию, сказал EADaily: «Договоренности по Каспию, которые были подтверждены в прошлом году в декабре министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым, сохраняются. Договоренности приняты в пятистороннем формате. Проведение встреч в пятистороннем формате предусматривает одобрение этих решений всеми сторонами. Туркменская и иранская стороны были согласны с положениями, которые обсуждались по статусу Каспия. Это выгодно и Туркмении, и Ирану. Решив проблемы с Каспийским морем, стороны могут начать реализацию своих проектов. Туркменистан надеется вывести свой газ в западном направлении, а нерешенность правовых вопросов по Каспию мешает этому.

Есть сложности между Баку и Ашхабадом по принадлежности газового месторождения Сердар/Кяпаз в Каспии. Спор не урегулирован, но Баку этот спор удалось вывести даже за рамки двусторонних отношений. Он как бы сам по себе. И Ашхабад когда-то собирался для разрешения спора обратиться в международный арбитраж». По мнению Велизаде, многое будет решаться в зависимости от того, как Туркменистан урегулирует проблемы с другими прикаспийскими странами. И в этом свете решение туркмено-иранского спора важно для всего каспийского региона.

EADaily

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью