Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
20.10.2017  
Политика

12.10.2017
Хвост сдал — хвост принял

Андрей Колесников

Чем затмили саммит СНГ гости Владимира Путина

Чем больше два эти человека узнают людей, тем сильнее, видимо, начинают любить собак.

11 октября в Сочи прошли саммит СНГ и заседание Высшего евразийского экономического совета. Одним из главных событий дня, впрочем, стало то, что президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов подарил президенту России Владимиру Путину щенка алабая. Между тем специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников ключевым событием саммита считает молчаливое противостояние премьера Киргизии и президента Казахстана, а также подписание ключевого соглашения — о необходимости соответствия СНГ современным реалиям.

Утро Владимира Путина началось с того, что президент Туркмении подарил ему Верного, то есть щенка алабая.

Начиналось, впрочем, не так драматично. Российский президент благодарил коллегу за поддержку русского языка в Туркмении, за прием, который ему оказали чуть не на днях в Ашхабаде… Встреча неминуемо, казалось, становилась той самой, о которой даже сотрудники протокола забывают еще до того, как она закончилась, как вдруг выступил Гурбангулы Бердымухамедов:

— Недавно у вас был хороший день, день ангела, поэтому я вас от души поздравляю… У нас есть один друг…

Кого мог иметь в виду президент Туркмении? Ведь общих друзей у них на самом деле не так уж много, а вернее, их просто нет. Ведь не Нурсултан Назарбаев и не Александр Лукашенко, в самом деле…

— Вы, наверное, знаете, это алабай…— продолжил президент Туркмении.

И вот это была правда. Действительно, чем больше два эти человека узнают людей, тем сильнее, видимо, начинают любить собак.

Владимир Путин, по рассказам очевидцев, которых, впрочем, очень и очень немного, и правда в Ашхабаде обращал особое внимание на собаку президента Туркмении и пользовался, без преувеличения, ответным вниманием.

— Я сегодня привез с собой маленького алабая, зовут его Вепалы, в переводе — Верный (то есть зовут точно так же, как и столицу Казахстана до определенного времени, и что бы это значило? Да, скорее всего, ничего.— А. К.). У вас это, я думаю, тоже популярное имя.

Тут Гурбангулы Бердымухамедов погорячился, может, он и в самом деле так думает. Но такие имена сейчас, правду сказать, не то чтобы в моде, я уж не говорю — в почете.

— Когда мы проводили Азиатские игры, у нас основным символом был как раз алабай,— продолжил президент Туркмении. — Я думаю, при прессе можно, наверное, показать…

И тут стало понятно, что для сотрудников российского протокола это, похоже, сюрприз. Они, стоя среди всего нескольких журналистов, присутствовавших при встрече, которая не предвещала ничего такого, зашептались в том смысле, что согласовано ли все это с кем-нибудь вообще.

Но было поздно. Пластиковую переноску со щенком алабая, которую, может, провезли на территорию отеля Radisson в багажнике автомобиля президента Туркмении, чтобы сюрприз стал поистине необыкновенным, уже вносили в комнату. Господин Бердымухамедов взял щенка за шиворот и, не колеблясь, на вытянутой руке поднял над собой. Щенок повис на своей коже. В глазах его, мне кажется, был ужас: мало того, что его держали как кошку, так его же теперь еще и, безусловно, ослепили вспышками фотокамер, которые были выставлены, конечно, на автоматический режим: тут дорого было каждое мгновенье, которое на глазах становилось исторической вечностью…

Президент Туркмении хотел, наверное, лишний раз продемонстрировать, что уж он-то умеет обращаться с животными: без лишней жестокости (именно лишней), но и без этих ваших нежностей.

Я потом поговорил с сотрудником службы безопасности президента Туркмении, который вез Верного в самолете в Москву. Так вот, он, разумеется, настаивал, что это такие выдержанные во всех отношениях собаки, которые даже не пикнут, если их брать за шиворот и поднимать. Правда, он затруднился с ответом на вопрос, зачем это делать.

Господин Путин буквально вырвал щенка у дарителя и приютил у себя на груди. Да, так оно все и было, и, если бы все было наоборот, клянусь, я бы так и написал.

Щенка хотели вернуть в переноску, но он, между прочим, отказался, продемонстрировав тем самым тягу к свободе, хотя, конечно, и к относительной, то есть он потрусил к пресс-секретарю президента России Дмитрию Пескову и через несколько секунд оказался у него в руках.

— Ну, пусть побегает… — пробормотал президент Туркмении, и в этот момент алабая, конечно, запихнули наконец в переноску и вынесли из комнаты навстречу новой жизни.

— А у него прививки-то есть? — продолжали между тем шептаться сотрудники российского протокола, и это лишний раз убеждало в том, что для них произошедшее и в самом деле стало неожиданностью, причем, похоже, не самой приятной: прежде всего потому, что все случилось без их участия.

— Я думаю, он вам понравится,— заключил президент Туркмении. — Они у нас здоровые!

Что-то он, наверное, имел при этом в виду.

Через некоторое время, которое было потрачено на встречу с президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым, Владимир Путин встречал коллег под флагами стран Содружества Независимых Государств. Некоторые из лидеров этих государств были настолько независимы, что, конечно, вообще не приехали, но и из СНГ до сих пор не вышли. Речь идет, конечно, об Украине. Флаг ее в момент встречи так и остался невостребованным (но все-таки был). Зря, в общем, он тут простаивал (на церемонии фотографирования лидеров СНГ такого флага уже и не было вовсе).

Во время приветствий под флагами прежде всего обращал на себя внимание молодой человек, оказавшийся новым премьер-министром Киргизии Сапаром Исаковым (что уж тут: он до странности похож на министра связи и массовых коммуникаций России Николая Никифорова, только, конечно, в киргизском исполнении).

К этому времени мне была понятна главная интрига этого в целом бесхитростного саммита. Она состояла в резко обострившихся отношениях между Казахстаном и Киргизией. Дело в том, что некоторое время тому назад президент Казахстана Нурсултан Назарбаев принял у себя главного киргизского оппозиционного кандидата в президенты господина Омурбека Бабанова и сказал, что Кыргызстан нуждается в молодых лидерах. Очевидно, кого он имел в виду.

Это замечание, разумеется, вызвало чрезвычайное оживление в Киргизии. Президент Алмазбек Атамбаев был возмущен, расценивал это как вмешательство во внутренние дела своей страны, как попытку повлиять на свободное волеизъявление граждан и недавно высказался по этому поводу вслух. Он заявил, что самый пожилой из кандидатов на пост президента Киргизии намного младше, например, президента Казахстана, а сам он, Алмазбек Атамбаев, младше, а вернее, моложе господина Назарбаева сразу на 16 лет, и добавил, что это еще вопрос, кто острее нуждается в молодых лидерах — Киргизия или Казахстан.

Это было слишком для Нурсултана Назарбаева. И стало совсем нехорошо, и накануне саммита СНГ, кроме прочего, начались сложности на казахстанско-киргизской границе: с обеих сторон появились жесткие ограничения на ее пересечение.

Более того, из самолета, прилетевшего в Сочи, вместо планировавшегося Алмазбека Атамбаева вышел молодой политик — премьер Сапар Исаков. Официальное объяснение состояло в том, что предвыборная ситуация (президентские выборы в Киргизии в ближайшее воскресенье) требует присутствия президента страны в столице, тем более что отовсюду поступает информация о готовящихся провокациях, а рейтинги оппозиционного кандидата и кандидата Атамбаева к моменту начала саммита считай что выравнялись.

И вот теперь, в Сочи, киргизские и казахстанские журналисты жадно ловили любой жест президента и премьера. Считалось, что Нурсултан Назарбаев и Сапар Исаков могут вступить в диалог, который закончится, возможно, счастливым разрешением всех недоразумений. Киргизские журналисты, с которыми я разговаривал, не скрывали, что надеются на это и очень хотят быть первыми, кто донесет благую весточку до дома…

Впрочем, мне с самого начала казалось, что шансов на это никаких нет: вряд ли господин Назарбаев способен был воспринять не то что молодого, а в его представлении малолетнего коллегу как достойного, равного себе собеседника, и в этом смысле выбор Сапара Исакова как участника саммита со стороны Алмазбека Атамбаева выглядел просто безукоризненным: в конце концов господин Назарбаев ведь и получил себе в коллеги в Сочи молодого политика.

И в самом деле, президент Казахстана перед церемонией фотографирования в комнате ожидания за закрытыми дверями полностью, казалось, погрузился в разговор с человеком, которого он уж точно мог считать достойным себя, то есть с Александром Лукашенко: таких тяжеловесов, кроме них, тут и не было… есть что вспомнить людям…

Потом, на церемонии фотографирования, Нурсултан Назарбаев стоял рядом с Владимиром Путиным, а Сапар Исаков — крайним с левого фланга. Это можно было сравнить с тем, как поставили на похожей церемонии во время G20 в австралийском Брисбене самого Владимира Путина, причем сравнение уместное, так как ни в том ни в другом случае специального умысла, как бы ни показалось, на самом деле не было.

Председатель исполкома СНГ Сергей Лебедев рассказал между тем в начале работы глав государств в узком составе, что главным итогом их работы будет решение о дате и месте проведения очередного заседания Совета глав государств.

И это исчерпывающе разъясняло смысл встречи всех этих людей в Сочи.

И правда, потом, когда Сергей Лебедев уже после саммита вышел к журналистам, он сообщил, что основная интрига состояла в том, что за проведение саммита СНГ в 2020 году боролись сразу два лидера: президенты Узбекистана и Молдавии. Притом что две эти страны давно своих лидеров на такие саммиты не делегировали. В итоге первенство ушло к президенту Узбекистана.

И на заседании в узком составе, и в расширенном тоже обращало на себя внимание, что так и не могут наговориться президенты Казахстана и Белоруссии. Причем на заседании в узком составе они еще сидели рядом, а в расширенном — поодаль друг от друга и то и дело посылали многозначительные знаки внимания. Словно им и в самом деле больше не с кем было тут поговорить.

И уж тем более не с премьером Киргизии — по информации “Ъ”, Нурсултан Назарбаев так и не побеседовал с Сапаром Исаковым, и теперь только результаты выборов в Киргизии рассудят их.

Между тем господин Лебедев по итогам саммита, отвечая на вопрос корреспондента телеканала «ТВ Центр», рассказал о том, как в СНГ участвует Украина:

— Да,— подтвердил председатель исполкома СНГ, — сейчас участие Украины в работе органов СНГ свернуто. Но все полагают, что это временное явление! Почему? Потому что в участии Украины в СНГ заинтересована сама Украина и, не скрою, коллеги по СНГ тоже!

Это жизнерадостное утверждение разбивалось, впрочем, о простой вопрос: платит ли до сих пор Украина взносы в СНГ? Оказалось, нет, не платит, и давно. Тем не менее господин Лебедев настаивал, наступая уже, по-моему, на горло собственному здравому смыслу:

— Де-юре Украина остается членом СНГ! Никаких официальных обращений от них не поступало! А де-факто, конечно, Украина свернула участие во многих органах. Но в некоторых участвует! В Москве недавно было заседание… Приезжал представитель Украины, женщина это была, она выступила с двумя заявлениями, да, шума наделала опять, конечно…

На уточняющий вопрос господин Лебедев в конце концов выступил с законченной по этому поводу формулировкой:

— Участие Украины в СНГ не нулевое. Оно пассивное.

Возможно, именно благодаря способности производить такие формулировки деятельность Сергея Лебедева на посту председателя исполкома СНГ продлена на сочинском саммите еще на два года.

После обеда, который Владимир Путин вслух назвал «следующим протокольным мероприятием» (можно только посочувствовать, если такое времяпрепровождение, как обед, и в самом деле превратилось для него в прием пищи), прошло еще заседание Высшего евразийского экономического совета, куда входят, как известно (не всем, конечно), лидеры России, Армении, Белоруссии, Казахстана и Киргизии.

Утвердили «Основные направления цифровой повестки до 2025 года», а президент Армении Серж Саргсян предложил начать соответствовать этим направлениям «с взаимного признания электронных счетов-фактур».

Таким образом, членам Евразийского союза предстоит пройти еще долгий путь: решение о признании счетов-фактур надо обсудить, это ведь в какой-то степени революция, особенно для некоторых членов союза… Это же в конце концов счета-фактуры, это, извините, документ…

Но главное, члены Евразийского союза демонстрируют приверженность цифровому порядку вещей. А лидеры СНГ даже приняли специальное постановление о необходимости соответствия СНГ современным реалиям.

И это, может быть, главное. Это означает, что они понимают, как, может, никто другой, в каких реалиях они находятся сейчас.

Да, смущает, конечно, что для преодоления сложившейся ситуации они пользуются методами, которые были приняты в тех реалиях, которые возникли задолго до того, как возникло само СНГ (то есть резолюциями и постановлениями).

Да и умерли, честно говоря, вместе с ним.

Источник :: КоммерсантЪ
Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью