Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
19.08.2022  
Экономика и бизнес

28.12.2021
Призрачная отрасль (окончание)

Леонид Колосов

Коррупция, кадровые «чистки» и экономически не рентабильные проекты — три источника и три составляющие кризиса нефтегазовой отрасли Туркменистана

Право на достаточное питание — это последнее из прав человека, которого власти лишают население Туркменистана.

Основу нефтеперерабатывающей отрасли Туркменистана, производящей более четверти всей промышленной продукции страны, в том числе сжиженный газ, бензины, керосины, дизельные топлива, базовые и товарные смазочные масла, а также коксы, битумы, полипропилен, пленку, мешки и другие товары, составляет старейшее предприятие — крупнейший в регионе Туркменбашинский комплекс нефтеперерабатывающих заводов (ТКНПЗ). Но и этому флагману туркменской экономики тоже не везло с «капитанами»: за неполных 30 лет независимости из 18 гендеректоров половина была уволена с формулировкой «за серьезные недостатки в работе». Практически не одно заседание правительства, посвященное проблемам нефтегазового комплекса вообще и работе ТКНПЗ, в частности, не обходилось без кадровых перестановок, выговоров и скандалов. В июне 2016 года была разоблачена «нефтяная мафия», состоящая из чиновников, сотрудников правоохранительных органов, Высшей контрольной палаты, руководства ТКНПЗ, начальников нефтехранилищ и автозаправочных станций. Мошенники танкерами вывозили за границу сырую нефть и продавали «налево» продукты ее переработки.

Не принес особых изменений и 2017 год. Газовики, нефтяники, геологи трудились, не покладая рук, открывались новые месторождения, нарастали мощности перерабатывающих предприятий, строились планы выпуска новых видов продукции, строительства новых трубопроводов, а реальных доходов отрасль как будто бы и не приносила. Точнее, доходы, конечно были, но повышению уровня жизни населения эти газо- и нефтедоллары никак не способстовали. По-прежнему Туркменистан входил в первую четверку государств по доказанным запасам газа и имел неплохие показатели по запасм нефти, однако средняя зарплата и доходы на душу населения, как бы ни преукрашивал эти данные туркменский Госстат, намного отставали даже от тех стран, недра которых были обделены полезными ископаемыми.

28 июня 2019 года, в канун своего 62-летия, президент Туркменистана Курбанкули Бердымухаммедов принял участие в торжественной церемонии открытия нового газохимического комплекса (ГКХ) — завода по производству бензина из природного газа, построенного в местечке Овадан-депе, в 32 км к северо-западу от Ашхабада. Как подчеркивали официальные туркменские СМИ, это первый в мире завод, где в промышленных масштабах предполагалось осуществлять выпуск экологически чистого синтетического автомобильного топлива из природного газа. Данный факт в тот же день, 28 июня, был отмечен внесением нового предприятия в Книгу рекордов Гиннесса. Общая стоимость проекта оценивалась в 1,7 млрд долларов США. Планировалось, что ежегодно на заводе будет производиться более 600 тыс. тонн бензина стандарта А-92, а также 12 тыс. тонн очищенного дизельного топлива и 115 тыс. тонн сжиженного газа.

Церемония открытия завершилась рекламным стартом отправке первых партий новой продукции на автозаправочные станции Ашхабада и велаятов, а также по железной дороге — в соседний Афганистан. Сам же президент на камеры заправил «лучшим в мире экологически чистым бензином» свой автомобиль на одной из ашхабадских АЗС.

На сегодняшний день о реально достигнутых показателях пока не сообщалось. Известно только, что туркменская сторона нуждается в консалтинговых услугах по управлению ГКХ и что в планах на будущее — строительство второго аналогичного завода.

В сентябре 2019 года разразился еще один крупный скандал. Как следовало из доклада генерального прокурора Батыра Атдаева, буквально под носом у Бердымухаммедова действовало «преступное сообщество» в составе министра торговли и внешнеэкономических связей, гендиректора ТКНПЗ, ответственного работника Государственной товарно-сырьевой биржи, начальника отдела Кабинета министров и одного частного предпринимателя. Члены «сообщества» брали взятки с иностранных компаний за помощь в приобретении продукции по заниженным ценам и совершали другие преступные деяния. Расправа с членами «сообщества» была соразмерна президентскому гневу, потому сроки заключения были вынесены большие. Вице-премьеру-куратору нефтегазовой отрасли был объявлен срогий выговор.

К этому времени ТКПНЗ уже полгода как был остановлен на реконструкцию, которую тормозило отсутствие достаточных финансовых средств. Более 500 рабочих и инженерно-технических работников были отправлены в отпуск без сохранения содержания. В ноябре того же года президент вынужден был признать, что «в последние годы эффективность работы нефтегазового комплекса, в особенности по добыче нефти и газа, увеличению их промышленных резервов, снизилась, годовые плановые задания систематически не выполняются».

Это заявление было сделано на фоне обострившегося с конца июня общего дефицита топлива. На заправочных станциях собирались огромные очереди, бензин быстро кончался да и был он, откровенно говоря, плохого качества. Однако власти признавать наличие дефицита не спешили, несмотря на возникшие проблемы с выполнением контрактов с зарубежными экспортерами.

Китайский гамбит

Знаете детскую загадочку: А и Б сидели на трубе. А упала, Б пропала. Кто остался на трубе?

Примерно по этой схеме развивались отношения Туркменистана со своими соседями-газовыми импортерами. На смену достаточно успешным отношениям с Россией и Ираном, когда цена на экспорт устраивала все стороны, пришли конфликты. Россия заявила о том, что из-за несогласия Туркменистана снизить закупочные цены, с 1 января 2009 года снижает (по некоторым данным, на 90 процентов!) объем экспорта газа. Потом случилась авария на газопроводе САЦ-4, ответственность за которую Туркменистан полностью возложил на российскую сторону, потом около года шел ремонт, и экспорт возобновился уже по сниженным ценам, но, как говорится, «любовь прошла, завяли помидоры».

Параллельно с этим в 2007-2008 годах зародился и начал потихоньку зреть конфликт с другим соседом. Иран, который и сам входит в четверку крупнейших обладателей газовых сокровищ, тем не менее закупал в Туркменистане небольшое количество газа для обеспечения приграничных районов. За 10 лет накопилась задолженность порядка 1,5-2,0 млрд долларов, которую Туркменистан предъявил соседу. Сосед стал возражать, началась тяжба. Туркменистан прекратил поставки, предательски покинув иранских жителей в разгар холодной зимы. К разрешению спора были подключены международные арбитражные органы, а конфликт начал из экономического постепенно переходить в политический.

Так кто же, в конце концов, остался на трубе, спросите вы. Тот, кто оценив все экономические и политические «про и контра», решительно постучался в двери президентского дворца Бердымухаммедова в образе свахи со словами: «У вас товар — у нас купец». Стороны обменялись традиционными дарами: сторона «жениха» преподнесла крупный «калым» — кредит в 7 млрд долларов на строительство газопровода, а сторона «невесты» — обещание довести поставки трубопроводного туркменского газа до 65 млрд кубометров в год. На сегодняшний день эта цифра, если верить Бердымухаммедову, составляет 40 млрд, или в среднем 3,3 млрд в месяц. Кроме того, в качестве «приданого» китайской стороне было дано право на участие в разработке крупнейшего газоносного месторождения «Галкыныш». В июне 2021 года на заседании правительства было объявлено, что Туркменистан полностью расчитался по иностранным кредитам, полученным «Туркменгазом» на диверсификацию газовых поставок, строительство газопровода Туркменистан-Китай и освоение газового месторождения «Галкыныш».

Вроде бы, дело шло на лад: долги возвращены, доля экспортируемого газа составила половину от добытого. По данным британской BP (Statistical Review of World Energy), в прошлом году в Туркменистане было добыто 59 млрд кубометров природного газа. Внутреннее потребление ВР оценило в 31 млрд, по трубопроводам было направлено: в Казахстан — 0,1 млрд, в другие страны СНГ — 0,5 млрд, в Российскую Федерацию — 3,8 млрд, в КНР — 27,2 млрд кубометров. Также из туркменских источников известно, что за 7 месяцев 2021 года в Туркменистане было добыто 48,7 млрд кубометров «голубого топлива», из которых более половины пошло на экспорт, в основном в Поднебесную. Причем, как свидетельствуют данные компании Wood Mackenzie, его цена со 192 долларов за тысячу кубометров в январе выросла до 238 в июле.

По данным Главного таможенного управления КНР, за январь-ноябрь 2021 года поставки туркменского трубопроводного газа в Китай составили 21,91 млн тонн, или 27 млрд кубометров на сумму 6,1 млрд долларов. Средняя цена при этом составила 225 долларов за тысячу кубометров.

На днях посол РФ в Туркменистане Александр Блохин заявил, что по сравнению с прошлым годом объем закупаемого Россией туркменского газа, скорее всего, удвоится. «Я думаю, что это будет около 10 миллиардов кубометров», — сказал посол.

«Кубышка» Бердымухаммедова стабильно пополнялась. Продолжались «обнимашки» с талибами, вроде бы согласившимися продолжить строительство многострадального ТАПИ, появились и новые инвесторы, поверившие в искренность туркменских властей, обещавших соблюдение правового режима инвестиций и прав инвесторов на территории Туркменистана и государственную поддержку на всех этапах реализации проектов. К числу желающих поработать с туркменским правитеьством недавно присоединился бывший посол США в Туркменистане Аллан Мастард, предложивший новый проект Транскаспийского газопровода, точнее, Транскаспийского интерконнектора, который, по его словам, окажется более дешевым и менее сложным для воплощения.

«Мы предлагаем менее амбициозный проект, чем Транскаспийский газопровод. Это линия средней мощности для доставки природного газа из морских скважин Туркменистана на Каспии к уже существующей инфраструктуре Азербайджана», — cказал Аллан Мастард, выступая в октябре на XXVI Международной конференции «Нефть и газ Туркменистана».

Не уверен, знаком ли г-н Мастард с историей о том, как американская компания UNICAL в середине 90-х целых три года обхаживала и Ниязова, и талибов «первой волны», продвигая проект строительства газопровода ТАП — Туркменистан-Афганистан-Пакистан, чтобы в конце концов бесславно выйти из него, сославшись на «нестабильность обстановки и низкие цены на нефть».

«Недолговечный проект Unocal мог послужить хорошим уроком для американских политиков, но этого не произошло, и вновь американские дипломаты мечутся по Средней Азии, — пишет пакистанский журналист Ахмед Рашид в своей книге ''Талибан*. Ислам, нефть и новая Большая игра в Центральной Азии''. — Из проекта Unocal можно извлечь несколько уроков. Невозможно построить крупный трубопровод из Средней Азии до тех пор, пока США и международное сообщество не исполнятся решимости достичь мира в регионе».

Это может означать, что деньги инвесторов, которые, почуяв выгоду, наперебой стали предлагать проекту отставного дипломата свою финансовую поддержку, могут либо кануть в воду (в прямом смысле слова), либо перетечь в бездонный карман Бердымухаммедова, а вожделенный интерколлектор может повторить печальную судьбу Nabucco, ТАПИ, ТАП, Транскаспийского и Прикаспийского трубопроводов, так как стабильный мир в этом регионе, к сожалению, вряд ли наступит в ближайшем будущем.

Никогда не было, и вдруг опять!

Второй звоночек прозвенел 1 июня 2021 года. Уже знакомая нам американская неправительственная организация Crude Accountability представила свой новый доклад «Туркменистан: Образцовая клептократия», в котором была подробно описана ситуация в стране: повсеместные нарушения прав человека, экономический и гуманитарный кризис, проблемы трудоустройства, низкий уровень здравоохранения, образования и социальных гарантий на фоне снижения общего уровня жизни. И как бы ни пытались власти представить мировому сообществу фасад своего «процветающего» государства, обратная его сторона с многочасовыми очередями за товарами первой необходимости, драками за лишнюю буханку хлеба, за килограмм риса, пару куриных окорочков и бутылку растительного масла на семью в канун государственных праздников, о чем сообщают независимые СМИ и правозащитники, не является тайной, но за разглашение этих сведений людей уже сажают. Право на достаточное питание — это, пожалуй, последнее из прав человека, которого власти лишают население Туркменистана. И мы еще ни словом не обмолвились о пандемии, которой якобы нет, но которая, тем не менее, хотя и анонимно, но присутствует в повседневной жизни туркмен.

И снова начнутся поиски виновных, снова на повестку дня встанет вопрос о необходимости изменить систему управления ключевой отраслью национальной экономики. Эта отрасль, с одной стороны, вроде бы существует, так как о ней всегда и много говорят, ей посвящают международные конференции. За годы независимости не одна сотня руководителей высшего звена прошла через ее горнило, а в профильных учебных заведениях уже готовится новое поколение специалистов, с трудом понимающих и не всегда принимающих те правила игры, которые приняты в кабинетах членов правительства, в коридорах министерств и госкорпораций.

А с другой стороны, власти скрывают доходы, получаемые от добычи и переработки углеводородных ископаемых. Граждане знают, что есть такая отрасль, которая добывает, использует и продает «общенациональное богатство», которым по конституции являются эти углеводороды, но результатов «рационального использования» этих богатств, о котором говорится в конституции (см. статью 14), в своей реальной жизни не видят. Эта призрачная отрасль обеспечивает и поддерживает высокий уровень жизни лишь кучки коррупционеров, захвативших полный контроль над ее деятельностью, которым нет никакого дела до всего остального населения страны. Потому что «Туркменистан — это финансовая черная дыра, скудный объем публикуемых государством сведений не заслуживает доверия, а официальные данные служат целям пропаганды для создания образа динамично развивающейся, процветающей страны» (из доклада Crude Accountability «Туркменистан: Образцовая клептократия»).

Специально для «Гундогара»

---------------------

*Движение признано террористическим и запрещено на территории РФ.

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью