Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
26.01.2020  
Экономика и бизнес

19.12.2019
Кризис не обойдет туркменскую экономику

Аналитики прогнозируют, что в 2020 году грянет очередной мировой финансовый кризис, сравнимый по масштабам с кризисом 2008 года. Чем это грозит Туркменистану?

Аналитики прогнозируют, что в 2020 году грянет очередной мировой финансовый кризис, сравнимый по масштабам с кризисом 2008 года. О его приближении можно судить по таким надежным индикаторам, как, например, падение доходности облигаций США. Рецессия крупнейшей экономики мира в свою очередь неизбежно повлияет и на глобальные процессы. Как это может отразиться на экономике Туркменистана?

За комментариями «Гундогар» обратился к экономисту, бывшему заместителю председателя Центрального банка Туркменистана Аннадурды Хаджиеву.

А. Хаджиев: Понятно, что в начале кризис затронет ведущие в экономическом отношении страны, а затем, как круги от брошенного в воду камня, распространится по всему миру. Поэтому в первую очередь необходимо разобраться в природе возникновения данного кризиса, чем он спровоцирован и как отразится на мировой экономике в целом. Затем можно поговорить и о его влиянии на экономику Туркменистана.

 — В таком случае, что же является первопричиной надвигающегося экономического кризиса?

 — Говоря о предстоящем кризисе, эксперты ссылаются на цикличность развития экономики, ожидая закономерный период спада. Я считаю, что после 2008 года мировая экономика вообще не вышла из стадии застоя (или даже кризиса) и продолжает там находиться. На мировом финансовом рынке очень много «плохих» денег. Под «плохими» подразумеваются взятые кредиты, которые вряд ли когда-либо будут возвращены. Об этом, в частности, гласит экономический закон Коперника-Грешема, сформулированный еще в 16 веке: «Худшие деньги вытесняют из обращения лучшие». А уже в наше время лауреат Нобелевской премии по экономике 1999 года Роберт Манделл дополнил закон, и в его интерпретации он звучит так: «Плохие деньги вытесняют хорошие, если они имеют одинаковую цену».

На мой взгляд, в 2008 году нельзя было, спасая крупный бизнес, вливать в мировую экономику дополнительные «плохие» деньги. Нужно было начать все с «чистого листа», то есть банкротить несостоятельные банки и корпорации, защитив при этом сбережения населения. Решение следовало искать в жесткой монетарной политике, создающей условия для поддержания стоимости денег на финансовом рынке. Однако был выбран другой путь, и теперь даже ведущие экономисты-теоретики не видят инструментов вывода мировой экономики из предстоящего кризиса.

Как обычно, кризис начнется на фондовом рынке, когда инвесторы станут переоценивать свои вложения и избавляться от токсичных инвестиций. А там по цепочке последует неконтролируемое банкротство предприятий, падение спроса и производства, рост безработицы и т.д.

Что касается вопроса, где именно начнется кризис, то все почему-то указывают пальцем на Азию, хотя Америка и Европа тоже находятся не в лучшем состоянии. Даже немецкая экономика скрипит, как плохо смазанная телега, не говоря уже о Великобритании и США.

 — Как это все может повлиять на Туркменистан? Ведь там нет фондовых рынков, а экономика характеризуется как закрытая, будучи в значительной степени изолированной от мировых процессов. Какие последствия для Туркменистана могут иметь, например, риски, связанные с выходом Великобритании из Евросоюза?

 — Как бы экономика ни была закрыта, кризис не обойдет Туркменистан стороной. Общая напряженность в мировой экономике, торговая война США с другими странами, последствия Брексита [англ. Brexit, выход Великобритании из Евросоюза — прим. «Гундогара»], думаю, неизбежно отразятся на туркменской экономике. Все будет зависeть от мирового спроса на энергоресурсы, а поскольку главный экспортный товар туркменской экономики — углеводородное сырье, то ее зависимость от мировых цен на энергоресурсы очевидна. Миссии МВФ в своих пресс-релизах постоянно указывают на прямую зависимость туркменской экономики от экспорта углеводородов.

Когда цены на нефть на мировом рынке поползли вверх, ВВП Туркменистана стал расти ускоренными темпами. В 1998 году он едва дотягивал до 3 млрд долларов США, а спустя двадцать лет, достиг 40,7 млрд долларов.

Несмотря на это, и в предкризисное, и в кризисное время все будет зависеть от того, как себя поведет руководство страны. То есть, сможет ли оно грамотно управлять экономикой, снизит ли оно риски, а главным показателем качества этого управления служит уровень жизни населения.

 — Есть мнение, подтвержденное многочисленными фактами и свидетельствами, что население Туркменистана и сейчас живет, мягко говоря, не очень хорошо. Что же будет, если начнется кризис?

 — Экономика говорит на языке цифр. Приведу такие данные, опубликованные в официальных источниках: ВВП на душу населения в последний год правления Сапармурада Ниязова [2006 год — прим. «Гундогара»] составлял 4,4 тыс. долларов США, при этом народ в основном жил бедно. К 2018 году ВВП на душу населения превысил 7 тыс. долларов. Казалось бы, народ должен зажить лучше, однако нет. Население Туркменистана на сегодняшний день выживает в условиях стресс-кризиса. Вдобавок людей лишили социальных льгот, я имею в виду — бесплатного газа, воды, электроэнергии. Власти значительно повысили цены на бензин, транспортные тарифы и предельно ограничили доступ к бесплатному образованию и бесплатной медицине. Дефицит товаров первой необходимости, черный рынок валюты, безработица — все это реалии сегодняшнего Туркменистана. Власти безответственно отказываются это признавать, но при этом все больше и больше перекладывают проблемы в экономике на плечи рядовых граждан. Растет социальное неравенство, расслоение общества уже достигло колоссальных размеров. На относительно безбедную жизнь может рассчитывать небольшое количество людей, на богатую — лишь родственники президента Курбанкули Бердымухаммедова и их ближайшее окружение. Возьмите простой пример: во время Каспийского экономического форума в Авазе прилавки продуктовых магазинов были переполнены, обклеены заниженными ценниками, но продавцы не обслуживали покупателей, а попросту их выпроваживали. Кому нужна эта показуха?

Даже МВФ, который обычно требует от правительств проведения жесткой политики в отношении населения ради достижения некоторых показателей, ныне указывает туркменской власти на необходимость стимулирования социально-ориентированного развития, повышения расходов на здравоохранение и образование и в конечном итоге перенацеливания государственных расходов для накопления человеческого капитала.

А если кризис разразится еще сильнее, то страну ожидает резкое падение курса национальной валюты, ускорение инфляции и все, о чем говорилось выше: спад производства, задержки с выплатой зарплат, безработица и в результате — значительное ухудшение и без того низкого уровня жизни. Зато уровень коррупции в высших эшелонах власти будет продолжать бить рекорды. Относительно Туркменистана можно выразиться еще жестче: в руководстве страны сильнейший кризис давно уже наступил.

 — Понятно, кто виноват, но что же делать?

 — Необходимы реальные, а не популистские реформы. Туркменская экономика остается отсталой. По сути это государственно-монополистический феодализм с некоторыми зачатками капиталистического рынка. В стране полностью отсутствует любая конкуренция, кроме придворной возни у трона. МВФ призывает к сокращению присутствия государства и открытости экономики для конкуренции, что весьма важно для повышения экономической эффективности и развития рынка. Прежде всего необходимо реформировать всю вертикаль государственной власти.

Класс предпринимателей в стране практически уничтожен в связи с ухудшением условий ведения бизнеса. Как только появилась проблема с конвертацией маната, почти весь малый и средний бизнес, в том числе созданный в предыдущие годы за счет кредитов ЕБРР, захватила родня Бердымухаммедова. К обмену валюты фактически также допущены только они. Ради них, ради их выгоды зафиксирован курс маната, что пагубно отражается на туркменской экономике. Манат явно переоценен, я давно об этом говорю.

Необходимо открыто публиковать все статистические данные. Бюджет страны должен быть прозрачным. Нужно на деле, а не речами с трибун защищать иностранные инвестиции, поскольку вместе с ними в страну придут и новые технологии. Наконец, очень важно, если не самое важное — воспитывать грамотные местные кадры. Сейчас граждане Туркменистана в поисках лучшей жизни вынуждены ехать за границу. В стране давно наблюдается дефицит квалифицированных специалистов, да и просто рабочей силы, а студенты, получившие дипломы иностранных вузов, годами не могут трудоустроиться у себя на родине. Почему? Потому что для власти они — «инакомыслящие», якобы представляющие социальную опасность. Вот молодежь и старается всеми правдами и неправдами остаться в стране обучения или в любой другой стране, лишь бы не возвращаться домой.

Все это не сулит экономике Туркменистана ничего хорошего. Впрочем, качественные преобразования необходимы не только в экономике, но и всему туркменскому обществу.

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью