Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
20.07.2019  
Экономика и бизнес

01.07.2019
Зять Г. Бердымухамедова — один из застройщиков туркменского автобана за 2,3 млрд долларов

Байрам Шихмурадов,
Руслан Мятиев

На строительстве автобана Ашхабад-Туркменабад Реджеповы будут наживаться трижды: и как заказчики, и как генподрядчики, и как субподрядчики.

В январе 2019 года президент Туркменистана объявил о начале строительства скоростной автомагистрали Ашхабад-Туркменабад. В условиях глубокого экономического кризиса, в котором страна пребывает с 2015 года, на реализацию этого проекта Гурбангулы Бердымухамедов выделил 2,3 миллиарда долларов из государственного бюджета.

Описание будущей автомагистрали, которую в Туркменистане почему-то решили называть на немецкий манер «автобаном», впечатляет.

Это будет высокоскоростная восьмиполосная автотрасса шириной 34,5 метра и общей протяженностью 600 километров, спроектированная по мировым стандартам.

На трассе будут сооружены семь транспортных развязок, построены платежные терминалы, десятки мостов и подземных переходов, технические центры с системами видеонаблюдения, посты дорожной полиции, пункты технического обслуживания автомобилей, сервисные службы. С каждой стороны трассы в намеченных местах расположатся магазины, гостиницы и кафе, автостоянки и заправочные станции. На трассе установят пункты аварийной связи, также участники движения смогут в режиме реального времени получать сведения о погоде. Для обслуживания автобана будет создана система контроля за коммерческим транспортом с высотомерами, автоматизированными измерителями нагрузок осей и прочими достижениями технической мысли.

Специально под этот проект было создано акционерное общество закрытого типа «Туркмен Автобан». Это АОЗТ является одновременно и заказчиком проекта, и его генеральным подрядчиком. Соучредителями «Туркмен Автобана» стали четыре местные частные фирмы: хозяйственные общества «Алтын Несил», «Огуз Ёл», «Хызмат Меркези» и индивидуальное предприятие «Нусай Ёллары». Эти же фирмы выступят в роли субподрядчиков строительства. Именно они в течение пяти лет будут осваивать государственные миллиарды.

Что известно об этих фирмах?

ХО «Алтын Несил», основанное в середине 2000-х, хотя все это время и не сидело без работы, до сих пор в крупных проектах не участвовало и чаще удостаивалось упоминания в местной прессе как представитель туркменского строительного сектора на международных выставках. В 2011 году фирма возвела бизнес-центр Союза промышленников и предпринимателей, в июле 2017 года при долевом строительстве с другими компаниями (среди них, кстати, была и «Нусай Ёллары») построила коттеджный поселок в Чоганлы.

ХО «Огуз Ёл» на своем сайте утверждает, что существует с 1992 года и с тех пор реализовало пять строительных проектов: три в Мары — парк «Багтыярлык» (2016 год), центральный рынок (2014) и детский оздоровительно-развлекательный центр (2015) и два в Ашхабаде — два девятиэтажных жилых дома и небольшой детский сад (оба 2016). Чем фирма занималась в другие годы — неизвестно, никаких следов ее участия в каком-либо заметном проекте история не сохранила.

ХО «Хызмат Меркези» — третий участник строительства автобана Ашхабад-Туркменабад — также пока ничем не прославилось. Из достойных упоминания объектов на его счету лишь завод безалкогольных напитков и питьевой воды в районе Бахарлы Ахалского велаята в 2015 году.

Наконец, четвертый соучредитель АОЗТ «Туркмен Автобан» — индивидуальное предприятие «Нусай Ёллары» — последние несколько лет регулярно мелькает в прессе в связи с различными строительными проектами, среди которых, в основном, гражданские здания, но не было ни одной автодороги.

Изучение профилей компаний, которым было доверено строительство важнейшего объекта государственного значения и огромной стоимости, не позволяет понять, на основании чего были выбраны именно они. Строительство автомагистрали — дело серьезное. Это сложное инженерное сооружение, требующее квалифицированного подхода, однако ни одна из фирм-подрядчиков не имеет специалистов необходимой квалификации и с необходимым опытом строительства. Им просто неоткуда было взяться — до сих пор хорошие дороги в Туркменистане строили иностранные специалисты, допуская местный персонал лишь до неквалифицированного физического труда, а плохие — строительные подразделения Государственного концерна «Туркменавтодороги» под руководством инженеров из ведомственного проектного института.

Кстати, какие-никакие, но специалисты по дорожному строительству в Туркменистане все же имеются. Упраздненный в том же январе 2019 года Госконцерн «Туркменавтодороги» никуда не исчез, а был присоединен к Министерству строительства и архитектуры Туркменистана в качестве Управления по строительству и эксплуатации дорог вместе со всем своим штатом. Почему бы не поручить строительство автобана им? Тем более, как стало известно, АОЗТ «Туркмен Автобан» уже подписало договор с австрийским инженерным бюро, которое будет оказывать консалтинговые услуги и вести экспертизу строительства самой автомагистрали и сопровождающих ее инфраструктурных объектов. Нанять австрийцев правительство могло напрямую, не прибегая к помощи частных посредников, и построить дорогу силами госпредприятий, которые теперь остались без работы.

Тендер на строительство автомагистрали не проводился, подрядчики были выбраны без конкурса, во всяком случае, публичного. Поэтому предположение, что выбор был обусловлен настолько выгодным предложением, что решено было закрыть глаза на все остальное, также не является убедительным. Тем более что стоимость контракта в 2,3 млрд. долларов за 600 километров — отнюдь не подарок. За такие же деньги в России строят новую автомагистраль Москва-Санкт-Петербург, но там она, во-первых, длиннее и шире, а во-вторых, проходит по более сложной местности, требующей гораздо более сложной и дорогостоящей инфраструктуры.

Остается предположить, что ключевую роль сыграл человеческий фактор. Именно таким образом в Туркменистане традиционно решается большинство вопросов, особенно связанных с огромными суммами государственных денег. Раздавая господряды, руководство Туркменистана редко исходит из принципов экономической целесообразности, в первую очередь обеспечивая свой личный финансовый интерес. Для этого необходим личный контакт, доверие и благосклонность президента, а к нему кого попало не подпускают.

Кто же владеет фирмами, получившими беспрецедентный, по туркменским меркам, строительный подряд?

Имена номинальных руководителей широкой публике, скорее всего, ни о чем не скажут. Гораздо интереснее узнать реальных бенефициаров, и здесь все гораздо интереснее.

Например, соучредителем ХО «Алтын Несил» является экс-министр строительства в правительстве Сапармурада Ниязова середины 90-х, экс-глава Ашхабада и Ахалского велаята Какаджан Ташлиев. В 2001-2002 годах К. Ташлиев угодил в опалу, был изгнан с государственной службы и чудом избежал тюрьмы. Позднее ему удалось урегулировать неприятности, а скоропостижная кончина С. Ниязова и вовсе вернула К. Ташлиева в обойму президентских фаворитов, благодаря его давним отношениям с Гурбангулы Бердымухамедовым. Директором данной фирмы является его сын Шамухаммет Ташлиев, а сам К. Ташлиев числится ведущим инженером.

Однако наибольший интерес вызывают фигуры, стоящие за индивидуальным предприятием «Нусай Ёллары». Это самая известная фирма из всех участников АОЗТ «Туркмен Автобан» и, на удивление, самая прозрачная, насколько это возможно в условиях современного Туркменистана.

Официально заявленная среднегодовая прибыль «Нусай Ёллары» — более 30 миллионов долларов, а сфера деятельности простирается от промышленного строительства и торговли продуктами питания до импорта сырья для пищевой отрасли и производства комбикормов для сельскохозяйственных животных.

Миллиардные контракты в манатах на жилую и административную застройку Ашхабада, в том числе массива Гуртлы из 62 четырехэтажных жилых домов, подряд на строительство инфекционной клиники в Геоктепинском районе и санатория в районе Ак Бугдай Ахалского велаята, строительство стратегически важного для страны сахарного завода в Балканском велаяте и особое внимание, которое уделяет всем этим проектам лично президент Г. Бердымухамедов, обеспечили «Нусай Ёллары» частые упоминания в официальной хронике и признанный статус крупнейшей, во всех смыслах, местной строительной компании. При этом, сама компания непосредственно ничего не строит, пользуясь услугами субподрядчиков. Ее так и называют в газетах — «проектная фирма-разработчик».

Кто же владеет этим поистине успешным гигантом в стране с самой широкой сферой деятельности? В октябре 2016 года Г. Бердымухамедов раздавал юбилейные медали «25 лет независимости Туркменистана» и среди прочих наградил некоего «координатора» ИП «Нусай Ёллары» Аннаназара Реджепова. Этот человек со скромной (и одновременно непонятной) должностью является мужем старшей из сестер Гурбангулы Бердымухамедова Дурдынабат Реджеповой.

Фактически Аннаназар Реджепов и есть хозяин фирмы «Нусай Ёллары», но его бизнес-империя ею не ограничивается. ИП «Нусай Ёллары» является также и совладельцем АО «Хызматдашлар», через которое оно связано с заводом по производству гранулированного комбикорма «Камиллигин Гозбаши», транспортной компанией «Ак Хазына», сельхозпредприятием по производству мяса «Дайхан Сарпасы», сетями супермаркетов «Кямил Маркет» и «Ак Маркет», а также участвует в целом ряде иностранных компаний, зарегистрированных в Турции, Великобритании и нескольких офшорах.

Информация о том, что холдинг, созданный вокруг акционерного общества «Хызматдашлар», контролируется родственниками президента, известна в Туркменистане давно. Достаточно понаблюдать за исключительным положением входящих в него компаний, пользующихся более чем лояльным к ним отношением со стороны государственных органов, способных превратить любой частный бизнес в кошмар, чтобы понять — это не рядовые предприниматели, но избранные.

Генеральным директором «Хызматдашлар» является 43-летний уроженец Ашхабада, выпускник Туркменского института народного хозяйства Худайберды Хангельдыев, однако решающий голос в управлении компанией принадлежит не ему. Из-за спины Х. Хангельдыева выглядывает гораздо более яркий персонаж — племянник президента Бердымухамедова Хаджимурад Реджепов, более известный под кличкой «Хаджи», — сын уже известного нам Аннаназара Реджепова.

Хаджи с Х. Хангельдыевым, помимо «Хызматдашлар», совместно владеют турецкой фирмой Hilli İnşaat Dış Ticaret Limited Şirketi, зарегистрированной в 2015 году в Стамбуле.

Кроме того, согласно данным реестра юридических лиц Великобритании, Хаджимурад Реджепов является владельцем местной фирмы Greatcom Trade LLP, которая до недавнего времени была указана на сайте АО «Хызматдашлар» в качестве его постоянного партнера.

В свою очередь, напомним, 35% акций «Хызматдашлар» принадлежат тому самому ИП «Нусай Ёллары» — соучредителю АО «Туркмен Автобан».

Борьба с коррупцией или конфликт интересов

Итак, у президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова есть зять — муж его сестры Дурдынабат Аннаназар Реджепов. Этот Аннаназар Реджепов совместно со своим сыном Хаджимурадом контролируют холдинг привилегированных компаний, владеющих лучшими административными, торговыми и производственными площадями по всей стране и регулярно получающими выгодные госконтракты, включая контракт на строительство автомагистрали Ашхабад-Туркменабад за 2,3 миллиарда долларов.

Принадлежащее Реджеповым индивидуальное предприятие «Нусай Ёллары» является одним из соучредителей АОЗТ «Туркмен Автобан» и, таким образом, выступает в роли заказчика и генподрядчика.

Кроме того, «Нусай Ёллары» является еще и одним из субподрядчиков, непосредственных исполнителей строительных работ. Выходит, что на строительстве автобана Ашхабад-Туркменабад Реджеповы будут наживаться трижды: и как заказчики, и как генподрядчики, и как субподрядчики.

Вдобавок, торжественную церемонию начала строительства автобана 24 января 2019 года провел тогдашний заместитель, а ныне уже и хяким Ахалского велаята Туркменистана Сердар Бердымухамедов — сын президента Гурбангулы Бердымухамедова. Под прицелом фото- и телекамер он произвел символическую закладку фундамента будущей автотрассы и выступил перед собравшимися с речью, в которой отметил, какое огромное доверие и большую поддержку оказывает государство частному сектору, якобы получившему в Туркменистане бурное развитие. На самом же деле, мы имеем наглую коррупционную схему распила государственных денег членами президентской семьи.

На юридическом языке подобная ситуация называется конфликтом интересов.

Личная заинтересованность президента Бердымухамедова в данном случае не может вызывать никаких сомнений. Он может сколько угодно говорить о борьбе с коррупцией и сажать в тюрьмы своих подчиненных. До тех пор, пока в условиях кризиса сам президент, не моргнув глазом, никого не стесняясь и абсолютно бесконтрольно передает в полное распоряжение своих родственников сумму, приблизительно равную годовому бюджету Таджикистана (и это только на одном строительном проекте), ни о какой реальной борьбе с коррупцией в Туркменистане и речи быть не может.

Это должны учесть все страны, международные финансовые институты, другие инвесторы и кредиторы, выделяющие правительству Туркменистана деньги на различные цели. С учетом всего вышесказанного любые проекты за иностранные деньги в Туркменистане с большой долей вероятности будут обогащать семью Гурбангулы Бердымухамедова.

turkmen-news

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью