Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
21.08.2017  
Экономика и бизнес

30.07.2017
Эпоха утраченных возможностей

Акджа Айнанова

Бердымухаммедов отнял у своего государства все шансы занять достойное место на мировой экономической арене, несмотря на прекрасные предпосылки развития, которыми просто-напросто нужно было умело воспользоваться.

Ужесточение с середины 2010 годов санкций Евросоюза и США против Ирана открыли для Туркменистана окно новых экономических возможностей. У туркменской республики появился реальный шанс выйти из тени и занять место Ирана на международной арене. Также улучшение макроэкономической ситуации в стране обеспечил стремительный рост цен на углеводород. Казалось, среднеазиатская страна с уверенностью шагнула в великое безоблачное будущее. Туркменский народ вздохнул с облегчением, ведь на горизонте появилась надежда на нормальную жизнь. Уверенный в головокружительном успехе президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов, назвал своё время правления «эпохой могущества и счастья». Глава республики с уверенностью заявил, что период его властвования «станет вызовом для будущих достижений и великих дел».

Однако столь громкие и обнадёживающие высказывания не оправдались. Близорукая экономическая политика правящего режима президента даже в столь тепличных условиях довела страну до финансового кризиса. Как сказал бы про туркменского лидера Бернард Шоу: «Он не упустил ни одной возможности упустить возможность». Строя в голове воздушные замки, Бердымухаммедов задумал реализовывать несколько крупных нефтегазовых проектов, ни один из которых не удалось завершить. Президент с уверенностью заявил, что планирует к 2030 году втрое увеличить экспорт природного газа и довести его объёмы с 45 до 180 млрд куб. м.

Первым провальным проектом, о котором заявил глава Туркменистана, стал Транскаспийский газопровод, который позволил бы продавать туркменскую нефть в Европу через южный газовый коридор. В строительстве были заинтересованы европейская сторона, Азербайджан и Турция. Однако переговоры по строительству ТКГ так и не увенчались успехом.

Следующей неудачной попыткой экспорта газа страны за границу стал строящийся магистральный газопровод из Туркмении в Афганистан, Пакистан и Индию (ТАПИ). Этот проект был инициирован предыдущим туркменским лидером Сапармуратом Ниязовым и являлся главным геополитическим козырем в рукаве Туркеменистана. Запуск трубопровода был рассчитан на 2018 год, но Бердымухаммедов в очередной раз провалил все сроки.

Ссора с соседями

Следующим неверным шагом стала потеря двух ключевых партнёров в нефтегазовой отрасли. Вместо того, чтобы наращивать экспорт в Европу через Россию, туркменский лидер в начале 2016 года разорвал контракт со своим давним и надёжным партнёром «Газпромом». Это произошло потому, что Туркменистан отказывался пойти на уступки по цене продаваемого газа, в то время как стоимость голубого топлива на европейском рынке существенно снизилась. Поэтому российская энергетическая компания, покупая газ у Туркмении и продавая его в Европе, несла серьёзные убытки, которые оценивались примерно в 100 дрлларов за 1 тыс. куб. м в последние годы. Из-за этого «Газпром» был вынужден подать иск к «Туркменгазу» в стокгольмском арбитраже с требованием вернуть 5 млрд долл. Однако чуть позже рассмотрение дела было приостановлено. Тем не менее, с 1 января 2016 года Россия расторгла контракт с «Туркменгазом». По словам официального представителя «Газпрома», налаживать добрососедские отношения и закупать у Туркменистана газ компания не будет до 2018 года. И, вероятно, не будет в нём нуждаться в дальнейшем, в отличие от среднеазиатской страны, которой необходимо наладить экспорт в Россию, хотя бы для того, чтобы вылезти из долгов.

Но на этом неудачи правительства Бердымухаммедова не закончились. Госконцерн «Туркменгаз» внезапно и нелогичным образом прекратил поставки «голубого золота» в Иран, требуя быстрой оплаты по задолженности. Такая позиция стала вопиющим нарушением двустороннего газового соглашения, согласно которому туркменская сторона должна обеспечить газ для части северных иранских провинций. Переговоры между двумя сторонами не привели к конкретному результату по урегулированию спора в связи с задолженностью, и Туркмения прекратила экспорт газа в Иран, оставив замерзать жителей нескольких иранских городков. Скорее всего, в будущем году Ирану уже не понадобится покупать газ у своего прижимистого соседа, т. к. в стране активно ведётся строительство собственных газопроводов, которые помогут распределить в разные части государства.

Отсутствие альтернативных покупателей газа усилило зависимость Туркменистана от Китая. Одновременно с ростом поставок доходы от экспорта газа в КНР сократились в несколько раз. Пекин увеличил импорт голубого топлива из Туркменистана по сравнению с тем же периодом прошлого года на 11,2 процента (до 18,32 млн тонн). При этом доходы Ашхабада от газового экспорта сократились на 29 процентов и составили 4,68 млрд долларов США на начало 2017 года, поскольку средняя стоимость тонны газа за год уменьшилась на 145 долларов и составила 255 долларов.

С каждым днём присутствие китайского капитала в туркменской экономике расширяется. Вслед за инвестициями в энергетику, китайские компании стали принимать участие в финансировании проектов в несырьевых секторах. По мере углубления китайско-туркменских отношений Ашхабад попадает во всё большую зависимость от КНР.

В итоге к 2017 году страна, которая занимает четвёртое место по добыче газа на мировой арене, погрязла в нищете и долгах. За десять лет правления президента Бердымухаммедова Туркменистан потерял таких давних надёжных партнёров, как Иран и Россия, которые могли поспособствовать стабилизации макроэкономической ситуации в стране. Туркменская республика погрязла в долговой кабале и глубокой зависимости от Китая. В результате этого экспорт товаров из этого среднеазиатского государства упал в три раза, а девальвация валюты составила более чем 40 процентов. В настоящее время большинство туркменских граждан лишены всякой надежды и вынуждены работать за копейки, чтобы не умереть с голода. Заявленная президентом Туркмении «эпоха могущества и счастья» обернулась «эпохой разочарования и бедности». Бердымухаммедов отнял у своего государства все шансы занять достойное место на мировой экономической арене, несмотря на прекрасные предпосылки развития, которыми просто-напросто нужно было умело воспользоваться.

Источник :: Время Востока
Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью