Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
21.08.2017  
Экономика и бизнес

24.07.2017
Отторговались

Арслан Мамедов

С 1992 года туркменские правители, Ниязов, а потом и Бердымухамедов, не задумывались о том, к чему может привести пренебрежение объективными требованиями экономических законов...

Не верьте тому, кто скажет, что у Туркменистана нет денег на проведение Азиатских игр. Все гораздо хуже, у Туркменистана вообще нет денег, ни на что.

Как случилось, что Туркменистан с его образцово сбалансированным годовым госбюджетом, превышающим бюджеты Беларуси, Азербайджана и Узбекистана, вместе взятых, оказался на пороге финансового краха, еще предстоит детально разобраться экономистам, политологам и историкам.

Информационная закрытость Туркменистана и невозможность получения объективных данных, характеризующих текущее социально-экономическое положение страны, не позволяет вот так сразу определить масштаб проблемы в комплексе. Однако, некоторые эпизоды можно рассмотреть прямо сейчас, и давайте начнем, неожиданно — с ашхабадского водопровода.

Химические реагенты для обеззараживания воды, поступающей в водопроводную сеть Ашхабада, поставляют туркменские производители: Хазарский химический завод и частное предприятие «Онсон», но они не могут обеспечить водопроводчиков всем необходимым — некоторые химикаты все же приходится покупать за границей. Тут как тут оказалась британская фирма «Starfund», которая заключила контракт с объединением «Ашхабадагызсув» («Ашводоканал») и начала что-то поставлять в Туркменистан.

Какие именно химикаты покупаются за валюту и в каких объемах, из открытых туркменских источников узнать невозможно. Лишь однажды, в июне 2007 года, газета «Нейтральный Туркменистан» рассказала о перебоях с подачей воды в городе, особенно на верхние этажи жилых домов, — якобы в этом виноват не «Ашводоканал», относящийся к Минкомхозу, а городской хякимлик, не выполняющий требований по ремонту разводящих сетей и внутридомовых сантехнических систем.

«Очищающие химические реагенты стоят недешево, и оплачиваются валютой. Поэтому, утекая из неисправных кранов и труб, вода в прямом и переносном смысле уносит и огромные деньги, которые могли пойти на развитие хозяйственно-бытовых нужд города», — писала тогда «Нейтралка».

В 2007 году фирмы «Starfund» еще не было. Оно и понятно, при Ниязове валютой в Туркменистане распоряжались совсем другие люди, у них были свои поставщики. Однако власть в Туркменистане сменилась, и началось перераспределение денежных потоков. В первую очередь, разобрались с наиболее емким нефтегазовым сектором, но постепенно очередь дошла и до водопровода. В апреле 2009 года в Лондоне две подставные оффшорные компании с Маршалловых островов зарегистрировали фирму «Starfund», на счета которой и начали поступать те самые «огромные деньги» за химикаты для ашхабадского водопровода.

Разумеется, никакого отношения к химии фирма «Starfund» не имеет. Это «прокладка», введенная в схему с целью отмывания денег и ухода от налогообложения. Дело обычное и весьма распространенное, особенно на постсоветском бизнес-пространстве. К примеру, Министерство железнодорожного транспорта Туркменистана все необходимое ему оборудование и материалы, включая рельсы, шпалы, вагоны и тележки различного назначения, а также колеса и запчасти для подвижного состава всегда закупало якобы в Великобритании, потратив на это в общей сложности около 800 миллионов долларов США. И это не считая тепловозов, которые закупались напрямую в Китае.

800 миллионов ушли на счета британских и оффшорных компаний, большинство из которых принадлежало украинцам, а в Туркменистан поступали товары преимущественно украинского производства. Таким образом деятели, среди которых, фигурировали и лица, связанные с нынешним президентом Украины Петром Порошенко, обкрадывали свое собственное государство, а заодно и наше.

К Туркменистану эта история, конечно, имеет отношение, поскольку цены на железнодорожное оборудование и материалы были сильно завышены, и поставщики щедро делились с туркменскими заказчиками своими спрятанными от налогообложения сверхприбылями. Можно было бы предположить, что и в схему с поставками химикатов для «Ашводоканала» замешаны украинцы. Тем более, что, к примеру, основной поставщик вагонов в Туркменистан британская фирма «Stock Plaza» не только имеет тех же номинальных учредителей, что и поставщик химикатов «Starfund», но и зарегистрирована в Лондоне по тому же адресу. Возможно без украинцев и здесь не обошлось, но есть одна маленькая деталь — бенефициарным владельцем, то есть конечным выгодополучателем фирмы «Starfund» является гражданка Туркменистана Мередбиби Ходжагельдыева, спрятанная за оффшорами.

Такие зицпредседательствующие бизнес-леди, как Мередбиби Ходжагельдыева, в Туркменистане встречаются не сказать, чтобы редко. Ирина Кошавкина 1967 года рождения — еще одна глубоко законспирированная мадам, обладающая туркменским паспортом и контрольным доступом к банковскому счету британской фирмы «Lislette Systems», победителя тендера на внедрение системы электронного оборота документов для учреждений здравоохранения Туркменистана.

Договор с Минздравом был подписан в 2010 году, и с тех пор про фирму «Lislette Systems» никто ничего не слышал. Выиграв тендер, она тут же передала все свои обязательства по этому договору субподрядчику — туркменской компании «Интек», которая и занималась собственно внедрением — поставляла и налаживала компьютерное оборудование, разрабатывала и устанавливала программное обеспечение, штамповала пластиковые карты с микрочипами, а также готовила местных специалистов, способных со всем этим электронным хозяйством управляться. Бюджетные деньги тем временем, выплачивались государством не туркменскому субподрядчику, а отправлялись прямиком в Лондон без уплаты налога на прибыль.

Пока в Туркменистане шло внедрение электронного документооборота, Ирина Кошавкина не сидела без дела. Она возглавила фирму «Sullivan Systems», и получила новый контракт в Туркменистане. На этот раз — на создание лаборатории исторической информации и поставку мультимедийного оборудования для Института истории Академии наук Туркменистана. И снова рядом возникла компания «Интек», исполнившая договор, а государственные деньги снова утекли за границу в пушистые лапки г-жи Кошавкиной и тех, кто за ней стоит.

20 декабря 2014 года в Туркменистане был принят закон «О тендерах на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд», который, в том числе, запрещал оффшорным компаниям прямо или опосредованно участвовать в государственных тендерах. Однако именно этот пункт был отменен всего полгода спустя, фактически уничтожив антикоррупционную составляющую принятого закона, поскольку другая норма — о недопуске к государственным тендерам лиц, в отношении которых имеется конфликт интересов, автоматически лишилась всякого смысла.

Как заведено в Туркменистане, никаких комментариев к отмене важной законодательной нормы не последовало. Многие даже и не знали, что такой закон вообще существовал. По какой причине он был отменен, теперь можно только догадываться. Скорее всего, ситуация коснулась приближенных к президенту лиц, которые убедили его не ломать наработанные схемы, тем более, что международные валютно-кредитные и финансовые институты учитывали бесперспективность отношений с Туркменистаном и не придали этим манипуляциям с туркменским законодательством большого значения.

По самым скромным подсчетам, с момента прихода Курбанкули Бердымухаммедова к власти, оффшорные и подставные иностранные компании заключили с правительством Туркменистана контрактов, включая строительные, на общую сумму не менее 20 миллиардов долларов, а это около 600 миллионов долларов недополученных налогов. Возможно, для самого мультимиллиардера Бердымухаммедова это мелочь, но из чего тогда формируется государственный бюджет Туркменистана?

Невнятная налоговая политика, бездумные дотации, волюнтаризм в отношениях с иностранными партнерами, фальсификация статистики — с самого начала, с 1992 года туркменские правители, Ниязов, а потом и Бердымухаммедов, не задумывались о том, к чему может привести пренебрежение объективными требованиями экономических законов. Они бестолково эксплуатировали природные ресурсы и полагали, что для успешного развития нации ничего, кроме денег, не требуется. И вот, сначала выяснилось, что не все можно купить за деньги, а потом… и деньги кончились.

Стоит ли теперь удивляться тому, что экономика Туркменистана переживает тяжелейший кризис и вряд ли в ближайшее время сможет оправиться. Ведь дело не только в сомнительных, а порой и убийственных отдельных решениях весьма далеких от понимания экономики диктаторов. Проблема в том, что эти решения принимались в условиях уже разваленного в хлам народного хозяйства.

Сегодня, оказавшись на грани банкротства, правительство Туркменистана бросилось исправлять наделанные ранее ошибки. Однако, экономика живет длинными циклами и не стоит рассчитывать на какой-либо скорый эффект. Терпеть придется долго.

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью