Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
23.10.2017  
Экономика и бизнес

31.05.2017
Две стороны туркменского агропрома

Максат Дурдыджан

Доля сельского хозяйства в ВВП Туркменистана составляет 13,2 процентов. При этом в данном секторе экономики занято 48,2 процента от общей численности трудоспособного населения...

Туркменские СМИ ежедневно рисуют радужную картину о продуманной государственной стратегии, ориентированной на всестороннюю поддержку отечественного сельхозпроизводителя, об обеспечении продовольственной безопасности, о том, что страна превратилась в экспортёра пшеницы и муки…

Так, объём собранной в 2016 году пшеницы, как утверждает официоз, составил более 1 миллиона 600 тысяч тонн, а объём ежегодно производимого в стране хлопка якобы перевалил за 1 миллион тонн. Мол наблюдаются положительные тенденции практически во всех секторах сельского хозяйства, и в сравнениии с 2015 годом почти в 2 раза больше собрано риса, картофеля — больше на 31,1 процента, бахчевых культур — на 13,6 процента, овощей — на 7 процентов. Еще говорят, что увеличилось производство мяса и поголовья скота, яиц, фруктов, муки, хлебобулочных изделий, круп, консервированной плодоовощной продукции.

Кстати, в Туркменистане более половины населения являются сельскими жителями, а доля сельского хозяйства в ВВП страны составляет 13,2 процентов. При этом в данном секторе экономики занято 48,2 процента от общей численности трудоспособного населения.

И вдруг 22 мая, как гром среди ясного неба, на рабочем заседании правительства президент Курбанкули Бердымухаммедов выразил недовольство крайне медленным проведением реформ в агропромышленном комплексе. Тут же нашелся и виновник в лице вице-премьера по сельскому хозяйству Эсенмурада Оразгельдыева. Кроме того, Бердымухаммедов «внезапно обнаружил», что основными поставщиками сельхозпродукции в стране остаются дайханские объединения, многие из которых, как он выразился, работают убыточно.

В своем гневном выступлении президент сообщил, что государство ежегодно закупает современную сельхозтехнику лучших мировых производителей, субсидирует земледельцев минеральными удобрениями, высококачественным семенным материалом, бесплатной водой, предоставляет беспрецедентные налоговые льготы и т.д.

И что взамен? По данным туркменского Госкомстата, в апреле текущего года в розничной продаже преобладали импортные продукты: мука из Казахстана и России, макароны из Турции и Ирана, российский рис, индийская говядина, куриные окорочка из США, молочную продукцию из Украины… Список можно продолжать. О какой продовольственной безопасности страны тут может идти речь? К слову о муке — уровень клейковины туркменской пшеницы по-прежнему остается невысоким, что наконец-то был вынужден признать и президент.

А теперь, давайте разберемся, кто же на самом деле эти «враги», тормозящие реформы в туркменском АПК.

Во-первых, парламентарии, принявшие законы, которые, мягко говоря, плохо работают.

Во-вторых, главы местных администраций, которые настолько не соответствуют своим должностям, что не в состоянии эффективно выполнять и без того не слишком эффективные решения и указания из Ашхабада.

Наконец, президент, он же глава исполнительной власти, который вообще ничего не смыслит в сельском хозяйстве, хотя бы в силу специфики своего образования.

Говорит Ягшимурад-ага, дайханин с большим стажем: «Виноваты все и этот “диш беджерьян“ [дословно с туркменского — зубной ремонтник] тоже. Разве могут принести пользу законы, позволяющие забирать у нас часть выращенного урожая, при этом устанавливая выгодные для чиновников цены? Разве это рыночное хозяйство? К тому же наши чиновники насквозь коррумпированы. От них зависит выделение удобрений, техники, воды, семян. Разве они думают о нас, дайханах? Они же заботятся только о себе и своих родствениках. Вот им-то они все выделяют в первую очередь».

Теперь по поводу легкой промышленности, с которой, как оказалось, так же не все просто. Есть официальная версия: на основе стремительно развивающегося сельского хозяйства легкая промышленность также получила мощное развитие — действуют около 100 предприятий по производству хлопчатобумажной пряжи, выпуску различных видов тканей, трикотажного полотна и готовых швейных изделий, заводы по первичной обработке кожи, шелкоперерабатывающие предприятия и так далее.

Обратная сторона медали не так уж радужна. Даже по весьма осторожным данным Госкомстата жители Туркменистана продолжают покупать брюки, сорочки, футболки, майки, носки, другую хлопчатобумажную продукцию и обувь из Китая, Турции, Таиланда и других стран. А ведь сырье для этой продукции вышеназванные страны покупают у кого? В том числе, у Туркменистана. Так почему бы самим не производить готовую продукцию?

По мнению международных экспертов, уровень развития инфраструктуры сельского хозяйства Туркменистана, представленного госмонополиями закрытого типа, практически не соответствует требованиям рыночной экономики.

Что же предлагает власть для улучшения ситуации? Как всегда, общие красивые слова, которым уже мало кто верит, поскольку у нынешнего руководства страны слова зачастую расходятся с делами. Правда, иногда и в официальных сводках и выступлениях можно обнаружить проблески истины. Например, выступая на том самом заседании правительства 22 мая, президент подчеркнул необходимость скоординированных действий сельскохозструктур и администрации на местах и потребовал уделить особое внимание своевременному расчёту с арендаторами за сданный урожай. То есть, хотя и сам того не желая, Бердымухаммедов признал, что в настоящее время государство рассчитывается с производителями сельхозпродукции не вовремя.

В то же время правоохранительные органы скурпулезно преследуют и вряд ли прекратят преследовать специалистов, активистов и простых дайхан, многие годы пытающихся достучаться до властей и привлечь внимание к реальным проблемам в сельском хозяйстве. В Туркменистане сформировался порочный круг: вождь периодически устраивает показательные порки чиновников, исполняя роль среднеазиатского бая, его окружение соревнуется в холуйстве, а силовики продолжают закручивать гайки. Тем временем сельское хозяйство, впрочем как и промышленность, окончательно приходит в упадок.

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью