Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
19.08.2022  
Права человека

28.07.2022
Граждан Туркменистана еще больше ограничивают в правах

Ахал-Теке

Хотя, казалось бы, куда уж больше

Приход Сердара Бердымухамедова к власти обернулся катастрофой для основных свобод женщин. Не лучше пришлось и интернет-пользователям. Это и многое другое — в нашем еженедельном бюллетене.

Правящий режим в Туркменистане не заботится об улучшении показателей в области прав человека.

Однако он готов участвовать в постановке, цель которой — убедить иностранных партнеров в том, что он неустанно стремится к этому.

21 июля заместитель министра иностранных дел Вепа Хаджиев, создавая видимость активной работы, встретился в Ашхабаде с региональным представителем Управления Верховного комиссара ООН по правам человека для Центральной Азии Ришардом Комендой.

В заявлении Министерства иностранных дел Туркменистана говорится, что эти двое обсудили воображаемые усилия Туркменистана по соблюдению конвенций по правам человека, участником которых он является. Разумеется, никто из чиновников в Ашхабаде не проявляет ни малейшего интереса к подобным темам.

В качестве подачки, которую Туркменистан бросил излишне любопытным сторонним наблюдателям, он пообещал повысить эффективность работы омбудсмена.

Роль омбудсмена была учреждена в 2016 году, а в следующем году этот институт возглавила Яздурсун Гурбанназарова. С 2018 года Туркменистан опубликовал четыре ежегодных доклада по правам человека, и все они носят сомнительный характер.

Последнее вышедшее в мае издание представляет собой довольно бесполезный документ, большая часть которого посвящена восхвалению политики властей. Цифры говорят сами за себя. Ну или, точнее, не говорят. Например, все 33 поданные омбудсмену петиции были связаны с обвинениями в плохом обращении со стороны сотрудников правоохранительных органов. Вполне вероятно, это точная цифра, поскольку мало кто доверяет аппарату омбудсмена, но она явно не отражает реального масштаба проблемы.

Единственный раз, когда доклад по правам человека упоминает о полиции, это когда в нем описываются благоприятные условия, созданные в различных участках для содержания задержанных лиц. Те немногие инциденты, которые в подробностях описывает документ, свидетельствуют об абсурдности отчета.

Взять хотя бы дело гражданина В.К., жителя Балканского велаята, который обратился в офис омбудсмена с жалобой, среди прочего, на грубость продавца магазина. После проведенного расследования высший орган по соблюдению прав человека не смог точно установить, имела ли место грубость, но, тем не менее, владелец магазина был наказан за неуказанное нарушение правил торговли.

Попытка внушить, что это самое большее, что приходится терпеть многострадальным покупателям, выглядит почти спланированной издевкой не только над туркменским народом, но и над глупыми иностранцами, которые ведут себя так, словно есть какой-то смысл общаться с Ашхабадом по вопросам прав человека.

Постоянная нехватка основных продуктов питания, включая муку, хлеб и растительное масло, означает, что в государственных магазинах, где эти товары продаются по субсидированным ценам, действуют жесткие квоты. Как сообщало Радио «Азатлык» в начале этого года, полиция даже снимает и фотографирует покупателей, чтобы отслеживать количество приобретаемых продуктов. Нарушителям грозит две недели ареста.

В прошлом году магазины в какой-то момент работали только после наступления темноты, чтобы широкая общественность не могла лицезреть длинные очереди. Очевидно, что одно из опасений заключается в том, что эти очереди может внезапно увидеть президент.

В докладе Гурбанназаровой также почти ничего не говорится о женщинах. Она лишь мимоходом отмечает, что представитель Туркменистана в апреле 2021 года был избран членом исполнительного совета Структуры ООН по вопросам гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин, также известной как «ООН-женщины».

«Это достойное отражение политики нашей страны в области гендерного равенства», — написала в заключении она, напомнив о заведомо лживых высказываниях, сделанные в мае президентом Сердаром Бердымухамедовым, который во вступительной речи на ашхабадской конференции о роли женщин в общественной жизни беззастенчиво лгал, говоря о том, что «гендерное равенство важно для обеспечения стабильности и гармонии в обществе» .

В реальности же приход Бердымухамедова к власти обернулся катастрофой для основных свобод женщин.

Базирующаяся в Лондоне Международная федерация планируемого родительства опубликовала в мае заявление, в котором выразила тревогу по поводу ситуации в Туркменистане. В нем говорится, что «с апреля 2022 года власти вывели контроль над женским телом на совершенно новый уровень: ввело фактический запрет на аборты, на ряд косметических услуг, запретило женщинам сидеть на передних сиденьях частных автомобилей, а мужчинам-таксистам — предлагать женщинам перевозить их».

С тех пор ситуация только ухудшилась. В июне Радио «Азатлык» сообщило, что в Балканском велаяте дорожная полиция все чаще стала останавливать женщин-водителей под надуманными предлогами и изымать их автомобили и водительские права. По словам одного из жителей, пострадали не менее десятка женщин, которые, похоже, были специально выбраны для этой акции.

Когда жертвы этого рейда обратились в местную мэрию с жалобой, они натолкнулись на грубость. «Почему женщины вообще должны водить машину? Идите домой и занимайтесь своими детьми, — сказала якобы одной из них сотрудница мэрии. — Вам не стыдно строить глазки молодым мужчинам?».

Примечательно, что в мае по всей стране прошла серия дискуссий в формате «круглых столов» при содействии ашхабадского офиса Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, в ходе которых обсуждалась реализация Национального плана действий по гендерному равенству на 2021-2025 годы. Но, судя по всему, обсуждения пока не приносят ощутимых результатов.

Есть все основания полагать, что туркмены вместо того, чтобы обрести новые права, будут ограничены в уже имеющихся (хотя, казалось бы, куда уж больше). По крайней мере, в одной из сфер.

На встрече президентов стран Центральной Азии, состоявшейся на прошлой неделе в Кыргызстане, Бердымухамедов выразил обеспокоенность тем, что он назвал «незаконным использованием информационных технологий», а затем пожаловался на «навязывание извне идей и взглядов, которые идут вразрез с историческими традициями народов Центральной Азии» .

Подобная риторика, которой вторят другие лидеры в регионе, несомненно, является предпосылкой к еще большим ограничениям права «беспрепятственно придерживаться своих убеждений и искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ». Да пропади она пропадом эта Всеобщая декларация прав человека!

Туркменистан, возможно, предпочитает оставаться в стороне от многих других форм международного сотрудничества, но официальный Ашгхабад демонстрирует большое рвение примкнуть к инициативам, подобным Стратегии обеспечения информационной безопасности, реализуемой под эгидой Содружества Независимых Государств — образовавшегося на постсоветском пространстве блока, в состав которого в основном входят недемократические страны. Не совсем понятно, для чего формируются подобные стратегии, не иначе, как для разработки региональной системы цензурирования интернета, подобной тому, которая действует в Китае.

Тем временем интернет-пользователям в Туркменистане уже запрещено посещать целый ряд «опасных» иностранных сайтов. Каждый, кто недоволен таким положением дел, волен обращаться с жалобой к омбудсмену.

EurasiaNet

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью