Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
19.08.2022  
Права человека

22.04.2022
«Дважды омбудсмен нейтрального Туркменистана»

Нургозель Байрамова

Особое мнение

Правовая неграмотность — это большая проблема в мире, где нарушения прав человека в буквальном смысле слова грозят нам на каждом шагу.

2 апреля 2022 года Меджлис Милли Генгеша Туркменистана VI созыва на очередном заседании принял постановление о назначении уполномоченного представителя по правам человека (омбудсмена). В соответствии с законом, на рассмотрение Меджлиса президентом Туркменистана были представлены три кандидатуры. По результатам тайного голосования большинством голосов омбудсменом на второй срок была избрана Яздурсун Курбанназарова.

Информация к размышлению

Следует напомнить, что Я. Курбанназарова впервые была избрана (хотя в данном случае логичнее было бы сказать — назначена) уполномоченным представителем по правам человека в Туркменистане в марте 2017 года. В соответствии с законом, президент предложил Меджлису список, по его мнению, подходящих на этот пост трех кандидатов, из числа которых депутаты путем тайного голосования выбрали наиболее приемлимого. Та же процедура состоялась и в этом году в связи с тем, что отпущенный Курбанназаровой пятилетний период, в течение которого она защищала права сограждан, истек. Но вот ведь в чем «заковыка», как говорил Борис Николаевич Ельцин: омбудсменом вновь была избрана… Яздурсун Курбанназарова!

Никаких нарушений с точки зрения закона, здесь не было: закон «Об Омбудсмене» позволяет одному и тому же человеку избираться на эту должность «не более чем на два срока подряд», и такой результат, в принципе, нами был ожидаем. Однако стоит отметить, что не только голосование в Меджлисе проходило в тайном режиме, что также соответствует закону. Но некую тайну составляли имена тех кандидатов, которые в результате этих голосований как в 2017-м, так и в нынешнем году не получили нужного числа голосов, чтобы стать омбудсменами. И почему бы не предоставить обществу и результаты этих голосований, и полный список претендентов, коль скоро деятельность такого важного органа законодательной власти как Меджлис не составляет государственной тайны, а одним из основных принципов деятельности омбудсмена является именно гласность?

Возможно, сомнения рассеются, если мы напомним несколько фактов из биографии «дважды омбудсмена нейтрального Туркменистана», важных с точки зрения лично ее соответствия Парижским принципам, которые, наряду с гласностью, провозглашают также независимость, законность, справедливость и объективность. Еще в самой первой нашей публикации о девушке с весенним именем Яздурсун мы предполагали, что в списке претендентов, представленном Курбанкули Бердымухаммедовым против ее фамилии (на всякий случай!) мог стоять маленький «крыжик», ибо она являлась типичным представителем новой туркменской номенклатуры образца Эпохи могущества и счастья.

Начало ее бурной карьеры относится к периоду правления Сапармурада Туркменбаши Великого, к Золотому веку туркмен. В те времена Меджлис Туркменистана насчитывал всего-навсего 50 депутатов, а не 125, как сегодня, выборы были безальтернативными, на каждое место претендовал только один кандидат, и от мнения электората ничего не зависело. Впрочем, как и теперь. Каждый «народный избранник» становился депутатом, пройдя тщательный отбор и заручившись поддержкой «на самом верху», тем более, если этот избранник — 30-летняя выпускница юридического факультета ТГУ.

В 1998 году она избирается депутатом Меджлиса 2-го созыва (1998-2003 г.г.) и входит в состав комитета по социально-экономической политике. Затем избирается депутатом 3-го (2004-2008 г.г.), 4-го (2009-2013 г.г.) и 5-го (2014-2018 г.г.) созывов. В депутатском корпусе 4-го созыва Я. Курбанназарова — глава комитета по защите прав и свобод человека. С февраля 2010 по январь 2014 года к статусу депутата прибавляется должность директора Туркменского национального института демократии и прав человека при президенте Туркменистана (ТНИДПЧ). Здесь все ясно. Но с января 2014 по март 2017 года в биографии будущего омбудсмена — трехгодичный пробел. СМИ сообщили, что новым директором ТНИДПЧ назначен Амандурды Арабов, а занимавшая эту должность Я. Курбанназарова освобождена от своих обязанностей в связи с переходом на другую работу. Кроме того, тогда же сообщалось, что ранее руководимый ею парламентский комитет по защите прав и свобод человека в Меджлисе 5-го созыва возглавил Атамурад Тайлиев.

Вызывало сомнение, что при своем 16-летнем стаже парламентской работы Яздурсун оставалась рядовым депутатом либо, оставаясь депутатом, занимала невысокую должности, позволяющую такое совмещение. Были кое-какие предположения, начиная от «семейных обстоятельств» — до работы в каком-либо дипломатическом представительстве или повышения правозащитной квалификации в каком-нибудь заграничном университете. Как бы то ни было, целых три года мы о Яздурсун Курбанназаровой ничего не слышали.

Впрочем, в практике нашего государства подобные факты нередки. Так, к примеру, случилось буквально на днях: новоизбранный президент Сердар Бердымухаммедов назначил себе двух советников. Странная трансформация председателя Государственного комитета водного хозяйства, временно уволенного в 2019 году без указания причины, а через три года после этого ставшего советником президента по вопросам сельского хозяйства, вызывала естественные вопросы. Все оказалось просто, как дважды два. Три года бывший глава госкомитета отдыхал, занимаясь собаководством и оказывая посильную помощь главе ассоциации «Туркменские алабаи» Сердару Бердымухаммедову, недавно ставшему, как известно, президентом. В конце концов, есть такие примеры и в мировой истории. Поклонники турецкого сериала «Великолепный век» прекрасно помнят историю сокольничего Ибрагима, ставшего лучшим другом и зятем султана Сулеймана и великим визирем Османской империи. О том, как печально закончилась его карьера, мы умолчим.

Советником по вопросам нефтегазовой отрасли президент назначил Аширгулы Беглиев, с января 2015 занимавшего должность председателя Госконцерна «Туркменгаз» и лишившегося ее в январе 2017 года в связи с переходом на другую работу. По сложившейся традиции сведения о новом назначении не публиковались, и чем занимался Беглиев в течение пяти лет, нам неизвестно. Но это так, к слову.

Что же касается Яздурсун Курбанназаровой, попробуем оценить ее деятельность не по старым заслугам, которые проявляла она, будучи чиновником и депутатом, хотя и об этом в обществе нет единого мнения, ибо никаких конкретных данных о том, как именно она защищала права соотечественников, в открытом доступе не нашлось. Зато имеются свидетельства того, как будущий омбудсмен, выступая на сессиях договорных органов ООН, рассматривавших нарушение прав человека в Туркменистане, яро отстаивала позицию официальных туркменских властей, уводя аудиторию подальше от обсуждения конкретных нарушений так неуклюже, что однажды, не выдержав, модератор одного из заседаний прервал ее выступление словами: ''Мы здесь не для того, чтобы слушать о законах, которые можно прочитать в интернете и которые созданы с благими намерениями. Мы здесь, чтобы получить информацию по практике применения этих законов в целом и по отдельным делам в частности''.

Воспользуемся и мы этим справедливым замечанием и вернемся к недавно опубликованному докладу Уполномоченного представителя по правам человека в Туркменистане за 2021 год.

Ох, уж эта статистика!

За три квартала 2017 года аппаратом омбудсмена было получено 439 обращений, из них 254 письменных и 185 устных.

Комментарий омбудсмена: «Анализ указанных данных показывает, что количество обратившихся как в письменном, так и в устном порядке, достаточно, несмотря на то, что аппарат омбудсмена только открылся, и объяснимо прежде всего ростом информированности населения о средствах защиты своих прав, точнее об институте».

В 2018 году было получено 985 обращений, из них 479 письменных и 506 устных;
в 2019 году — 740 обращений, из них 346 письменных и 394 устных.

Комментарий омбудсмена: «Данные показатели стали результатом проводимых аппаратом омбудсмена в течение года разъяснительных работ, не только в центре страны или в средствах массовой информации, но и в регионах страны, с целью повышения информированности о порядке обращения, в том числе о порядке обращения в аппарат омбудсмена, средствах защиты гражданами своих прав».

В 2020 году — 531 обращение, из которых 305 письменных и 226 устных;
в 2021 году — 355 обращений, из которых 244 в письменной форме и 111 — в устной.

Комментарий омбудсмена: «По сравнению с предыдущими годами, в 2021 году снизилось количество письменных, а также устных обращений. Этот факт можно в определенной степени объяснить эффективностью мероприятий по повышению информированности населения в области прав человека, проводимой аппаратом омбудсмена».

Комментарий «Гундогара»: «В среднем число обращений снижалось на 200 в каждый последующий год. Исходя из этого, можно предположить, что через пару лет поток обращений иссякнет полностью».

А вот еще один показатель — число письменных обращений, принятых к производству:

2017 год (три квартала) — 141;
2018 год — 182;
2019 год — 137;
2020 год — 111;
2021 год — 79.

Результат вполне логичный: чем меньше поступает обращений, тем меньше число принятых к производству.

Теперь — самое главное: сколько обращений было удовлетворено, то есть, по какому количеству обращений был получен ответ, причем, совершенно не обязательно, что этот ответ удовлетворил автора или авторов обращения.

2017 год (три квартала!) — 25;
2018 — 16;
2019 — 8;
2020 — 16;
2021 — 9.

Из данных ежегодных докладов следует, что за истекшие пять лет граждане Туркменистана направили омбудсмену Курбанназаровой 1813 писем со своими требованиями восстановления справедливости, просьбами о помощи, жалобами на притеснения, мольбами о спасении. Многие, а именно более 1260 были отбракованы сотрудниками аппарата как не соответствующие строгим правилам составления, срокам и способам подачи в аппарат омбудсмена. Также считалось, что некоторые авторы писем не различают, где права человека, а где «потребности в различных материальных благах, не отмеченных в действующем законодательстве», и требуют исполнений своих «иждивенческих» запросов от государства.

Но как бы там ни было, 550 обращений (повторяю, за 5 лет!) были приняты к рассмотрению, и по ним были даны 74 ответа. Могу предположить, что большинство этих ответов ни в коей мере не удовлетворяли жалобщиков, а их количество означает, что ответы получил лишь каждый седьмой из числа 550 «счастливчиков», или 4 процента от общего числа письменных обращений, полученных омбудсменом Курбанназаровой в ее первую пятилетку.

Это и является КПД, коэффициентом полезного действия нашего омбудсмена. И хотя сама она считает, что сокращение числа обращений свидетельствует, что граждане научились (извините за мое не вполне корректное выражение!) «фильтровать базар», мне скорее кажется, что они теряют доверие и сомневаются в способностях омбудсмена реально помочь решению их проблем.

Доверяй, но проверяй!

Неоднократно отмечалось, что граждане скорее доверятся независимым журналистам или правозащитникам, делясь с ними своими проблемами, несмотря на опасность быть уличенными в «неподобающих» связях и даже привлеченными за это к уголовной ответственности. Примеров этому достаточно, но одновременно достаточно также примеров их реальной помощи в решении той или иной проблемы.

А недавно вот, что случилось в Ашхабаде: неизвестные люди раздавали бланки телеграмм гражданам, желающим поделиться своими проблемами. Желающих оказалось много, более тысячи. Кто организовал эту акцию, кто будет рассматривать эти жалобы — никто толком не знал, но некоторые считали, что таким образом новоизбранный президент Сердар Бердымухаммедов хочет узнать о нуждах ашхабадцев. «Телеграммы» было решено отнести в хякимлик, но там отказались их принять. И скорее всего, это была чья-то злая шутка, если только не провакация с целью выяснения настроений граждан, которые в надежде получить помощь государства записывали на этих злополучных бланках не только свои жалобы, но и личные данные.

«По-прежнему нет официальной информации, что это была за кампания, по чьей инициативе и с какой целью она проводилась. Тем не менее, уже сейчас можно сделать вывод, что у жителей столицы накопилось огромное количество проблем, которые они не могут или не знают, как решить через стандартные, например, судебные процедуры. Второй вывод — в стране отсутствует обратная связь между властями и населением, у которого нет никаких способов донести свою позицию до правительства», — отмечает «Хроника Туркменистана».

Однако, исходя из того, что депутаты Меджлиса, вероятно, сочли деятельность омбудсмена Курбанназаровой достаточно успешной и вторично проголосовали за ее кандидатуру, будем надеяться, что их доверие не будет обмануто.

Долой правовую неграмотность!

Но вернемся к докладу. В его главах, посвященных защите прав граждан на государственном уровне, в частности, соблюдения избирательных прав в ходе выборов в Халк Маслахаты Милли Генгеша в марте 2021 года (хотя об их «честности» и «открытости» не стоило бы говорить, учитывая, каким «таинственным» образом действующий президент и глава правительства Курбанкули Бердымухаммедов в нарушение Конституции и избирательного права оказался также и членом парламента); соблюдения права на получение гражданства лицам без гражданства; прав лиц, находящихся в местах лишения свободы; прав детей и людей пожилого возраста, а также людей с инвалидностью; права на труд, на социальную защищенность, на образование и медицинское обслуживание, на жилье и ряда других прав, которые, следует подчеркнуть, в полной мере соблюдаются в Туркменистане лишь на бумаге, авторы доклада ловко применяют лексику, используемую при написании подобных докладов, при общении в международных организациях, формулировки, характерные для международных пактов и других документов, для полноты картины сопровождая текст рядом конкретных примеров «из жизни».

Однако когда доклад повествует о деятельности омбудсмена, его лексика меняется. Авторы доклада как бы стесняются называть факты, по большей части описанные жалобщиками на простом бытовом языке, нарушением тех или иных прав, вследствие чего искажается суть описываемого явления.

Создается впечатление, что омбудсмен Курбанназарова, много лет занимающаяся проблемами защиты прав человека, не знакома с перечнем этих прав и свобод, принятых на уровне международных организаций и отраженных, в том числе, в тексте Всеобщей декларации прав человека.

К примеру, в нынешнем докладе упоминаются следующие проблемы, которые поднимают граждане Туркменистана в своих обращениях: жилищное право, несогласие с постановлениями судов, миграционные вопросы, опекунство и попечительство и другие. Очевидно, что эти граждане в своем большинстве не знают, что миграционные вопросы рассматриваются с позиции соблюдения права людей на свободное передвижение, несогласие с постановлением суда — с позиции соблюдения права на справедливое судебное разбирательство, а недовольство неправомерными действиями сотрудников правоохранительных органов — с позиции права на защиту от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания и пр.

Я полагаю, что именно из-за этого, из-за неумения (или нежелания!) признать многие, так называемые бытовые жалобы серьезными проблемами нарушения прав человека аппарат омбудсмена отказал в рассмотрении значительного числа письменных обращений граждан, а именно 165 из 244, то есть более 67 процентов жалоб были отправлены, фигурально выражаясь, в мусорную корзину.

Правовая неграмотность — это большая проблема в мире, где нарушения прав человека в буквальном смысле слова грозят нам на каждом шагу. Поэтому очень важно уметь четко формулировать свои претензии, чтобы защититься от посягательств на наши права, в том числе, и со стороны властей.

К чести омбудсмена Курбанназаровой следует сказать, что тема ликвидации правовой неграмотности находила отражение в нынешнем и более ранних годовых докладах, а стало быть, и в ее деятельности. Так, отмечается, что в 2021 году по 85 из 244 письменных обращений заявителям были направлены ответы консультативного характера, в которых разъяснялись «законные средства защиты гражданами своих прав и свобод», что может помочь им «действовать на законных основаниях при решении своих вопросов».

В компетенцию омбудсмена, безусловно, должна входить забота о том, чтобы жалобы граждан рассматривались не как бытовые негативные явления, а как серьезная проблема нарушения их прав. Это следует из полномочий омбудсмена и функций, вытекающих из этих полномочий (см. закон «Об Омбудсмене», глава IV, статьи 18-19).

К примеру, пожилой житель Мары пожаловался, что из его крана течет ржавая вода, а продукты питания опять подорожали. Сотрудник аппарата омбудсмена отправляет эту жалобу в хякимлик для проведения проверки изложенных фактов и в случае их подтверждения — предоставления соответствующего ответа. Сотрудник хякимлика говорит: «Подумаешь, у меня вода тоже ржавая», — и бросает полученное письмо в урну.

А вот если сотрудник аппарата омбудсмена напишет, что администрация велаята нарушает право гражданина на чистую питьевую воду и достаточное питание, тут, думаю, можно будет хоть чего-нибудь добиться.

Функция уполномоченного по правам человека заключается не только в том, чтобы сообщить, сколько пришло жалоб от мужчин, а сколько от женщин, сколько от представителей туркменской национальности, а сколько от азербайджанцев или русских, чтобы подтвердить равные права для всех людей, независимо от их национальности и гендерной принадлежности. И не в том, чтобы много времени и места в докладе уделять перечислению законов, постановлений и распоряжений, в чем мы обычно упрекаем омбудсмена Курбанназарову. Гораздо важнее практически применять их в целях защиты прав своих сограждан, оказывать им необходимые консультации, сотрудничать в их интересах с представителями органов государственной власти, местного самоуправления, должностными лицами, государственными служащими и оказывать давление на нерадивых чиновников. Тогда последние будут относиться к деятельности омбудсмена с должным уважением. Теперь же они зачастую игнорируют поступающие запросы и не соблюдают законодательно установленного срока для предоставления ответов на отправленные им обращения граждан. Особенно этим грешат местные органы власти — хякимлики. Но в числе нарушителей упомянута также… Генеральная прокуратура Туркменистана!

Молодец, Яздурсун! Если дело так пойдет, то и до президента недалеко…

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью