Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
18.09.2019  
Права человека

22.08.2019
Президент Туркменистана жив, но что с его заключенными?

Рон Синовиц

В 2013 году кампания «Покажите их живыми!» задокументировала десятки случаев исчезновений в тюремной системе Туркменистана. Но список продолжал расти, достигнув к сентябрю 2018 года 121 зарегистрированный случай.

Недельное исчезновение из публичного поля зрения властного президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова нынешним летом породило слухи о его смерти и вынудило Ашхабад доказать, что он еще жив.

Но после его повторного появления 12 августа на региональной конференции правозащитные организации призывают Бердымухамедова доказать, что другие «исчезнувшие» люди в Туркменистане все еще живы. За последние два десятилетия исчезли десятки заключенных, которых с момента ареста или суда не видели и не слышали.

Международная правозащитная кампания «Покажите их живыми!» осуществляет деятельность по поиску ответов на некоторые вопросы.

В 2013 году исследователи кампании по правам человека начали отслеживать и документировать «широко распространенные и системные» исчезновения в тюремной системе Туркменистана, которые начались в начале 2000-х годов.

Сначала в ходе кампании были задокументированы десятки случаев. Исследователи сокращают список, когда подтверждают, что пропавший заключенный был допущен к посетителю или когда тело умершего заключенного возвращается родственникам.

Но список продолжал расти, достигнув 121 зарегистрированного случая к сентябрю 2018 года, когда было опубликовано последнее обновление.

«Из имеющихся данных ясно, что правительство Туркменистана под руководством Бердымухамедова продолжает совершать преступление по исчезновению людей в своих тюрьмах» , говорится в сообщении.

«Исчезнувшие заключенные умирают в заключении, и их заменяют новые исчезнувшие, которые испытывают невыразимые страдания и пытки», — говорится в заявлении. «Их семьи также испытывают страдания из-за того, что не знают о судьбе своих близких».

Юрий Джибладзе, координатор кампании, который также возглавляет московский Центр развития демократии и прав человека, говорит, что этот список «очевидно неполон».

«Очень грубая оценка состоит в том, что мы можем легко говорить о нескольких сотнях людей, которые исчезли в туркменских тюрьмах», — сказал Джибладзе в интервью Радио Свободная Европа/Радио Свобода (РСЕ/РС). «Реальное… число очень трудно документировать, потому что Туркменистан является одной из самых закрытых стран в мире».

«Не существует международных неправительственных организаций или международных наблюдателей от ООН или ОБСЕ, которым разрешено отслеживать и документировать ситуацию», — сказал он.

«Правительство Туркменистана предоставляет ложную информацию Организации Объединенных Наций, ОБСЕ, правительствам других стран, а также Европейскому союзу», — говорит Джибладзе.

«Они [говорят] о том, что кого-то освободили из тюрьмы и отправили на поселение, которого якобы посещали родственники», — сказал он. «Но эта информация ложная. Мы знаем это, потому что мы связались с этими родственниками, и они сказали нам, что им еще никогда не разрешали свидание».

Это означает, что кампания должна тщательно искать надежныен источники информации, в том числе родственников исчезнувших и бывших заключенных, которые могут говорить о людях, которых они видели в секретных тюрьмах Туркменистана.

Этими источниками являются в основном родственники или бывшие заключенные, которые смогли покинуть страну.

«Те, кто все еще находится в Туркменистане, подвергаются высокому риску репрессий и очень боятся говорить», — сказал Джибладзе.

Туркменистан — где каждый аспект общества жестко контролируется президентом — находится внизу международных рейтингов, которые измеряют свободу и демократию.

В индексе основных свобод Freedom House Туркменистан оценивается хуже Северной Кореи и опережает только Сирию.

«Нет человека, нет проблемы!»

Байрам Шихмурадов — один из родственников пропавшего заключенного, готов публично поговорить на эту тему.

Его отец, Борис Шихмурадов, был министром иностранных дел Туркменистана во время правления бывшего президента Сапармурата Ниязова.

Но в ноябре 2002 года экс-министра иностранных дел обвинили в попытке переворота и попытке убийства Ниязова.

Десятки других видных туркмен, известных сейчас как «ноябристы», также получили длительные сроки тюремного заключения за их предполагаемую роль в мнимой попытке государственного переворота и исчезли в тюрьме.

Судьба Бориса Шихмурадова не известна с декабря 2002 года, когда ему был разрешен один визит адвоката до суда и приговора.

Он был приговорен к пожизненному заключению — наказание, которого в то время не было в законодательстве Туркменистана.

Даже после смерти Ниязова в 2006 году и прихода к власти Бердымухамедова Шихмурадов и другие арестованные «ноябристы» остаются без вести пропавшими.

«25 мая 2019 года моему отцу исполнилось 70 лет. Я не знаю, где он сейчас или что с ним происходит», — сказал Байрам, который выехал за пределы Туркменистана за год до ареста отца.

«Власти не только отказываются раскрывать информацию о политзаключенных, но и просто отрицают факт их существования», — сказал Байрам РСЕ/РС.

«Несколько бывших заключенных смогли выйти за пределы Туркменистана и описать общую ситуацию в туркменских тюрьмах или, по крайней мере, в тех, в которых они отбывали наказание», — сказал Байрам. «Эти истории наводят на печальные мысли о том, что лица, приговоренные к длительным срокам заключения, имеют очень мало шансов выжить и сохранить свое здоровье».

Чтобы описать действия туркменских властей при Бердымухамедове, Байрам цитирует выражение, часто ошибочно приписываемое советскому диктатору Иосифу Сталину: «Нет человека, нет проблем».

«Покажите их живыми!» перечисляет 60 ноябристов, о которых не было вестей со времени их судебных процессов в конце 2002 года или в начале 2003 года, а также еще двух, заключенных в тюрьму за попытку помочь предполагаемым заговорщикам убежать из страны.

Кампания подтвердила, что только один человек, связанный с предполагаемыми участниками заговора, был освобожден из тюрьмы […] в мае 2019 года.

«Покажите их живыми!» также подтверждает, что девять других участников предполагаемого переворота умерли под стражей с 2002 года.

Рейчел Денбер, заместитель директора отдела «Хьюман Райтс Вотч» по Европе и Центральной Азии, отмечает, что тюремные сроки для многих других пропавших без вести ноябристов уже должны были закончиться.

Но приговоры этим заключенным были либо продлены, либо власти проигнорировали даты их освобождения, не комментируя их судьбу.

Константин Шихмурадов, брат бывшего министра иностранных дел, завершит свой 17-летний срок в январе 2020 года.

«Покажите их живыми!» призывает правительства иностранных государств оказать давление на Бердымухамедова, чтобы обеспечить своевременное освобождение Шихмурадова — если он еще жив.

Но Байрам Шихмурадов говорит, что у него мало надежды.

«Бердымухамедову наплевать на осведомленность людей и внимание международного сообщества», — сказал он Радио Свобода. «Он видит и слышит только то, что хочет. Он абсолютно убежден в том, что он ''особый'' и сразу же начинает истерить, если кто-то сомневается в этом».

«Армия, полиция, прокуратура и суды существуют только для защиты личной безопасности президентского окружения», — отметил Байрам. «Вся страна, так или иначе, служит интересам правящей элиты. Тот, кто вольно или невольно оскорбляет эти интересы, может стать жертвой насильственного исчезновения».

Байрам заключает, что есть только два варианта для туркменских граждан, которые критикуют правление Бердымухамедова: «исчезнуть в тюрьме или, если повезет, собрать вещи и исчезнуть из Туркменистана».

Обманутые и исчезнувшие

Один тревожный случай с недавно исчезнувшими туркменами — это гражданский активист Омрузак Омаркулиев, студент университета в Турции, который организовал ассоциацию туркменских студентов.

В январе 2018 года Омаркулиев сообщил Радио Свободная Европа/Радио Свобода, что посольство Туркменистана в Турции выразило заинтересованность в поддержке этой ассоциации.

В феврале 2018 года Центральная избирательная комиссия Туркменистана пригласила Омаркулиева вернуться на родину и принять участие в мероприятии в преддверии парламентских выборов в стране в марте 2018 года.

Он сказал РСЕ/РС, что он взволнован и оптимистичен по поводу возможности помочь развитию демократии на его родине.

Но когда он попытался вернуться к своей жене и университету в Турции 22 февраля 2018 года, туркменские пограничники отказали ему в посадке на самолет. Они не объяснили причин своих действий.

В течение следующих двух недель Омаркулиев рассказал о своем положении РСЕ/РС и сообщил об этом на независимых туркменских сайтах, функционирующих из-за рубежа, в том числе на сайтах, которые крайне критичны по отношению к Бердымухамедову.

В последний раз Омаркулиева слышали 9 марта 2018 года, незадолго до его ареста. В мае 2018 года его судили за закрытыми дверями и приговорили к 20 годам лишения свободы.

Его отец перенес сердечный приступ, когда узнал о приговоре, и через три дня скончался в больнице.

Предполагалось, что Омаркулиев был первоначально заключен в печально известную туркменскую тюрьму Овадан-Депе.

Но его текущая ситуация неизвестна, потому что ни его родственники, ни иностранные наблюдатели не были допущены к нему.

Власти Туркменистана не разглашают информацию о его здоровье или местонахождении.

Между тем, по сообщениям, его родственники также подвергались давлению со стороны туркменских служб безопасности после публикации в иностранных СМИ материалов о его положении.

Мнимые исламисты

Туркмены, которых обвиняют в том, что они являются радикальными исламистами, составляют еще одну большую группу заключенных, которые исчезли в пенитенциарной системе страны под властью Бердымухамедова.

Отчет «Покажите их живыми!» перечисляет 30 человек, осужденных как радикальные исламисты и приговоренных к лишению свободы на срок от восьми до 25 лет.

По данным кампании, эта практика началась при Бердымухамедове после «вооруженных инцидентов в Ашхабаде» в сентябре 2008 года.

Эти инциденты спровоцировали серию широкомасштабных арестов и сфабрикованных уголовных дел против так называемых «ваххабитов».

Новая волна арестов началась в 2013 году и усилилась после того, как российское телевидение транслировало кадры с туркменами, арестованными в Сирии в июне 2013 года как экстремисты Исламского государства.

После попытки государственного переворота в Турции в июле 2016 года туркменские власти также начали арестовывать последователей Фетуллы Гулена — исламского проповедника из США, который, по утверждениям Анкары, организовал провальный заговор, обвинение, которое Гюлен громогласно отрицает как политически мотивированное.

Туркменская служба РСЕ/РС подтвердила, что несколько волн арестов так называемых гуленистов начались в Туркменистане в октябре 2016 года и продолжались до 2017 года.

Юрий Джибладзе рассказывает о последних исследованиях «Покажите их живыми!» и документах о 40 последователях Гюлена, пропавших в тюремной системе Туркменистана.

Он говорит, что многие были либо профессорами, студентами, либо работниками финансируемых Гюленом школ, которые были созданы в Туркменистане, но закрыты по просьбе Анкары после неудавшегося государственного переворота в Турции.

Арестованные обвиняются в экономических преступлениях.

Еще одна большая группа заключенных, которые исчезли в тюрьмах Туркменистана, — это лица, осужденные за так называемые экономические преступления или злоупотребление своими полномочиями в государственной службе.

Джибладзе говорит, что эти люди подверглись преследованиям в отношении состоятельной элиты, активы которой были захвачены государством.

«Мы говорим о людях, находящихся во власти, которых Ниязов или Бердымухамедов считают угрозой и бросают им вызов», — отмечает Юрий Джибладзе.

В число этих людей входят бывшие сотрудники службы безопасности, руководители государственных предприятий и даже должностные лица из Генеральной прокуратуры, которые были причастны к осуждению ноябристов в 2002 и 2003 годах.

Перевод — РСЕ/РС

Радио Свободная Европа/Радио Свобода

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью