Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
21.08.2019  
Права человека

18.07.2019
Заложники Аркадага

Татьяна Зверинцева

Подружившись с «Газпромом», Туркмения начала оформлять загранпаспорта бипатридам

Удержать людей под тотальным контролем туркменский режим, в отличие от северокорейского, явно оказывается не в силах.

В июле в независимых СМИ появилась информация о том, что в Туркменистане наконец сдвинулся с мертвой точки процесс выдачи загранпаспортов бипатридам — людям, которые после 2003 года получили второе, российское гражданство. Возможно, это своего рода плата за восстановление сотрудничества с «Газпромом». Впрочем, говорить о гарантированном решении проблемы пока рано. Политическая логика властей Туркменистана не отличается ни ясностью, ни прозрачностью.

4 июля о начале приема документов на выдачу загранпаспортов бипатридам сообщили источники радио «Азатлык» в Москве и Ашхабаде. Никаких подробностей собеседники издания не привели. 7 июля о том же написала российская «Независимая газета». В ее материале также мало конкретики. По сути, источники газеты просто подтвердили сведения, опубликованные «Азатлыком».

9 июля информацию подтвердил также источник газеты «Коммерсант», близкий к межправительственной комиссии, занимающейся проблемой бипатридов. Однако издание узнало и о возникших сложностях — оказывается, МИД России считает «двойными гражданами» около 40 тысяч человек, а туркменская сторона — около 9 тысяч. О причинах более чем четырехкратного расхождения в оценке количества бипатридов пока ничего не известно. Казалось бы, критерий простейший и не допускающий двойных трактовок: речь о гражданах Туркменистана, которые после 2003 года получили российские паспорта, не отказавшись от туркменских. Вероятно, МИД России отталкивается именно от количества выданных паспортов. Каким образом туркменские власти отсекли от этого количества три четверти? Может быть, около 30 тысяч человек, устав от давления, успели отказаться от одного из гражданств? Остается только гадать.

Источник «Ферганы» в Туркменистане рассказал, что у двух его знакомых бипатридов приняли документы на загранпаспорт и сказали прийти через два месяца. Конечно, прием документов — еще не выдача паспорта, но до сих пор даже отдать бумаги на рассмотрение лицам с двойным гражданством не удавалось. Сами бипатриды разговаривать с независимыми журналистами не желают даже на условиях анонимности. Можно сказать, что они затаили дыхание и боятся пошевелиться. Впервые за несколько лет у них появился шанс избавиться от статуса «невыездных», и они опасаются этот шанс утратить.

В МИД России «Фергане» подтвердили, что процесс пошел. Но опять же — никаких подробностей. 12 июля на сайте МИД был размещен предельно сдержанный официальный комментарий: «В настоящее время совместными усилиями в координации с туркменскими партнерами решается вопрос документирования с паспортами россиян-бипатридов. Действия осуществляются согласованно, в полном соответствии с договоренностями, которые были достигнуты между президентами России и Туркменистана».

Российские паспорта без каких-либо препятствий выдавались гражданам Туркменистана на протяжении десяти лет — с 1993 по 2003 год. На положительное решение этого вопроса в российском посольстве могли рассчитывать не только те, кто сам родился на территории современной России или имел предков оттуда, но и те, кто просто писал заявление об ощущении исторической связи с Россией. Второй паспорт серьезно расширял возможности жителей закрытого государства. Они могли свободно въезжать в Россию и те страны, с которыми у нее установлен безвизовый режим. Также они получали возможность лечиться и учиться в России как граждане, а не как иностранцы — то есть либо бесплатно, либо относительно дешево.

Конечно, заранее полученный второй паспорт помогал и тем, кто планировал эмигрировать. Но некоторые люди по тем или иным причинам оказались не готовы окончательно порвать связи с Туркменистаном. Именно для них статус двойных граждан стал оптимальным выходом.

В 2003 году первый президент Туркменистана Сапармурат Ниязов и президент России Владимир Путин подписали протокол, аннулирующий Соглашение о двойном гражданстве от 1993 года. Похоже, на тот момент российская сторона воспринимала двойное гражданство лишь в контексте эмиграции, не подозревая, как важен российский паспорт для тех, кто остается в Туркменистане. Позднее в России поняли, что дело обстоит не так просто. К тому же выяснилось, что власти Туркменистана рассчитывают не только на прекращение выдачи российских паспортов, но и на аннулирование второго гражданства тех, кто его уже получил. В результате Госдума РФ отказалась ратифицировать протокол. Но Меджлис (парламент) Туркменистана документ утвердил.

Российское посольство, опираясь на позицию Госдумы, продолжило выдавать паспорта желающим. С точки зрения туркменского законодательства это было уже, по сути, нелегально. Более того: в 2008 году, когда Туркменистаном уже год как управлял второй президент Гурбангулы Бердымухамедов, в стране была принята новая Конституция, напрямую запрещающая гражданам иметь второе гражданство. А в 2013 году власти Туркменистана признали недействующими все загранпаспорта, выданные до 2008 года. К тому времени власти двух стран уже договорились не отзывать российское гражданство у тех, кто получил его до 2003 года. Поэтому эти бипатриды пусть с проволочками, но смогли подтвердить право на выезд из страны.

А вот те, кто получил российский паспорт позже, фактически оказались заперты в пределах Туркменистана. Получить новый туркменский загранпаспорт они могли, лишь отказавшись от российского гражданства. То есть все преимущества двойного гражданства оказались утрачены — эмигрировать, лечиться, учиться, работать, путешествовать эти люди могли лишь как граждане Туркменистана, не имеющие никаких особых «российских» прав. По сути, они превратились из людей с расширенными возможностями в заложников — граждан России, которых не выпускали из другого государства. Российские власти не сочли целесообразным оказывать давление на Туркменистан для «освобождения» этих людей, а в 2015 году и вовсе прекратили выдачу паспортов, которые теперь только раздували масштаб проблемы.

Отметим, что тогда же, в 2015 году, начали в очередной раз обостряться отношения «Газпрома» и «Туркменгаза». За этот год российская газовая компания закупила в Туркменистане 4 миллиарда кубометров сырья, в то время как в 2010-2014 годах объем закупок составлял около 10 миллиардов кубометров в год. А в начале 2016-го закупки и вовсе были прекращены. Годом позже от туркменского газа отказался Иран, и единственным покупателем остался Китай. Аналитики считают, что именно это стало одной из главных причин обрушившегося на страну экономического кризиса.

Власти Туркменистана долгое время не признавали (да и до сих пор не признают) наличие кризиса. По официальной версии, в стране царит «эпоха могущества и счастья». О проблемах с продажей газа туркменская сторона также не заявляла — государственные СМИ регулярно сообщали об успехах в торговле с Китаем и поиске новых каналов сбыта. Однако уже осенью 2018 года в прессе стали появляться сообщения о том, что Туркменистан ведет с Россией переговоры о возобновлении поставок газа.

И практически одновременно, в декабре, глава МИД России Сергей Лавров впервые за долгое время прокомментировал ситуацию с бипатридами. Отвечая на вопрос журналистов на одном из мероприятий, он заявил: «После того как наше Соглашение о двойном гражданстве было денонсировано, мы с туркменскими коллегами занимаемся этим вопросом на регулярной основе. Как я понимаю, речь идет о достаточно небольшой группе лиц, которые не успели решить свои вопросы до денонсации Соглашения. Туркменские партнеры заверили нас на самом высоком уровне, что они эти вопросы решат».

Поставки туркменского газа в Россию возобновились 15 апреля 2019 года — тогда еще, можно сказать, на тестовой основе: «Газпром» заявил о готовности закупить 1,155 миллиарда кубометров до 30 июня. А 3 июля был заключен полноценный пятилетний контракт на закупку 5,5 миллиарда кубометров в год. По данным «Коммерсанта», в тот же день состоялось заседание Группы высокого уровня по поддержке торговли и инвестиций, действующей в рамках российско-туркменской межправительственной комиссии. Именно на этом мероприятии могла обсуждаться судьба бипатридов.

Неудивительно, что все эксперты, опрошенные журналистами разных изданий, сходятся на связи этих процессов. По их мнению, выдача загранпаспортов бипатридам была одним из условий газовой договоренности. Для России это уже становится вопросом имиджа — граждан сильных и могущественных стран «в заложниках» не держат.

Конечно, для конкретных людей (будь их 9 или 40 тысяч) эти договоренности очень важны. Но в глобальном смысле «проблема бипатридов» уже вряд ли будет иметь решающее значение для демографической ситуации в Туркменистане. Даже если все эти люди, получив паспорта, в едином порыве сядут на самолеты и уедут — они затеряются в общем потоке мигрантов, изыскавших иные способы покинуть страну. Самым популярным остается отъезд в Турцию — это единственная страна, с которой у Туркменистана действует безвизовый режим и куда осуществляются прямые рейсы из Ашхабада.

В мае независимым СМИ стало известно о результатах исследования, проведенного Госкомстатом Туркменистана в преддверии очередной переписи населения. Как оказалось, за 2008-2018 годы страну покинули 1 миллион 879 тысяч 413 человек. Некоторые из них официально эмигрировали, а другие уехали на заработки и, увидев жизнь за границей, передумали возвращаться обратно. Таким образом, численность населения страны снизилась с 5,5 до 3,3 миллиона человек. По словам источников, президент Бердымухамедов крайне резко отреагировал на эту информацию. Должностные лица, непосредственно занимавшиеся этим исследованием, помещены под наблюдение, их контакты с внешним миром ограничены. Об официальной публикации результатов работы, естественно, речи не зашло.

Власти Туркменистана пытаются ограничивать миграцию всеми способами — от банального отказа в выезде без объяснения причин до серьезных ограничений на обучение в иностранных вузах. Чиновники стараются минимизировать и информационное влияние из-за границы — пользование интернетом в стране жестко ограничивается, а по степени несвободы СМИ Туркменистан в этом году занял первое место в мире, обогнав даже Северную Корею.

И нельзя сказать, что власти не достигли «успеха»: представления многих граждан Туркменистана о внешнем мире существенно искажены. Например, обстановку в России они считают опасной и нестабильной на основании криминальных сериалов, которые смотрят через полулегальное спутниковое телевидение. А все же попав за границу, туркменистанцы (особенно молодые) нередко пьянеют от «воздуха свободы» и ведут себя неадекватно. Гражданам Туркмении в будущем долго придется преодолевать плоды этой изоляции. Тем не менее удержать людей под тотальным контролем туркменский режим, в отличие от того же северокорейского, явно оказывается не в силах.

ИА «Фергана»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью