Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
17.11.2018  
Права человека

13.09.2018
Идеальное преступление

Сердар Айтаков

Во власти еще хватает людей, которые были причастны и к репрессиям времен Ниязова, и формировали существующий режим...

Что может быть страшнее преступления, возведенного в норму? Когда все общество, начиная от первых лиц и заканчивая маргиналами, знает, что преступление совершается, каждый день, не прерываясь, происходя буквально под боком… Длящееся преступление… И идеальным оно становится от того, что все с ним смирились, оно у всех на виду, о нем все знают, оно стало даже привычным и обыденным. Но никого за него не наказывают и наказать не могут. И только потому, что преступник — сама карательная система, называемая в Туркменистане властью.

Резко? Отнюдь. Вот цитата из Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, посвящённой учреждению Международного дня жертв насильственных исчезновений, который ежегодно отмечается 30 августа:

«… акты насильственных исчезновений квалифицируются в Конвенции при определенных обстоятельствах как преступления против человечности».

А вот цитата из заявления правозащитной Кампании «Покажите их живыми!»:

«Насильственные исчезновения в тюремной системе Туркменистана — острейшая проблема прав человека в стране. Международной кампанией «Покажите их живыми!» задокументировано более 100 случаев исчезновения людей в туркменских тюрьмах, причем некоторые длятся уже более 16 лет. По оценкам, фактическое число исчезновений в несколько раз выше. Жертвы исчезновений содержатся в полной изоляции от внешнего мира, без доступа к адвокатам и представителям международных организаций. Их семьи не имеют контактов со своими находящимися в тюрьме близкими и не получают никакой официальной информации не только об их местонахождении, но и о том, живы ли они. Более того, сами родственники нередко сталкиваются с преследованиями и незаконными запретами на выезд из страны, лишаются средств к существованию и подвергаются систематическому давлению в попытке властей скрыть информацию об исчезнувших людях».

Если не впечатляют и эти слова, то вот ссылка на списки пропавших в туркменских тюрьмах, опубликованного сегодня, 12 сентября: «Список исчезнувших в тюрьмах Туркменистана». От прочтения всех этим материалов, кровь стынет…

При этом достоверно известно, что такие высокие контактёры президента Туркменистана, как Дидье Бургхалтер, президент Швейцарии, а на тот момент Председатель ОБСЕ, Государственный секретарь США Джон Керри, поднимали во время встреч вопрос о пропавших, а канцлер Германии Ангела Меркель лично вручила президенту Бердымухамедову эти списки пропавших со словами о том, что это проблему необходимо решать. Первые лица государств и дипломаты на каждой встрече с представителями туркменской стороны чуть ли не силой заставляют их говорить о проблеме пропавших. Комитет ООН по правам человека вынес решения по делам Бориса Шихмурадова (2015) и Огулсапар Мурадовой (2018) и обязал туркменское правительство дать достойный ответ по этим делам. Другие механизмы и органы ООН постоянно бомбят туркменский МИД запросами о судьбах пропавших.

Дело дошло до того, что министру иностранных дел Рашиду Мередову 14 послов стран ОБСЕ направили письмо, которое звучит почти как ультиматум — «раскройте информацию о пропавших!». В ответ почти ничего не прозвучало. «Почти» — это скупая информация, которая, якобы и негласно передается западным дипломатам по отдельным людям. Однако ни одно персональное дело из списков «Покажите их живыми!» туркменская сторона так и не раскрыла. Но дипломаты настойчивы и требуют все же вернуться к спискам кампании.

Точно также имитация бурной деятельности, даже введение должности омбудсмена (омбудсперсон) и демонстрация этой персоны международному сообществу, не помогают репутации страны. Дело дошло до того, что в 2015 и 2016 гг. Европейский парламент дважды приостановил одобрение Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Туркменистаном по причине нарушений прав человека, в том числе насильственных исчезновений. Вслед за этим и международные финансовые институты с опаской смотрят в сторону властей Туркменистана и пока воздерживаются от полноценного сотрудничества.

Так почему, несмотря на такие серьезные репутационные издержки, туркменская власть не желает сделать шаг и избавиться от столь одиозного статуса? Ведь количество умерших в туркменских тюрьмах таково, что этот вопрос международным сообществом уже всерьез рассматривается как пример массовых внесудебных казней!

Конечно, мотив не один.

Во власти еще хватает людей, которые и были причастны к репрессиям времен Ниязова, и формировали существующий режим. Достаточно вспомнить того же Рашида Мередова, который призывал казнить «изменников родины». Да и сам режим опирается на репрессии и феномен «пропавших в тюрьмах», как на институциональный механизм реализации этой самой власти. Ведь парализующий страх в обществе делает просто невозможным любые несанкционированные властью инициативы — ни государственных служащих, ни общественных активистов, уж тем более — независимых политических деятелей. А все это делает невозможным не только любую политическую и общественную жизнь, как таковую, но и любые осознанные реформы.

Есть и мотив у президента Бердымухамедова не признавать и не упоминать пропавших. В 2007 году, выступая в Колумбийском университете, на вопрос о судьбах Бориса Шихмурадова и Батыра Бердыева, он ответил, что «А что касается тех двух людей, о которых вы спрашиваете, то я уверен, что они живы». Но были ли они живы тогда и живы ли сейчас? Ведь после того заявления уже нынешняя власть несет ответственность за их жизнь и судьбу.

Я долго размышлял, на какой ноте завершить этот текст. И решил сделать это в стиле, пафосе и эстетике, наиболее понятными нашей власти.

Итак,

Господин президент!

Для туркменского народа Вы регулярно провозглашаете различные эпохи, придумываете названия годам. Кажется, настала пора провозгласить эпоху «Милосердия, Справедливости и Гуманизма». Это как раз то, чего так не хватает нашему обществу, нашему народу. И, наконец, в эту эпоху решить все проблемы, связанные с насильственными исчезновениями и той несправедливостью, которая сопутствует этому позорному явлению.

Понятно, что это потребует политической воли, даже смелости. Понятно, что на Вас давит не только груз прошлого, но и возможный укор и сопротивление со стороны ближайшего окружения, прямо причастного к репрессиям. Понятно, что и Вы сами причастны к ним.

Но когда-то это должно закончиться. Когда-то родственники умерших в заключении должны узнать о последних днях своих близких и достойно их похоронить, оставшихся в живых — суметь увидеть и прижать к себе. Подарите всем надежду и покой…

Господин президент!

Сделайте это — начните допуск в тюрьмы, разрешите свидания, письма передачи. Помилуйте тех, кто болен, освободите тех, у кого срок подходит к концу. Остановите это идеальное преступление!

Поверьте, Вас будут помнить не за строительство Авазы, не за проведение Азиады, но могут запомнить за проявленные справедливость и гуманизм, которые могут навсегда остаться в памяти народа. А уж это намного более прочная и долговечная материя, чем все остальные. И самая справедливая.

«Эхо Москвы»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью