Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
17.09.2021  
Права человека

04.12.2012
Ашхабадская трагедия. «Судилище» (окончание)

Гундогар

События 25 ноября 2002 года в сообщениях мировых СМИ и комментариях современников

Признание преступниками людей до вынесения судебного решения является грубым нарушением закона. Еще более грубым нарушением является то, что глава государства накануне судебного заседания сообщает о том, какому наказанию будут подвергнуты обвиняемые.

Сапармурад Ниязов не скрывает того, что события в Туркменистане продолжают разворачиваться в соответствии с его сценарием. Признание преступниками людей до вынесения судебного решения является грубым нарушением закона. Еще более грубым нарушением является то, что глава государства накануне судебного заседания не только выносит приговор, но и сообщает о том, какому наказанию будут подвергнуты обвиняемые.

Российская телекомпания НТВ:

«15 января 2003 года в Ашхабаде начался судебный процесс над обвиняемыми в совершении покушения на президента Туркмении Сапармурада Ниязова. На скамье подсудимых — 32 человека. Из них 16 — иностранцы, в том числе 5 россиян и 6 граждан Турции. Подсудимым предъявлены обвинения по нескольким статьям уголовного Кодекса Туркмении: ''посягательство на жизнь и здоровье президента Туркменистана'', ''организация преступного сообщества и участие в нем'', а также ''заговор с целью насильственного захвата власти и насильственного изменения конституционного строя''. Многим из обвиняемых, по действующему законодательству, грозит высшая мера наказания — 25 лет лишения свободы, сообщает ИТАР-ТАСС. Еще накануне суда президент Туркмении заявил в телевизионном выступлении, что 20 обвиняемых будут осуждены, а 12 отправлены на поселение в пять отдаленных районов страны. ''Пусть своим трудом искупают преступление. Вот таким образом надо крепить правопорядок в стране'', — сказал Ниязов».

Процессы над обвиняемыми продолжались практически весь январь, несмотря на указание Ниязова провести судебные разбирательства в недельный срок. Затягивание процесса наблюдатели связывали с тем, что обвиняемые в ходе следствия подвергались пыткам, после которых их просто невозможно было доставить в зал судебных заседаний. Обвиняемых разбили на три группы (9, 11 и 12 человек). Суд над третьей, последней группой был назначен на 27 января.

Беспрецедентность проходящих в Ашхабаде судов и нарушение процессуальных норм привлекли внимание мирового сообщества. Особенно жестоким репрессиям подверглась семья Иклымовых. От источника в правоохранительных органах Туркменистана стало известно, что пытки и избиения применялись ко всем задержанным родственникам Сапармурада Иклымова. Один из его братьев частично потерял зрение и слух, у него была перебита рука. 70-летний Ата Иклымов, дядя братьев Иклымовых, также подвергался пыткам в ходе расследования. Эсенамана Иклымова, сына проживающего в России внештатного сотрудника туркменской службы Радио «Свобода» Оразмухаммеда Иклымова, принудили выступить по туркменскому телевидению и отречься от своих родителей.

Сведения о пытках при допросах подтвердили, в том числе, показанные по туркменскому ТВ «признательные показания» бизнесмена Гуванча Джумаева, бывшего туркменского консула в Афганистане Аннадурды Аннасахатова и бывшего сотрудника Министерства национальной безопасности Нурмухаммеда Оразгельдыева, которые «каялись» в совершенном преступлении и требовали для себя самого строгого наказания. Все трое были приговорены к пожизненному заключению.

О том, что в Туркменистане применяются пытки, рассказал «Немецкой волне» бывший следователь прокуратуры, побывавший в застенках КНБ: «Практика получения признательных показаний с помощью пыток в правоохранительных органах Туркмении началась в 1995-м, а закрепилась в 1996-м. Тогда ставилась задача — любым способом получать нужные показания на указываемых людей».

По данным, полученным из Ашхабада, суд над Батыром Бердыевым, Язгельды Гундогдыевым, Константином Шихмурадовым, бывшим управделами МИД Туркменистана Рустамом Джумаевым, бывшим командующим погранвойсками Акмурадом Кабуловым и рядом других обвиняемых состоялся 20-21 января.

Обвиняемых рано утром доставили в здание, находящееся в ведении Министерства внутренних дел. К этому времени возле здания уже собрались родственники обвиняемых. Через некоторое время подъехали автомашины посла США Лоры Кеннеди, сотрудника посольства Великобритании Джастина Тейта и главы миссии ОБСЕ Параскивы Бадеску. Дипломаты пояснили, что желают присутствовать на суде, и в качестве доказательства своего права предъявили брошюру «Конституция Туркменистана», но сотрудники правоохранительных органов ответили им, что суд над «наемниками» будет закрытым, к тому же проходить он будет не здесь, а в здании Министерства адалат (юстиции). Дипломаты, поверив, уехали, несмотря на то, что жена Батыра Бердыева говорила им, что всех обвиняемых уже привезли. Через некоторое время все подступы к зданию МВД были перекрыты в радиусе нескольких кварталов. Никто из родственников в зал суда допущен не был.

На суде все обвиняемые рассказывали о пытках, которым подвергались во время следствия, причем просили адвокатов не сообщать об этом своим родственникам, дабы не причинять им еще больше страданий. Они также говорили о том, что в течение последних дней не получали пищи, но голод, по словам Батыра Бердыева, «ничто по сравнению с пытками, которым их подвергали».

Во время судебных заседаний, продолжавшихся с 9 часов утра до 8 часов вечера, адвокаты, находившиеся в зале, в перерыве пытались передать обвиняемым хотя бы несколько кусков хлеба, но вооруженная автоматами охрана их грубо оттолкнула.

Некоторые адвокаты сообщили родственникам обвиняемых, что с них брали расписки о неразглашении подробностей судебных заседаний, а также о внешнем виде обвиняемых и их состоянии, так как следы пыток и последствия издевательств были очевидны.

Адвокаты до суда возможности работать со своим подзащитными не имели. На суде они присутствовали, однако слова для защиты им предоставлено не было. Также ни до суда, ни после него никаких документов адвокаты также не получили, а во время заседания вынуждены были делать записи от руки. Кассационные жалобы адвокатов также приняты не были.

«Немецкая волна»:

«Последнее ''судопроизводство'' было завершено буквально на днях, 21 января. К 25 годам заключения приговорены бывший министр иностранных дел Туркмении Батыр Бердыев, бывший глава Дашогузской области Язгельды Гундогдыев и бывший заместитель шефа нацбезопасности Оразмухаммед Бердыев. Родной брат главного ''заговорщика'', экс-вице-премьера Бориса Шихмурадова, Константин получил 17 лет заключения, а давний друг Шихмурадова Рустам Джумаев — 18 лет. Осуждены как ''косвенные заговорщики'', на 8 и 6 лет соответственно, бывшие руководители пограничной службы Туркмении и Kомитета нацбезопасности генералы Акмурад Кабулов и Сапармурад Сеидов.

Как это принято в современной Туркмении, суд был скорым, но ''справедливым'' и продолжался чуть больше одного дня. Представителей миссии ОБСЕ, посольств США и Великобритании в Ашхабаде в зал клуба туркменского МВД, временно переоборудованного под суд, не допустили. Видимо, по гуманными соображениями — дабы не травмировать происходящим рафинированных западных дипломатов. Как, к примеру, свидетельствуют очевидцы ''судопроизводства'', все попытки родственников и адвокатов изможденных осужденных передать им в железную клетку несколько бутербродов были жестко пресечены. Экс-глава туркменского МИДa Батыр Бердыев просил, однако, не переживать. «Мы здесь и не такое переносили», — успел он бросить в зал сочувствующим.

Константин Шихмурадов заявил в суде, что его единственная вина состоит в том, что он является братом ''главного заговорщика''. На предложение отречься от него в обмен на обещание ''скостить срок'', Константин ответил отказом: ''Я горжусь тем, что ношу фамилию Шихмурадов''. Обращаясь к судьям, он успел выразить им свое сочувствие: ''Вы думаете, что творите правосудие, штампуя под диктовку приговоры, но я желаю вам долгих лет жизни, чтобы успеть увидеть перемены в нашей стране''. Всегда чуравшийся политики и работавший автомехаником, 52-летний Константин Шихмурадов, слегка заикавшийся в обыденной жизни, свое последнее слово произносил без запинки…»

Корреспондент «Немецкой волны» Ораз Сарыев также сообщил, что к различным срокам наказания — от 5 до 15 лет — приговорены еще 10 граждан Туркменистана, в основном, родственники главных обвиняемых по «делу 25 ноября».

С начала января 2003 г. в Дашогузском велаяте (области) сотрудники Министерства национальной безопасности почти ежедневно проводят аресты «подозрительных лиц», которые этапируются для допросов в СИЗО МНБ в Ашхабаде. Большое число арестованных являются уроженцами Болдумсазского этрапа (района) — родины бывшего главы Центрального банка Туркменистана Худайберды Оразова, объявленного одним из главных организаторов «заговора» против президента Туркменистана. Местные источники сообщают о репрессиях в отношении семьи бывшего заместителя хякима (главы администрации) велаята Кумуш Базаровой. Власти подозревали Кумуш и ее родственников в организации весной 2001 г. нелегального перехода Х. Оразова через туркмено-узбекскую границу. Репрессии также коснулись депутата Меджлиса Гуванча Мятиева, прокурора г. Дашогуза Амангельды Ёмутбаева, членов семьи председателя крестьянского объединения Базарбая Душемова. Административные «чистки» коснулись также банковской системы страны. Увольняли с работы, подвергали домашнему аресту, делали невыездными десятки людей, работавших ранее под руководством Х. Оразова. Поводом к принятию репрессивных мер явилось личное распоряжение Генпрокурора Курбанбиби Атаджановой.

Репрессии напрямую коснулись также родственников других «изменников Родины». Многие часы в кабинетах следователей МНБ и Генеральной прокуратуры провели члены семей Бориса Шихмурадова, Нурмухаммеда Ханамова, Батыра Бердыева, Язгельды Гундогдыева и других «ноябристов».

Газета «Коммерсантъ»:

«Не вполне ясной остается судьба четверых россиян, чеченцев по национальности, участвовавших, по версии туркменского следствия, в покушении на Сапармурада Ниязова. В состоявшемся [15 января] кратком телефонном разговоре с президентом России Владимиром Путиным господин Ниязов предложил передать России четверых ее граждан, причастных к этой преступной акции. По сообщению отдела информации аппарата правительства Туркмении, президент России пообещал дать поручение генпрокурору РФ и секретарю Совета безопасности принять этот вопрос к исполнению в ближайшее время. В свою очередь туркменская сторона в кратчайшие сроки передаст вместе с преступниками и материалы расследования.

''Ниязов то гневно обещает судить российских граждан по законам Туркмении, то говорит о том, что россияне будут переданы правоохранительным органам России до суда, — поделился своим мнением с Ъ один из чиновников аппарата Kабинета министров Туркмении. — Эти метания лишь доказывают, что в некоторых своих действиях Туркменбаши не очень последователен и все зависит от ситуации на конкретный момент. Но, думаю, свое обещание господину Путину он сдержит и чеченцы в ближайшее время будут переданы России. Другое дело, насколько Россия готова принять своих граждан, обвиняемых в таком громком преступлении, как терроризм и попытка государственного переворота''.»

До сегодняшнего дня судьба этих людей остается неясной. Впрочем, то же касается и обвиненных в покушении на Ниязова граждан Турции. По последним сведениям, правоохранительные органы Турции так и не получили из Туркменистана материалов уголовных дел в отношении своих сограждан, вследствие чего они до сих пор находятся в заключении — но уже у себя на родине. По сообщению независимых источников, эти «террористы» были всего лишь турецкими рабочими, нарушившими миграционные правила и находящимися в Туркменистане сверх срока действия своих рабочих виз, в связи с чем попали в поле зрения правоохранительных органов Туркменистана и были привлечены в качестве «статистов» для ниязовского спектакля.

«Независимая газета»:

«Поздним вечером в среду [15 января] судьбу российских граждан обсуждали по телефону сами президенты — Владимир Путин и Сапармурад Ниязов. Однако и на этот раз в радении за свой народ Кремль замечен не был — инициатива переговоров об экстрадиции четырех россиян в Москву, как ни странно, принадлежала Туркменбаши…

Такого хода конем от Туркменбаши никто не ожидал — ни российская сторона, ни туркменская. В частности, по словам экс-министра иностранных дел Туркмении Авды Кулиева, он сильно удивлен, что Сапармурад Ниязов позвонил Владимиру Путину. ''Действия Туркменбаши всегда непредсказуемы, и это очередной ход его сложной игры. Россия не запрашивала своих граждан, обвиненных в данном преступлении, поскольку, по всей видимости, не хотела вступать с Ниязовым в торг''…»

16 января, словно спохватившись, Москва все-таки заявила о своей готовности защищать россиян. Выступая в медиа-центре газеты «Известия», помощник президента РФ Сергей Ястржембский заявил:

«Совершенно очевидно, что Россия должна защищать своих граждан, независимо от того, где они оказались в беде. И надо уметь это делать так же, как это делают наши партнеры по антитеррористической коалиции. То есть в наступательном плане, последовательно и с сильной юридической аргументацией. Поэтому у меня нет сомнений, что и в данном случае с Туркменистаном мы также должны защищать наших граждан».

Владимир Лукин, вице-спикер Государственной думы РФ:

«Я думаю, что экстрадиция [российских граждан, осужденных в Туркменистане] все-таки возможна».

Однако, как оказалось, говоря об экстрадиции осужденных в Туркменистане россиян, Ниязов имел в виду только трех чеченцев (в ноябре 2002 года «ошибочно» принятых за грузин) Руслана Садуллаева, Магомета Нуралиева, Амирбека Бишоева, а также Арама Атанесяна.

Между тем, вот что сообщала радиостанция «Немецкая волна»:

«В первой половине сентября 2002 года с территории Афганистана туркменскую границу пересекла группа сторонников движения Талибан. В составе группы, помимо афганцев, в том числе этнических туркмен, были несколько чеченцев. Группа проходила по обычному отлаженному маршруту в районе пересечения туркмено-афганской и туркмено-иранской границ. После начала антитеррористической операции в Афганистане боевики Талибана, ИДУ и Аль-Каиды часто использовали территорию Туркменистана как перевалочный пункт. Эти переходы осуществлялись по договоренности с туркменскими пограничниками, естественно, за деньги, либо с целью ''передышки'' в Туркменистане, либо для транзита в Россию, в Чечню. Но на этот раз группу встретили не пограничники, а сотрудники КНБ и охраны президента Туркменистана — эта операция по аресту боевиков, пришедших из Афганистана, была проведена под началом руководителя одного из отделов службы президентской охраны, чеченца по национальности. Все боевики, арестованные на границе, были доставлены в Ашхабадский СИЗО КНБ. Далее с арестованными чеченцами под контролем указанного высокопоставленного сотрудника охраны президента была проведена работа, после которой они дали согласие ''участвовать в покушении'' на Ниязова. Сценарий был расписан, им было выдано огнестрельное оружие, которое никакого вреда бронированному президентскому лимузину причинить не могло. После исполнения предписанных им ролей, заключавшихся в имитации нападения на президентский кортеж, они были отвезены к дому Иклымовых на улице Шота Руставели, где их и задержали, на самом деле, уже повторно, спецслужбы — это задержание было заснято на видеокамеру и присутствовало в качестве вещественных доказательств причастности Иклымовых к покушению. Такую версию произошедших в Ашхабаде 25 ноября прошлого года событий сообщил корреспонденту ''НВ'' источник в прокуратуре Туркменистана. Сейчас указанные лица, имеющие российское гражданство, выданы России, интересующейся их ''чеченскими связями''. Последнее дает основания предполагать, что и руководство России хорошо знает истинное положение дел с покушением на Сапармурада Ниязова, раз Туркменбаши передал Москве обладателей столь секретных сведений».

Что же касается Бориса Шихмурадова, а также других осужденных, которые имели российское гражданство, то несмотря на многочисленные заявления российских политиков о необходимости защиты соотечественников, всластями РФ ничего предпринято не было.

Обозреватель газеты «Известия» Александр Архангельский:

«Давайте нарушим правила хорошего тона и назовем вещи своими именами. Процессы в сегодняшнем Ашхабаде не напоминают сталинские процессы 1930-х; это и есть современный сталинизм, возродившийся из пепла в одной отдельно взятой республике. Туркменбаши не движется в направлении к государственному террору; он и есть самый настоящий террорист…

В интересах граждан России — чтобы никто из ее подданных за пределами ее территории не мог быть унижен, бессудно (или ложно) обвинен и заточен в темницу. Если же это происходит, как в случае с Шихмурадовым, мы вправе требовать от властей предельно жесткой реакции. Предельно. Не обращая внимания на встречный довод, будто нет никаких рычагов влияния на Туркменбаши. Когда власти это по-настоящему нужно и по-настоящему выгодно, она такие рычаги находит. Найдет и сейчас. Если пожелает… Тиранические режимы, они как ртуть — ядовиты и текучи; не поставив предел их заразному распространению сегодня, придется очень пожалеть завтра».

Председатель комитета Госдумы по делам СНГ Борис Пастухов:

«Власти России своих соотечественников не сдают. Если наш гражданин виноват, он должен понести соответствующее наказание, но меру этой ответственности, степень наказания по отношению к нашему гражданину будем определять мы».

Председатель Комитета по защите прав человека РФ Элла Памфилова:

«У наших граждан, оказавшихся за рубежом, нет адекватной защиты… В Туркмении скоро солнце будет вставать и заходить по указанию Туркменбаши! Это дело [«25 ноября»] переплюнуло знаменитое ''дело врачей'' в СССР. Даже если нам будут предъявлены жесткие, аргументированные доказательства их вины — только наш суд вправе выносить приговор».

Директор Института прав человека Валентин Гефтер:

«Мы имеем полное право на то, чтобы по отношению к нашим гражданам соблюдались не только внутренние законы, но и международные стандарты прав человека».

Директор Института стран СНГ Константин Затулин:

«Москва должна весьма жестко отреагировать на события в Туркмении».

Две фракции Госдумы «Яблоко» и Союз правых сил (СПС) выступили с совместным заявлением «О ситуации в Туркменистане и позиции секретаря Совета безопасности России»:

«События последних месяцев, происходящие в Туркменистане, нельзя расценить иначе как массовые политические репрессии, цель которых — расправа с политическими противниками Сапармурата Ниязова и всеми не согласными с установленным им режимом личной власти…

Пиком репрессий стали политические процессы, развернувшиеся после сомнительного покушения на Сапармурада Ниязова, обстоятельства которого продолжают вызывать множество вопросов. Скорые показательные процессы буквально повторяют то, что происходило в нашей стране в 30-е годы ХХ века…

…Крайнее недоумение вызывает позиция секретаря Совета безопасности России Владимира Рушайло, который в ходе визита в Туркменистан в январе 2003 года говорил о сотрудничестве в борьбе с международным терроризмом именно в связи с покушением на Сапармурада Ниязова.

…Российское руководство и российские политики не могут и не должны безразлично относиться к формированию у границ нашей страны режима, главными чертами которого являются отсутствие демократических институтов, свободных СМИ, систематические нарушения прав человека, принципиальная невозможность смены власти. Пожизненное президентство, которое обеспечил себе Сапармурад Ниязов, — одна из базовых характеристик всех диктаторских режимов.

Содействовать такому режиму в акциях, несущих угрозу жизни и здоровью как граждан Туркмении, так и граждан России, преступно».

Член Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками Государственной думы Российской Федерации Вячеслав Игрунов:

«Я в изумлении наблюдаю за тем, как российский МИД совершенно безразлично относится к судьбе наших сограждан, находящихся в Туркмении, и ответа на этот вопрос найти не могу… Вопрос об экстрадиции наших сограждан мною поднимался в парламенте РФ, но там не сочли нужным даже его рассмотреть».

Лишь 62 депутата из 73, голосовавших 15 января 2003 года в Думе по предложению детально обсудить вопрос о ситуации в Туркменистане, поддержали предложение В. Игрунова. Остальные депутаты решили вообще не голосовать, занятые собственными проблемами. Парламентарий связал это с тем, что в России пренебрежительно относятся к правам человека и судьбам отдельных людей, а геополитические интересы ставятся выше интересов человека:

«Международное право совершенно четко говорит о том, что соблюдение прав человека лежит в зоне ответственности мирового сообщества. Оно не является исключительной прерогативой национальных государств… Я не вижу причин, по которым так себя ведет российское руководство, — то, что происходит, иначе, как фантасмагорией, назвать нельзя. Российские спецслужбы идут на беспрецедентное сотрудничество с Туркменией, а туркмены используют это для борьбы со своими политическими противниками — это вещь совершенно недопустимая».

Россия не намерена вмешиваться в события в Туркмении и реагировать на осуждение лидеров туркменской оппозиции, она уважает чужой суверенитет и не планирует никаких шагов в связи с последними событиями, заявил в эфире радиостанции «Эхо Москвы» заместитель руководителя аппарата правительства РФ Алексей Волин:

«Туркмения — независимое государство, кого избрали, с тем и живут. Это их личное дело».

Народное демократическое движение Туркменистана (НДДТ):

«Ниязов должен быть отстранен от власти ради сохранения нации. Те, кто осознает необходимость принятия экстренных политических мер с целью повлиять на ситуацию в Туркменистане и спасти страну и нацию от угрозы уничтожения, могут присоединиться к нам на любых условиях, открыто или анонимно, и вести совместную борьбу за свободу нашего народа».

Илья Мильштейн, обозреватель журнала «Новое время»:

«Потом, годы спустя, когда уже будет поздно и Туркменбаши либо его наследнички начнут шантажировать соседей сибирской язвой или простой ядерной бомбой, про эту страну придется вспомнить, как сегодня вспоминаем про Ирак или КНДР. И, корчась от головной боли, мучительно решать, что делать с этим удивительным государством: подкармливать, чтобы не слишком шалило, изолировать, инспектировать, вводить войска… Хотя куда дешевле было бы всерьез заняться им сегодня, пока туркменбашизм еще только оперяется, пробует силы, встает на ноги. Но у мира слишком много других забот, и человек на фоне белой стены [Шихмурадов] уже забыт, и голос его стерся из памяти, и видеозапись пылится в архиве…»

Газета «Коммерсантъ»:

«''За особые заслуги перед Туркменистаном и его народом, большие успехи в укреплении национальной безопасности государства'' генпрокурор Курбанбиби Атаджанова, министр национальной безопасности Батыр Бусаков, министр внутренних дел Аннаберды Какабаев и председатель Верховного суда Ягшигельды Эсенов получили из рук президента ордена ''Туркменбаши'' — одну из высших государственных наград Туркмении. Кроме того, главы МВД и госбезопасности, бывшие до этого полковниками, получили генеральские звезды. Генералами стали и два заместителя министра внутренних дел. А председателю Верховного суда, приговорившему семь заговорщиков к пожизненному заключению, присвоен высший квалификационный класс».

Обращение от имени всех работников правоохранительных органов Туркменистана к духовному светочу всех туркмен, маяку на пути туркмен, источнику неиссякаемой мощи туркменского мира, первому и пожизненному нашему Президенту, Верховному Главнокомандующему Вооруженными Силами Туркменистана, генералу армии, навеки Великому Сапармурату Туркменбаши:

«Мы, работники всех правоохранительных органов Туркменистана, еще раз перед всем миром заявляем о своей безмерной преданности Вам. Наша служба требует ежесекундной отваги, мужества. Мы заявляем туркменскому народу и народам стран мира о своей постоянной готовности отвечать этому требованию. […]

В каждом нашем вздохе, каждом шаге, каждом действии, мыслях и чувствах — священная Рухнама. Покой нашей родной Отчизны, уверенно шагнувшей в двенадцатый год священной независимости, мирную жизнь граждан доверено защищать нам. Мы сделаем все от нас зависящее, чтобы оправдать это доверие, будем неустанно трудиться и неукоснительно выполнять свой долг перед Родиной и народом».

Обращение подписали: Генеральный прокурор Туркменистана Курбанбиби Атаджанова (осуждена в апреле 2006 года за ряд коррупционных преступлений, отбывает наказание в Ташаузской женской колонии), министр национальной безопасности Туркменистана Батыр Бусаков (в ноябре 2003 года понижен в должности до заместителя начальника Государственной службы по регистрации иностранных граждан), председатель Верховного суда Туркменистана Ягшигельды Эсенов (в июле 2007 года освобожден от занимаемой должности как не справившийся с обязанностями по руководству Государственной комиссией по рассмотрению обращений граждан по вопросам деятельности правоохранительных органов при президенте Туркменистана, а также за допущенные многочисленные нарушения законности в работе судов), министр внутренних дел Туркменистана Аннаберды Какабаев (в ноябре 2003 года понижен в должности до начальника ашхабадского областного управления МВД).

Пожизненный президент Туркменистана, шестикратный Герой Туркменистана, Вечно Великий Сапармурад Туркменбаши скончался 21 декабря 2006 года в Ашхабаде в возрасте 66 лет от острой сердечной недостаточности.

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью