Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
18.09.2019  
Наука и образование

09.09.2019
Семь классов Аркадага

Татьяна Зверинцева

164 ребенка в Астраханской области будут учиться в как бы туркменской школе

Несмотря на весь национальный антураж, преподавать в учебном заведении будут по стандартной российской образовательной программе, а туркменский язык можно будет изучать лишь в виде факультатива.

В этом году в Астраханской области начала работать первая в России туркменская школа. Точнее, школа, построенная на средства Туркменистана: несмотря на весь национальный антураж, преподавать в учебном заведении будут по стандартной российской образовательной программе. Даже организовать изучение туркменского языка там пока не получилось. Таким образом, помпезный проект по налаживанию связей с соотечественниками обернулся банальной спонсорской помощью в строительстве. Тем временем в Астрахани уволили благоволившего к Туркменистану губернатора, а глава местной туркменской общины, похоже, скончался.

От Пфунта до Туркменбаши

Первые туркмены прикочевали на земли, ныне входящие в состав Астраханской области, в середине XVII века. Впрочем, надолго они не задержались: основная масса кочевников проследовала дальше и обосновалась на территории нынешнего Ставропольского края. Сейчас в Ставрополье проживает самая большая в России диаспора туркмен численностью около 15 тысяч человек. Они даже имеют особое название — трухмены.

Лишь в конце следующего века, в 1793 году, на астраханскую землю прибыли новые туркмены, в основном принадлежавшие к племени игдыр. Эта группа поселилась на новом месте надолго. К настоящему времени неассимилированные потомки этих кочевников живут в двух селах. В Атале Приволжского района компактно проживают около 500 игдыров, а самым крупным туркменским поселением в регионе стало село Фунтово (точнее, села Фунтово-1 и Фунтово-2) Приволжского района. Там живут около двух тысяч туркмен из племени абдалов, которое за два столетия успело обогнать игдыров по численности.

Само село Фунтово возникло в XIX веке и первоначально было известно как Анаповка (название произошло то ли от кавказского обозначения высокого мыса, то ли от тюркского слова «мать»). Однако довольно скоро прижилось другое название, происходящее от фамилии местного землевладельца, — астраханского полицмейстера Пфунта. По некоторым данным, в Фунтово при визитах в Астраханскую губернию жил туркменский поэт Махтумкули Фраги. Правда, в отдельных источниках говорится, что поэт умер в 1783 году, то есть за десять лет до прибытия в эти места первых игдыров. Но другие источники гласят, что поэт дожил до 1807 года.

Так или иначе, до второй половины XX века в жизни Фунтово присутствовал отчетливый туркменский колорит. Вплоть до Великой Отечественной войны местные женщины носили национальные костюмы: платье, халат, покрывало, штаны-балаки. Затем национальные традиции стали утрачиваться, но менее чем через пятьдесят лет, после распада СССР, интерес к ним возродился.

Астраханское отделение стало одним из первых, вошедших в структуру Гуманитарной ассоциации туркмен мира (ГАТМ), основанной в 1991 году по инициативе первого президента Туркменистана Сапармурата Ниязова (Туркменбаши). Лидером отделения ГАТМ стал фунтовский краевед Шамиль Таганиязов, годом позже, в 1992-м, основавший еще одну национальную организацию: сектор туркменской культуры при обществе ногайской культуры «Бирлик». А в 1994 году Таганиязов стал лидером третьего объединения — Астраханского областного общества туркменской национальной культуры «Ватан» («Родина»).

В Фунтово появился детский туркменский ансамбль, при местной школе открыли Музей истории астраханских туркмен. Возглавляемые Таганиязовым организации поддерживали тесные связи с официальным Туркменистаном. Нарастающий культ личности Туркменбаши фунтовских активистов не смущал. В 1996 году Таганиязов был награжден туркменской медалью «За любовь к Отечеству», в 2001 году — памятной медалью «От Президента Сапармурата Туркменбаши Великого». Поэма Таганиязова «Туркменбаши» вошла в сборник «Туркмены мира о Туркменбаши Великом», выпущенный в 2006 году. Увы, но разыскать это произведение в открытом доступе нам не удалось: пропагандистская литература такого рода массово печатается в Туркменистане, но редко распространяется в электронном виде.

В 2007 году — на следующий год после смерти Ниязова — общество «Ватан» по неизвестным причинам приостановило свою деятельность. Возможно, фунтовцы не были уверены, что смогут продолжать сотрудничество с новыми властями Туркменистана. Но опасения были напрасны. Губернатор Астраханской области Александр Жилкин (занимавший пост с 2004 года) посетил эту страну с официальным визитом уже в апреле 2007 года, через два месяца после того, как власть преемника Туркменбаши Гурбангулы Бердымухамедова была официально утверждена на выборах. Таганиязов входил в состав делегации Жилкина если не в этот раз, то как минимум во время последующих его визитов в Ашхабад.

В 2009 году по инициативе Таганиязова в Астрахани был установлен памятник Махтумкули Фраги. В мае 2010-го Бердымухамедов, получивший титул Аркадаг («Покровитель»), лично посетил Астрахань и провел встречу с туркменской диаспорой, представленной членами ГАТМ. Ну а к концу 2010 года и общество «Ватан» возобновило свою работу.

С самосознанием, но без школы

И вот именно тогда, в 2010 году, в Фунтово пришла беда. Там, как и во многих других российских селах, школу признали аварийной и закрыли. Формально это называлось «оптимизацией» — по мнению чиновников, дети не должны учиться в здании 1930-х годов с трещинами на стенах, и нет ничего сложного в поездках на учебу в соседние поселки всего лишь за несколько километров. Но это только по мнению чиновников. На практике жизнь фунтовских семей сильно усложнилась. Машин у сельчан, как правило, нет. Детей приходилось каждый день провожать до остановки, ждать на морозе, гадать — смогут ли они после уроков сами благополучно сесть на автобус и добраться до дома.

Четырьмя годами позже, в сентябре 2014 года, о проблеме узнал Бердымухамедов. Во время очередной встречи с Жилкиным он торжественно пообещал построить в Фунтово новую школу силами туркменского Союза промышленников и предпринимателей (СППТ). И уже в январе 2015 года в Астраханскую область прибыл первый в истории паром под флагом Туркменистана, перевозивший как раз стройматериалы для будущей школы. Предполагалось, что это станет началом паромного сообщения между двумя странами, однако вопрос организации регулярных рейсов не решен до сих пор. Начало строительства школы в итоге тоже застопорилось: оно официально стартовало только в марте 2016 года.

Через год, в марте 2017 года, астраханское телевидение (местная редакция канала «Россия-1») объявило, что фунтовская школа будет введена в строй уже в следующем учебном году. «К первому сентября в семнадцатом году мы успеем сдать школу. Сейчас 65-70 процентов работы выполнено, внутри идут отделочные и снаружи — фасадные работы», — заявил в репортаже представитель туркменской строительной компании Сердар Рахманкулов. Подчеркивалось, что с открытием новой школы у детей из Фунтово появится возможность системно изучать родной язык.

Но в итоге юные фунтовцы опять начали учебный год в соседних поселках. Лишь весной 2018 года состоялась торжественная церемония открытия новой школы, в которой приняли участие Жилкин и делегация из Туркменистана во главе с министром иностранных дел Рашидом Мередовым. Подчеркивалось, что школа, рассчитанная на 190 учеников, оборудована по высшему разряду. В классах имеются интерактивные доски, цифровые проекторы и даже некие «автоматизированные рабочие места учителей». Обустроены современная столовая, спортзал, спальная и игровая для детей, остающихся на продленку… В школе установили даже лифт для инвалидов — деталь, до сих пор остающаяся редкостью на постсоветском пространстве. Учебное заведение получило имя поэта Махтумкули Фраги, и у входа установили его золоченый бюст. Кстати, на скульптуре обозначили дату смерти 1807 год — то есть тот вариант, который позволяет предположить, что поэт мог успеть побывать в Фунтово.

Но… 1 сентября 2018 года в школу опять никто не пошел. В областном Минобразования в октябре пояснили, что здание еще надо передать в муниципальную собственность и только после этого можно будет получить лицензию на образовательную деятельность.

А в конце сентября 2018 года досрочно ушел в отставку Жилкин, еще тремя годами ранее занявший последнее место в рейтинге эффективности российских губернаторов, составленном Фондом развития гражданского общества. Официально было объявлено, что Жилкин переходит на другую работу, однако ни о каком его новом назначении впоследствии не объявлялось. Наблюдатели предположили, что губернатор был уволен из-за многочисленных коррупционных и политических скандалов, сотрясавших Астраханскую область на протяжении нескольких лет. После Жилкина временно исполняющим обязанности главы региона назначили Сергея Морозова, в июне 2019 года — опять же с приставкой врио — этот пост занял Игорь Бабушкин… И Морозов, и Бабушкин — беспартийные выходцы из силовых структур. В общем, властям Астраханской области сейчас не до поддержки дипломатических связей с Туркменистаном.

Школа есть, но не туркменская

В июле 2019 года исполняющий обязанности областного министра образования Виталий Гутман наконец объявил в телеэфире, что в этом году школа в Фунтово точно заработает. «К сожалению или к счастью, это все-таки школа, сооружение достаточно сложное в плане безопасности. Но, по моему мнению, уж очень сложный этап согласования документов. Может быть, так должно быть, но мы на этом теряем время», — объяснил чиновник причины задержки открытия. При этом Гутман поведал интересные подробности о статусе школы: оказывается, туркменской она будет лишь по названию. В реальности там будут преподавать по обычной российской общеобразовательной программе. И даже туркменский язык можно будет изучать лишь в виде факультатива — если найдется преподаватель. Местные власти пообещали предоставить учителю туркменского языка жилье, если власти Туркменистана сочтут возможным его командировать.

Наконец 2 сентября состоялось второе по счету официальное открытие школы, на этот раз действительно ознаменовавшее собой начало учебного процесса. В школу были зачислены 164 ученика, из которых сформировали классы с первого по седьмой. Старшеклассников в учебном заведении пока нет. На вторую церемонию не приехали ни высокопоставленные представители областных властей, ни гости из Туркменистана. Вместо этого был организован телемост со школой имени Пушкина, функционирующей в Ашхабаде при посольстве России.

Не был упомянут в числе гостей и Таганиязов — хотя, казалось бы, как видный краевед и руководитель всех возможных туркменских сообществ может пропустить такое событие? Более того, Таганиязова и в предыдущие годы ни разу не упоминали в новостях о строящейся школе.

В последний раз астраханские СМИ активно писали о Таганиязове в январе 2014 года, когда он праздновал свое 60-летие. В 2015 году краевед упоминался в числе участников творческого вечера, посвященного Махтумкули Фраги, состоявшегося в Доме радио в Чечне. А в октябре 2016 года жительница села Эдельбай Благодарненского района Ставропольского края Инджихан Мухаметалиева опубликовала на своей странице в соцсети «Одноклассники» заметку о Фунтово, в которой говорилось: «Испокон веков в Фунтово живут люди из племени абдал, они по праву гордятся славной историей древнего народа. Один из интереснейших представителей племени, знаток истории, краевед и поэт Шамиль Таганьязов прошел свой земной путь, оставив после себя на память авторские стихи и песни, легенды и рассказы». Из этого можно сделать вывод, что краевед скончался.

Но никаких иных подтверждений этого факта нам найти не удалось. Довольно странно, что астраханские СМИ, массово освещавшие юбилей в 2014 году, в 2016-м не опубликовали ни одного некролога. Прояснить эту загадку нам не удалось: немногочисленные жители Фунтово, которых удалось найти в соцсетях, на контакт не идут.

В силу географического расположения (и важности экономических потоков на линии Туркменбаши—Волга) власти Туркменистана в своих контактах с регионами России всегда уделяли особое внимание Астраханской области с двумя тысячами туркмен. Но отчего сначала у Ниязова, а потом и у Бердымухамедова не сложились отношения с 15 тысячами ставропольских туркмен? Может быть, среди тех не нашлось никого, кто мог бы написать поэму для сборника про Туркменбаши?

В 2006 году представитель ставропольской туркменской диаспоры, пожелавший остаться анонимным, рассказал журналистам, что тремя годами ранее они с единомышленниками ездили в Ашхабад и пытались остановить сожжение библиотечных учебников на кириллице (после объявления независимости Туркменистан перешел на латинский алфавит). «Мы тут же пошли к исполнительному директору Гуманитарной ассоциации туркмен мира, чтобы он оказал содействие в вывозе этих учебников. Он пригласил нас прийти завтра. Мы пришли на прием, но он нас не принял», — посетовал представитель диаспоры. Можно сделать вывод, что на этом взаимодействие ставропольцев с ГАТМ и завершилось.

Однако теперь ставропольское отделение ГАТМ вроде бы существует, в 2015 году оно упоминалось в заметке Госинформагентства Туркменистана. Но никаких иных следов его деятельности в открытых источниках обнаружить не удалось. В мае 2019 года Госинформагентство сообщало о возложении цветов к памятнику Махтумкули Фраги в селе Эдельбай Благодарненского района Ставропольского края (да-да, том самом, жительница которого в 2016 году косвенно упомянула кончину Таганиязова). В заметке говорилось о «благодарности Президенту Гурбангулы Бердымухамедову за вклад в развитие гуманитарных связей между Туркменистаном и Россией», но вот о ГАТМ в тексте почему-то не было ни слова.

Мы строили, строили…

Так или иначе, детям из Фунтово больше не придется мерзнуть на остановках в ожидании автобусов, и это, безусловно, благо. Похоже, что к культу личности Бердымухамедова их также никто не будет приобщать. Даже научить туркменской латинице их пока никто не может. В целом можно сказать, что школьный проект туркменских властей в России завершился точно так же, как обычно бывает в Туркменистане. Там государственные СМИ также регулярно сообщают о строительстве новых школ (а также больниц, спорткомплексов и целых поселков), но вот дальнейшее функционирование этих учреждений уже никого не волнует.

А ведь построенные здания надо как минимум укомплектовать кадрами — но туркменские педагоги массово мигрируют в Турцию, предпочитая работать там не по профессии. «Бессмысленные требования по заполнению многочисленных журналов, рабочих тетрадей, не имеющие прямого отношения к работе, обязанности посещать все чаре (массовые мероприятия), поборы на ремонт, подписку на газеты-журналы вынуждают многих уходить из школы и искать другую работу. Нас, учителей, в шутку называют ''чарегулы'' (раб мероприятий). И это, к сожалению, правда», — рассказал изданию «Хроника Туркменистана» один из таких мигрантов, бывший учитель химии и биологии.

Как результат, в туркменской провинции дети точно так же нередко вынуждены каждый день добираться до школ, расположенных в нескольких километрах от дома… Только вот не на автобусах, а пешком.

А по стране тем временем начали ходить слухи о том, что Халк Маслахаты (Народный совет), в прошлом году отменивший беспрецедентные коммунальные льготы, на новом заседании 25 сентября обсудит не менее суровое нововведение — о переводе школьного образования в стране на платную основу. Да и сейчас за прием детей в «удобную» школу в Туркменистане массово требуют взятки. В частности, без мзды нельзя попасть в русскоязычный класс, открывающий возможность последующего поступления в вузы России и других постсоветских стран. А в единственную в стране полностью русскоязычную школу имени Пушкина — ту самую, ученики которой по телемосту поздравляли ровесников из Фунтово, — в последние годы нельзя поступить даже за взятку. Теперь туда могут попасть лишь дети родителей, обладающих особо ценными связями.

Еще пару лет назад нельзя было не удивиться, узнав, что в туркменском календаре, переполненном многочисленными национальными и профессиональными праздниками, нет Дня строителя. Ведь это, как показывает практика, фактически единственная отрасль, в которой властям страны удается достигать сколько-нибудь заметных успехов. Так вот! В этом году Бердымухамедов наконец заполнил этот досадный пробел. 30 августа он подписал указ, согласно которому День работников строительства, энергетики и коммунального хозяйства будет ежегодно отмечаться во вторую субботу сентября. В этом году эта дата приходится на 14 сентября. С наступающим!

ИА «Фергана»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью